Ученый совет: о космосе

«Республика» запускает проект о карельской науке. Первый герой «Ученого совета» — физиолог Александр Мейгал. Профессор ПетрГУ помогал космонавтам готовиться к полету на Марс, а теперь использует невесомость для реабилитации больных паркинсонизмом и адаптации новорожденных к «большому миру».

«Ребенок – это космонавт» — 1

 

Мария МорозоваМария Морозова,
главный редактор АУ РК «Информационное агентство «Республика Карелия»:

Проект «Ученый совет» — большой рассказ о карельской науке. Мы соберем галерею ее главных героев – ученых, чья работа нам с вами чаще всего совершенно непонятна, но при этом невероятно интересна. Простым языком, «для чайников», мы попытаемся объяснить, как и над чем эти люди работают, и почему то, чем они занимаются, каждый день меняет мир.

Полеты

В 2011-2012 годах профессор ПетрГУ Александр Мейгал участвовал в международном эксперименте «Марс-500». Суть его заключалась в имитации полета на «красную планету», поиске всевозможных «подводных камней» и, соответственно, способов их устранить.

Мейгал в команде космонавтов, инженеров, биологов, врачей был единственным специалистом из российских регионов. В тот период он закономерно стал самым медийным карельским ученым. Проект давно завершился, но интерес к межпланетным перелетам у Александра Мейгала не исчез. Сегодня, когда человечество всерьез готовится к колонизации Марса, исследования петрозаводского профессора — в тренде.

Отправить на Марс человека — скорее психологическая задача. Технические вопросы в принципе решаемы, — говорит Александр Мейгал.

— Это уже относительно дальний космос, и там работает совершенно другой психологический подход. Если при полетах на земную орбиту речь идет в первую очередь о физиологическом обеспечении, то в случае полета на Марс важнее становится не только железное здоровье, но и творческие способности человека, его отношение к жизни.

Главное отличие экспедиции на Марс от орбитального полета, говорит Мейгал, — отсутствие контакта с Землей, успокаивающего голубого фона. Здесь отношения между людьми, членами команды становятся еще важнее, чем на орбите. Другим должен быть и командир: если на орбите Земли он жесткий и волевой, то в дальнем полете важно и умение разрядить обстановку, приободрить команду.

— При отборе членов команды нужно учитывать не только мотивацию, железное здоровье и дисциплину, но и чувство юмора, способность сопереживать, общаться — то есть человечность, гуманизм в его исходном смысле.

Только в этом случае экипаж сможет благополучно долететь до другой планеты, поработать там и вернуться обратно.

Александр Мейгал. Фото: ИА "Республика"/Николай Смирнов

Александр Мейгал. Фото: ИА «Республика»/Николай Смирнов

Невесомость

— Космические технологии могут улучшить жизнь человека на Земле. Это становится мейнстримом научных исследований.

Один из главных проектов Мейгала сегодня — реабилитация больных паркинсонизмом при помощи аналоговой невесомости. Это возможно благодаря установке, расположенной в Институте высоких биомедицинских технологий ПетрГУ на улице Красноармейской.

Болезнь Паркинсона характеризуется тремором, повышенным мышечным тонусом, нарушениями равновесия, замедленностью движений. Названа в честь английского врача Джеймса Паркинсона, впервые описавшего ее в 1817 году.

Метод, который команда Александра Мейгала использует для уменьшения проявлений болезни Паркинсона, называют сухой иммерсией. Профессор говорит о нем осторожно и только в общих чертах: пока нет окончательного результата, раскрывать подробности рано.

Метод сухой иммерсии разработан в московском Институте медико-биологических проблем и вначале использовался для изучения влияния невесомости на организм человека. Сейчас с его помощью врачи ищут способы справиться с заболеваниями, трудно поддающимися медикаментозной терапии. Метод практикуется в ограниченном числе клиник по всему миру, в том числе в подведомственной управделами президента Волынской больнице.

«Ребенок – это космонавт» — 2

 

Проект длится третий год, промежуточные итоги ученые рассчитывают подвести к середине 2017-го. Но позитивные предварительные результаты, проговаривается Мейгал, уже есть.

В проекте участвуют десять человек, работающих в Петрозаводском университете, в Москве и Финляндии — физиологи, неврологи, физики, инженеры. В специальной комнате после тщательного обследования больных погружают в состояние невесомости. Вылечить паркинсонизм невозможно, но хотя бы на время реабилитировать больных, облегчить их страдания, улучшить качество жизни надо пытаться, говорит ученый.

Речь идет о попытке либо временно затормозить развитие болезни Паркинсона, либо на какое-то достаточно длительное время облегчить страдания человека, уменьшить негативную симптоматику. Если это повысит качество жизни больных, будет отлично.

— Человек должен лучше почувствовать себя в реальной жизни: лучше двигаться, работать руками, перемещаться, обслуживать себя. Это как раз то, что создает человеку повседневный комфорт, а у больных именно повседневный комфорт и снижен. Реальная наша цель — помочь людям улучшить качество жизни и повысить свой персональный капитал: способность ходить на работу, зарабатывать деньги, быть полноценным членом семьи.

Больных паркинсонизмом врачи погружают в ванну, заполненную водой. На ее поверхности закреплена пленка, благодаря которой пациент остается сухим (отсюда название). В то же время человек оказывается равномерно окруженным водой и ощущает себя свободно подвешенным, как будто в невесомости. В результате мышцы расслабляются, а сердце начинает работать с облегченной нагрузкой. Больные, мышцы которых постоянно скованы повышенным тонусом, чувствуют себя лучше.

Ученый говорит, что подобных установок по всему миру немного. В России это Москва, есть такие устройства во Франции. С недавних пор передовой метод используется и в Петрозаводске.

Дети

Общаясь с педиатрами и специалистами по космической физиологии, профессор Мейгал понял: состояние невесомости и условия, в которых находится ребенок в организме матери, похожи. Результатом озарения стала гипотеза «Бэби-астронавт» (Baby Astronaut Hypothesis). Связанные с ней работы публиковались в международных журналах, а само название уже встречается в интернете.

Согласно гипотезе, ребенка до его рождения можно считать космонавтом (или астронавтом — кому как нравится), который девять месяцев находится на орбите, а потом спускается на земную поверхность — в условия гравитации. Действительно, плод внутри материнского организма находится в состоянии, приближенном к невесомости (поскольку погружен в околоплодные воды), и относительно беззаботно в этих условиях развивается.

Младенцу, особенно недоношенному, сложно быстро адаптироваться к новой реальности, особенно к непривычно мощной силе тяжести. У теории есть несколько практических приложений, одно из которых как раз позволяет облегчать жизнь новорожденным. Если ребенок девять месяцев провел в невесомости и ему было хорошо, почему бы не вернуть его на некоторое время в это состояние?

«Ребенок – это космонавт» — 3

 

— Суть в том, чтобы недоношенных или незрелых детей возвращать на какое-то время в невесомость. И педиатры это знают: они уже достаточно давно используют приемы, позволяющие имитировать внутриутробное состояние. Мы нашли друг друга и работаем в этом направлении.

Гипотезу ребенка-астронавта Мейгал развивает в сотрудничестве с врачами-неонатологами, в том числе работающими в Петрозаводске. Похоже, что коллеги считают идею перспективной. Однако об этом физиолог тоже говорит осторожно.

— Я стараюсь избегать предварительного и ненужного шума, — повторяет он, прощаясь.

Хорошие карельские книги. Почти даром