Пенсионеры на рынке труда

Ученые института экономики КарНЦ РАН несколько лет изучали трудовой потенциал старшего поколения в Карелии. Выводы неоднозначные: работы для пенсионеров мало, найти ее они либо не хотят, либо не могут, у работодателей встречается дискриминация по возрасту. А, пожалуй, главная проблема – пенсионеры не хотят учиться. Об этом — новый выпуск «Ученого совета».

В Институте экономики Карельского научного центра РАН три года реализовывался молодежный проект «Воспроизводство трудового потенциала старшего поколения в условиях старения населения (на примере Карелии)». Исследование проводилось при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований.

Валентина Каргинова-Губинова. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Валентина Каргинова-Губинова. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

– Проектная заявка была подготовлена еще летом 2015 года. Тогда никто и подумать не мог, что в ближайшие годы будет инициирована пенсионная реформа. В СМИ представители органов государственной власти даже в начале 2018 года неоднократно опровергали слухи о повышении пенсионного возраста. Конечно, за последний год отношение к старшему поколению существенно изменилось. Тем не менее то, как была проведена реформа, только подтвердило значимость полученных выводов.

Старение населения

Исполнителями проекта стали молодые ученые Института экономики, до 35 лет. Многим казалось странным, что молодежь решила посвятить свои исследования проблемам демографического старения. Однако актуальность работы не вызывает сомнения: уже несколько десятилетий в мире наблюдает процесс старения населения. Главным образом, в развитых странах, но демографическое старение происходит во всех макрорегионах, даже в Африке.

– Нужно понимать, что старение населения в развитой Европе и России существенно разнится. В Европе оно происходило за счет роста продолжительности жизни, а в России – преимущественно за счет падения рождаемости, миграции молодых, высокой смертности в трудоспособном возрасте: соответственно, доля детей, доля трудоспособного населения уменьшалась, а доля пожилых людей – увеличивалась.

Демографическое старение населения – это термин, который означает увеличение в населении доли пожилых людей. Оно может происходить по двум основным причинам: во-первых, население стареет из-за уменьшения рождаемости, а во-вторых, из-за роста продолжительности жизни пенсионеров.

По словам Валентины Каргиновой-Губиновой, всё несколько изменилось лишь 15 лет назад: с 2003 года продолжительности жизни в России растет, но происходит это неравномерно. В Карелии увеличение продолжительности жизни женщин в первую очередь связано с более длительной жизнью после выхода на пенсию, рост продолжительности жизни мужчин – со снижением смертности в трудоспособном возрасте.

– В Карелии особо тяжелая демографическая ситуация. С конца 2004 года в регионе доля лиц старшего возраста превышает средние показатели по стране и является самой высокой среди северных территорий – 26,6% на начало 2017 года. Причинами этого являются и низкая рождаемость, и высокая смертность – даже в сопоставлении с другими регионами севера, а также, конечно, миграция – у нас многие уезжают за границу или в Питер и Москву.

Не учатся и не учат

В исследовании Валентина Каргинова-Губинова вместе с коллегами пришла к выводу, что трудовой потенциал республики снижается, соответственно, меньше людей могут работать, меньше могут производить – падает валовой региональный продукт, уменьшается база для осуществления различных инфраструктурных проектов.

– Всё это также оказывает негативное влияние на социальную сферу и, например, на здравоохранение: одно дело лечить детей, другое – представителей старшего поколения. Мы в своем проекте сосредоточились на вопросах трудоустройства лиц старшего возраста, которые до недавнего времени, в отличие от остальных, никак не решались.

Валентина Каргинова-Губинова. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Валентина Каргинова-Губинова. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Ученые пришли к нескольким выводам. Так, доля лиц с высшим и послевузовским образованием среди старшего поколения превышает средние показатели экономически активного населения Карелии. Тем не менее ученые выявили крайне низкий уровень информационной грамотности: люди старшего возраста либо плохо владеют компьютером, либо не владеют им вовсе. Исключения, конечно, есть, но единичные.

– Основная проблема заключается в том, что представители старшего поколения не понимают, что сейчас, чтобы трудоустроиться, необходимо владеть не только базовыми, но и специализированными технологиями. Много говорят о том, что препятствием к работе является здоровье пенсионеров, а это не совсем верно. С возрастом действительно наблюдается ухудшение состояния здоровья, но только 7% из свыше 500 исследованных нами пенсионеров не могут работать из-за болезней. Другой вопрос, что в России практически не учитывают физические особенности лиц старшего возраста, не создают им комфортную рабочую среду. В Германии треть фирм, где есть пожилые сотрудники, установила для них специальное оборудование. У нас таких фирм единицы.

Кстати, в ходе исследования были проведены и интервью с десятью работодателями. Они подтверждают, что здоровье старшего поколения не является основной причиной увольнения или отказа в трудоустройстве. Работодатели отмечали большую склонность молодежи к выходу на больничный. Представители старшего возраста более ответственны: они будут пить таблетки, но с работы не уйдут. Такова особая культура, очевидно, родом из советского прошлого.

Валентина уверена, людей старшего поколения нужно учить, учить так, как это делают за рубежом.

– Зарубежные исследования показывают: людей старшего поколения обучать можно. Но в России есть проблема – у нас нет системы непрерывного образования. С возрастом способность к усвоению новой информации теряется. И теряется значительно. В зарубежных странах система непрерывного образования развита: она не только внедрена на предприятиях, ее поддерживают на государственном уровне. В России же, к сожалению, компании не понимают, что если ты сейчас не будешь обучать человека, то через 10 лет он вообще не сможет учиться.

Нет желания работать

Валентина Каргинова-Губинова рассказала, что среди пенсионеров республики, участвовавших в исследованиях, лишь 34% работают, почти половина работать не хотят: у них совсем другие приоритеты. А желают найти работу и не трудоустроены 18,5% опрошенных. Большинство представителей интеллигенции ищут варианты трудоустройства, но их не устраивает зарплата. Носители же рабочих профессий преимущественно даже не пытаются искать работу: у них служба занятости не пользуется большим доверием, а работодателей они считают склонными к дискриминации по возрасту. К слову, возрастная дискриминация является самым распространенным видом дискриминации в мире. Есть она, к сожалению, и в Карелии.

— В настоящее время складывается несколько парадоксальная ситуация, когда правительство повышает пенсионный возраст, но не может трудоустроить и тех пенсионеров, кто сейчас сам хочет работать.

Валентина Каргинова-Губинова. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Валентина Каргинова-Губинова. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

В то же время, отмечает ученый, для сохранения текущего уровня производства в ближайшие 20 лет нужно привлечь к трудовой деятельности не только 18,5% желающих, но и еще 20-30% населения старшего возраста. Это возможно только, если у пожилых людей повысить уровень образования и здоровья, увеличить организационные возможности труда и мотивацию к работе. Конкретные рекомендации, как этого достичь, были направлены группой исследователей в государственные и муниципальные органы власти. Данные рекомендации охватывают и вопросы повышения мотивации к трудоустройству пенсионеров у работодателей.

Впрочем, уверены ученые, экономическое развитие региона нельзя достигнуть исключительно за счет использования трудового потенциала старшего поколения: нужно еще снизить трудоемкость производств, увеличить долю продукции с высокой долей добавленной стоимости и расширить региональные рынки сбыта.