«Мы должны продвигать саму Карелию»

О развитии туристического потенциала Карелии говорят давно, но пока вдоль плохих дорог не найти закусочной и туалета, ситуация не улучшится. Что делать власти, чтобы и туризм развить, и природу сохранить, «Республике» рассказала заведующая профильной кафедрой ПетрГУ Наталья Колесникова.

Фото: "Республика"/Николай Смирнов

Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Новое руководство Карелии всё чаще говорит о туризме как об одной из главных отраслей региональной экономики. На него предлагают делать ставку при разработке стратегии развития республики, а Артур Парфенчиков уже начал озвучивать креативные идеи по конкретным видам активного отдыха.

В Петрозаводском госуниверситете существует кафедра туризма. Главная ее задача — подготовить специалистов, умеющих разрабатывать, продвигать и продавать туристский продукт: маршруты, туры, путешествия по республике. Преподаватели при этом не только опираются на федеральные образовательные стандарты, но и разрабатывают авторские курсы, учитывающие специфику Карелии.

О нынешнем состоянии карельского туризма, его проблемах и перспективах «Республике» рассказала исполняющая обязанности заведующего кафедрой Наталья Колесникова.

Вечный вопрос

— Я окончила кафедру туризма в 2010 году, еще после первого курса начала работать экскурсоводом. Потом была аспирантура, защита кандидатской, теперь я исполняю обязанности заведующего кафедрой. С момента, когда я закончила школу и начала интересоваться отраслью туризма, все говорят: у Карелии огромный туристический потенциал, который до конца не используется. Но прошло несколько лет, а мы, как мне кажется, не так далеко в этом продвинулись. И сегодня я тоже могу сказать, что у нас огромный природный и историко-культурный потенциал, но мы, к сожалению, до сих пор не сумели его использовать в полной мере.

Валаам

Валаам — одна из туристических мекк Карелии. Фото: пресс-служба Валаамского монастыря

Однако, несмотря на множество проблем (часть из них общая для всей России, часть – специфическая для Карелии), мы развиваемся. Потому что главное, что есть в Карелии, — это люди, которые хотят развивать туризм. Благодаря этому движение есть, может быть, не такое быстрое, как многим хотелось бы. Но я считаю, что всё должно происходить постепенно.

Наш университет, наша кафедра старается в эту компанию людей заинтересованных внедриться. Мы тесно сотрудничаем с региональным управлением по туризму, с научными центрами, с некоммерческими организациями и предпринимателями, занимающимися туризмом. Где-то мы выступаем в качестве экспертов, преподаем не только студентам, но и предпринимателям на семинарах и лекциях.

Потенциал

Потенциал Карелии – в удивительном сочетании вещей, которые встречает приехавший сюда человек. Во-первых, это удивительной красоты природа, природа особая, не похожая на соседние регионы. У нас есть уникальные природные объекты, например, остатки древнего палеовулкана Гирвас. Назовете другой регион, где можно найти что-то подобное? Есть в Карелии огромное количество особо охраняемых территорий, где природа сохранена в первозданном виде.

Во-вторых, уникальный историко-культурный потенциал: более четырех тысяч объектов культурного наследия находится в Карелии. И что важно, мы о них практически ничего не знаем! Куда у нас едет турист? На Кижи, на Валаам, через Карелию проезжает на Соловки – и всё. Самое интересное, что Карелию не знают не только туристы, но и местные жители. А ведь у нас есть действительно уникальные объекты, например, Кинерма, получившая статус самой красивой деревни России. Уникальная деревня, в которой нет ни одного новостроя, в которой все старинные дома сохранились в изначальном виде.

Есть и менее раскрученные, но, на мой взгляд, не менее привлекательные для путешественника деревни Вешкелица и Вокнаволок. Там тоже всегда рады гостям, и, поверьте, в них есть чем заняться туристу.

В Карелии вообще много интересных объектов, которые могли бы использоваться для развития туристического потенциала, но по разным причинам не используются. Виной тому и недостаток информации, и проблемы с инфраструктурой. Возьмем гору Воттоваара – место уникальное и интересное, до которого, однако, добраться практически невозможно. Попасть туда может только человек, который этого очень хочет: дорога оставляет желать лучшего.

Гора Воттоваара. Фото: soc-life.ru

Гора Воттоваара. Фото: soc-life.ru

Информация

Туристы мало знают об интересных объектах Карелии в том числе и потому, что информация о них разбросана по интернету, рассредоточена. Когда я хочу найти информацию о конкретном месте, приходится перешерстить множество сайтов, особенно если я человек, интересующийся деталями. Но чего хочет турист? Нажать кнопку и увидеть на одном сайте полную картину: что можно посмотреть, как туда доехать, где можно переночевать и пообедать.

Сегодня самая большая в Карелии такого рода площадка – сайт информационного туристского центра Карелии, где собрано очень много информации. Нужно поблагодарить сотрудников центра, которые этим занимаются: они работают очень качественно. Но для того, чтобы на этом сайте появилась вся информация, например, о средствах размещения в Карелии, усилий сотрудников недостаточно. Здесь сами предприниматели, в том числе из районов республики, должны позвонить или написать в центр и попросить добавить информацию о них на сайт. Они должны следить за тем, чтобы информация эта оставалась актуальной.

Я стараюсь часто выезжать в районы и на своем опыте могу сказать: к сожалению, многие предприниматели считают, что эти данные каким-то образом сами появляются в интернете. Но это не так: пока мы сами не начнем себя продвигать, никто этого делать не будет.

На кафедре туризма ПетрГУ. Фото: "Республика"/Николай Смирнов

На кафедре туризма ПетрГУ. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Хотя не всё так плохо, ситуация меняется. Нельзя сказать, что предприниматели в районах у нас очень закрытые. Они хотят участвовать в совместном продвижении, сотрудничать в разработке туров и маршрутов. Но не всегда знают, как это сделать. Наша роль здесь – помочь, объяснить, в чем польза от сотрудничества.

Есть еще один момент. К сожалению, очень часто турфирмы и гостиницы дают информацию о себе по отдельности. Но чтобы в Карелию поехали люди, мы должны продвигать не отдельных предпринимателей, а саму Карелию. Мы должны говорить: приезжайте к нам. И дальше уже человек будет искать информацию о конкретных предложениях.

Если сравнивать с Финляндией, можно сказать, что у нас недостаточно развита культура предпринимательства. Возьмем отдых в гостевых домах – как работает система там? Есть сайты, на которых представлена вся информация о таких домах. Турист делает запрос на сайте, заявка уходит к предпринимателю, он подтверждает ее, вы приезжаете и отдыхаете.

У нас всё по-другому. Чтобы забронировать гостевой дом в Карелии, вам нужно связаться с самим предпринимателем. То есть телефон можно найти на том же сайте информационного туристского центра, но звонить придется самому. К сожалению, иногда случается так, что вы забронировали дом и надеетесь, что хорошо отдохнете, но кто-то предлагает цену побольше. И бронь ваша внезапно исчезает. Турист в такой ситуации оказывается абсолютно не защищен.

Я знаю, что сейчас далеко не все карельские туроператоры хотят работать с гостевыми домами. Оператор забронирует для туриста гостевой дом, а потом всё сорвется. Поэтому туроператоры теперь стараются заключать договоры с крупными турбазами или с владельцами домов, которых знают лично. А это сужает выбор мест отдыха для туриста.

Инфраструктура

Дороги для нашего туризма – тема больная. Хотя когда в Карелию приезжают туристы из других регионов, они говорят, что трассы у нас хорошие. Возможно, это связано с тем, что они передвигаются больше по федеральным дорогам. А вот путешествие по региональным и местным дорогам вполне может перечеркнуть все хорошие впечатления от собственно туризма.

Другая проблема, тесно связанная с первой, — отсутствие придорожной инфраструктуры. Допустим, вы едете в горный парк «Рускеала». Дорога на автобусе туда занимает около пяти часов. У каждого человека есть естественные потребности, а на пути, простите, туалетов нет.

В 2014 году в Колатсельге по программе приграничного сотрудничества построили туалет, но сегодня он закрыт. Проблема в том, что человеку, который будет убирать в этом общественном туалете, полагается зарплата в три тысячи рублей в месяц. Разумеется, никто из местных жителей заниматься этим не хочет. И так практически на всех туристических маршрутах – дорога в Сортавалу не исключение.

Это касается не только дорог, но и самих объектов. Возьмем для примера опять же парк «Рускеала», где есть хорошие, чистые и удобные туалеты. Но поскольку поток туристов там год от года растет, туалетов уже не хватает. В результате в парке сегодня первым делом видишь огромную очередь, что тоже не лучшим образом сказывается на восприятии туриста. Хотя горный парк «Рускеала» я считаю одним из самых успешных туристских проектов за последние годы.

Далеко не везде в Карелии есть мобильная связь, хотя некоторым туристам это как раз нравится: уехать туда, где не будут отвлекать телефонные звонки. Но это может стать большой проблемой, если случится ЧП.

Например, несколько лет назад в рамках одного проекта мы повезли в заказник Толвоярви группу финских предпринимателей: там они должны были познакомиться с местными бизнесменами. Дорога оставляла желать лучшего, а мы ехали на ПАЗике. И вот в глухом лесу автобус наш сломался – мобильной связи нет. Хорошо, что за нами ехала легковая машина, которая отправилась за помощью в Суоярви. Только в четыре часа утра за нами прислали две «буханки». Впрочем, финны встретили все тяготы мужественно: подготовленными оказались.

Стратегия

Актуальных для развития карельского туризма вопросов сейчас немало. Они связаны и с развитием туристской инфраструктуры, о чем уже говорилось, и с подготовкой кадров.

Я думаю, что при разработке стратегии развития туризма нужно обратить особое внимание на подготовку гидов-экскурсоводов и инструкторов. С 2018 года их аттестация в России будет обязательной, поскольку сегодня качество экскурсионных услуг страдает от того, что на маршруты выходят неподготовленные люди.

Пару лет назад я была в Казани на экскурсии по территории местного кремля и узнала: чтобы стать экскурсоводом в Татарстане, нужно пройти курсы, сдать экзамен и получить документ, подтверждающий знания, и допуск к выходу на маршрут. Карелия к этому пока только идет.

В нашей республике есть несколько организаций, занимающихся подготовкой экскурсоводов, но есть и люди, которые нигде не учились, но экскурсии проводят. Может, их турфирмы приглашают, возможно, они сами всё организуют. Хорошо еще, если они действительно знают Карелию. Но часто бывает, что экскурсовод несет такую ерунду, что стыдно за него становится.

Всё-таки ситуация сейчас меняется, и по этому вопросу мы работаем с Министерством культуры. Скоро в Карелии появятся программы дополнительного образования для гидов-экскурсоводов и инструкторов-проводников, будет проводиться периодическая аттестация. И я надеюсь, что экскурсовод, которого вы встретите лет через пять, действительно будет высокой квалифицикации.

Еще один важный вопрос – безопасность, особенно актуальная после трагедии на Сямозере. Очень жаль, что только такие события заставляют серьезно относиться к этой проблеме, хотя планирование маршрутов всегда должно начинаться именно с вопросов безопасности.

В Карелии нужно обратить внимание на безопасность туристских объектов, есть у нас с этим проблемы. Например, когда я последний раз была со студентами на горе Сампо зимой, очень за них переживала. Там скользко, и во время гололеда одно неосторожное движение может привести к большим проблемам.

Организация

Мы должны спросить себя, готова ли сегодня Карелия принимать огромные потоки туристов. В 2016 году республику по путевкам посетило более 760 тысяч туристов, но это по путевкам. А сколько человек к нам приезжает самостоятельно, на машинах? Это так называемые неорганизованные туристы.

Число организованных туристов карельские власти оценивают примерно в 30 процентов от общего их числа, причем всего в республику по этим данным ежегодно приезжает около двух миллионов туристов. Но как это посчитали? Кто-то специально приехал посмотреть достопримечательность, кто-то проезжал транзитом, остановился на заправке.

Есть, кстати, два понятия – турист и экскурсант. Экскурсант – это тот, кто провел в республике меньше суток, турист – тот, кто здесь ночевал. Но в любом случае не совсем понятно, как их всех посчитать. Сегодня просто нет такой методики подсчета. Если на Кипре узнать число туристов можно, поскольку это остров, то как то же самое сделать в Карелии?

Безусловно, нам нужно увеличивать число именно организованных туристов – хотя бы с точки зрения экологии. Туристы организованные, которые едут с сопровождающим, мусор после себя, как правило, не оставляют: сопровождающие за это несут ответственность. Неорганизованные туристы контролю не поддаются, остается полагаться на их добропорядочность.

Организованные туристы лучше неорганизованных и с точки зрения безопасности. Такую группу обязательно нужно зарегистрировать на сайте МЧС: там укажут и число участников, и маршрут. Если вдруг случится чрезвычайное происшествие, спасатели смогут оперативно выехать и оказать человеку помощь.

Но если турист решит совершить путешествие самостоятельно, полезет, например, на какую-нибудь гору, то о нем знать никто не будет. Случится что-то, никто ему не поможет. Такая ситуация, кстати, произошла несколько лет назад: девушка сломала то ли руку, то ли ногу на горе Воттоваара. Хорошо, что она смогла дозвониться до своей подруги, та — до информационного туристского центра, откуда звонок поступил уже в МЧС. В итоге всё закончилось благополучно.

Поэтому людям надо объяснять преимущества организованного туризма. А главное преимущество в том, что человек садится в поезд, на месте его встречают, заселяют в гостиницу, кормят, везут на экскурсии, обо всём подробно рассказывают, отвечают на вопросы. В этом случае ему не нужно ни о чем беспокоиться.

Нужно рассказывать людям и о том, что неорганизованный туризм далеко не всегда выходит дешевле организованного. Если у турфирмы, например, заключен договор с гостиницей, то она может бронировать номера группами по более выгодной цене. Поэтому даже с экономической точки зрения у организованного путешествия будет больше преимуществ.

Бонус

Напоследок «Республика» попросила Наталью Колесникову составить субъективный список пяти мест/событий, которые должен увидеть в Карелии каждый уважающий себя турист.


Сегежский район. Почему: несмотря на то, что Сегежский район мало кто связывает с туризмом, там есть на что посмотреть. Например, на заброшенный Воицкий рудник недалеко от Надвоиц, где раньше добывали золото и медь.

Местечко Кителя в Питкярантском районе. Почему: здесь в свое время добывали гранаты-альмандины, описанные Куприным в «Гранатовом браслете». Сейчас это место заброшено, но побывать там стоит — возможно, получится найти гранат.

Ладожские шхеры. Почему: все знают, что на Ладоге стоит остров Валаам, но мало кто добирался до уникальных скалистых островков, на которых можно увидеть остатки заброшенных финских хуторов, принадлежащие Валаамскому монастырю постройки, военные укрепления линии Маннергейма. Если повезет, встретите и ладожскую кольчатую нерпу.

Фестиваль «Олония – гусиная столица». Почему: поля, полностью покрытые птицами – не только гусями! – зрелище удивительное. Плюсом к этому — краеведческий музей и развлекательная программа.

Особо охраняемые природные территории Карелии. Почему: 2017-й — Год особо охраняемых природных территорий. Обязательно побывайте хотя бы на одной из них! В Карелии три национальных парка – «Водлозерский», «Паанаярви» и «Калевальский», два заповедника — «Кивач» и «Костомукшский», два заказника, а также сеть территорий регионального значения. Частично они открыты для туристов, там разработаны экологические тропы, работают музеи, развита туристская инфраструктура.

История подвиги: Петрозаводск изначальный