Тепло в болотах

Торфяная энергетика уже давно не пользуется масштабным спросом: на смену пришли более выгодные газ и нефть. Тем не менее у этого ресурса есть будущее. Доктор биологических наук Олег Кузнецов рассказал «Республике», при каких условиях топить торфом в Карелии снова станет выгодно.

До середины 60-х годов торф был одним из главных составляющих в энергетике России. Потом Советский Союз начал быстро переходить на нефть и газ, энергетическая эффективность у торфа не такая большая. Тем не менее торфом по-прежнему топятся Ирландия, Шотландия, Германия. В Финляндии, например, 22% тепловой энергии и 6% электрической получается за счет торфа.

Торф остался позади

Торф – смесь разложенных и неразложеных остатков растений. Чем больше гумуса (разложенных остатков), тем больше энергетической калорийности — иными словами, тем больше тепла дает топливо. По этому показателю торф ниже угля, нефти и газа – он близок к древесине.

– Если раньше вся Россия отапливалась торфом, то сейчас – редкие муниципалитеты. Все потому, что его разработка – очень трудоемкий процесс, – рассказывает завлабораторией болотных экосистем Института биологии КарНЦ РАН Олег Кузнецов. – Кстати, после того, как Союз перешел на нефть и газ, производство торфозаготовительной техники у нас закончилось. Но до сих пор по советским разработкам эта техника изготавливается в Швеции и Финляндии. Правда, уже нового поколения.

Доктор биологических наук Олег Кузнецов. Фото: Леонид Николаев

Доктор биологических наук Олег Кузнецов. Фото: Леонид Николаев

В 20-30-х годах прошлого века в России шла массовая инвентаризация торфяных ресурсов. Создавались торфяные карты, кадастры. Изучались запасы и свойства болот всей страны.

Так выглядит карта торфяного фонда Карелии. Дата выпуска – конец 70-х годов. Более поздней версии карты нет.

Карта торфяных месторождений Карелии. Фото: Леонид Николаев

Карта торфяных месторождений Карелии. Фото: Леонид Николаев

Торф добывается из болот. Перед добычей необходимо произвести разведку. Так, например, если толщина топливного торфа (гумуса) меньше двух метров, то разработка болота нецелесообразна.

Чтобы начать добычу торфа, болото нужно осушить, разрыв вокруг него канавы.

В России существовало несколько технологий добычи торфа:

  1. Кусковой торф. Этот способ был популярен в 30-е года прошлого столетия. Именно так его добывали вокруг Москвы и Твери. Заготавливали лопатами – получались торфяные кирпичи размером 20 на 30 сантиметров.
  2. Гидроторф. Он заготавливался с помощью струи воды (сильным намывом). Дальше выливали на поля фрезеровки, сушили и собирали соответствующей техникой. Он, кстати, тоже получался в виде кирпичей.
  3. Фрезерованный торф. Специальные машины нарезали торф в виде рулонов, спрессовывали и оставляли сушиться. А потом нарезали в нужную форму.

Период заготовки торфа – два-два с половиной месяца (с конца июня по август). Но если год выдался влажным, торф можно и вовсе не заготовить. Тем более что после добычи сушат его на солнце.

– Торф – пожароопасный продукт, хранить его рядом с ТЭЦ нельзя. Поэтому работу таких станций называют работой с колес: новый торф должны непрерывно привозить машины. Для этого, конечно, должна быть хорошо развита дорожная сеть. Это один из сдерживающих факторов развития торфяных ТЭЦ как в России вообще, так и в частности в Карелии.

Однако заготовка торфа и его складирование не должны идти далеко от ТЭЦ. Возить торф не всегда выгодно: он очень легкий, в одном кубометре всего лишь 200-300 килограммов. Например, у финнов максимальное расстояние от склада торфа до ТЭЦ – максимум 150 километров. Иначе уже невыгодно, – поясняет Олег Кузнецов.

Будущее карельского торфа

В советское время в Карелии была программа по развитию торфяной промышленности. Например, в 1951 году был проект ТЭЦ на торфе в Петрозаводске. Но из-за газа и нефти все это осталось невостребованным.

Сейчас в Карелии 300-350 тысяч гектаров топливных болот. Но проблема в том, что все они разрозненные. Например, больше всего болот в республике – в прибеломорье. Но там торф не топливный: болота слишком мелкие. Топливные болота есть на юге республики, например в Олонце, но там его добыча уже нерентабельна — пришел газ.

Торфяная ТЭЦ в Карелии есть только в Суоярви, еще есть мелкие торфяные котельные в Пряже и в Вешкелицах. Но на этих станциях используется торф вместе с древесными отходами.

Олег Кузнецов уверен, что торфяная добыча в Карелии может стать востребованной. С точки зрения экономики, торф в энергетике не даст большой выгоды, но вот решить какие-то локальные региональные проблемы может.

Доктор биологических наук Олег Кузнецов. Фото: Леонид Николаев

Доктор биологических наук Олег Кузнецов. Фото: Леонид Николаев

– Торф в сочетании с древесными отходами использоваться в Карелии может. Например, вокруг Суоярви, где начала работать такая ТЭЦ, было очень много осушенных болот: наследие от Советского Союза. Поэтому там не нужно было начинать добычу торфа с нуля.

Есть еще и такой пример: поселок Калевала находится от железной дороги в 180 километрах. Уголь возить дорого. Если бы поблизости от Калевалы начали добычу торфа, проблему можно было бы решить.

Долгое время в Костомукше тоже хотели сделать ТЭЦ на торфе в сочетании с древесными отходами. Даже посчитали их наличие в радиусе 150 километров от города. Но как только пошли слухи, что в Костомукшу пустят ветку газопровода, о ТЭЦ на торфе забыли. И логично: газ выгоднее, – рассказывает Олег Кузнецов.

Торфяные месторождения карельской АССР. Фото: Леонид Николаев

Торфяные месторождения Карельской АССР. Фото: Леонид Николаев

Торф экологически чище угля. Кроме того, после сгорания угля остается около 30 процентов ни к чему не пригодного шлака. А вот торф сгорает на 92 процента – остается 8 процентов золы, а она прекрасное удобрение.

Олег Кузнецов убежден: чтобы в нашей республике у торфяной энергетики было будущее, нужен не только инвестор, но потребитель. И для строительства таких ТЭЦ нужно в первую очередь руководствоваться законами экономики. Однако в России торф всегда шел не только на энергетику. Он, например, имеет бактерицидные свойства. В годы войны торфяные повязки накладывали на раны: торф хорошо отсасывает и убивает гнилостные бактерии.

Кроме того, торф – органическое вещество, а значит, это будущее для многих химических переработок, уверен ученый. В стране были предприятия по производству торфяного воска. Малоразложенной моховой торф очень хороший теплоизолятор, поэтому его часто используют в строительстве. А еще торф очень хорошо гидролизуются: после обработки серной кислотой получаются сахара, из которых можно изготовить спирты и уксусы.

Фото на главной странице: staryikot.livejournal.com

Абзац