Вот такие загогулины

Рубка карельской березы запрещена, но изделия из этой древесины продаются сотнями и тысячами. Профессор ПетрГУ и крупнейший специалист в регионе по карельской березе Наталья Лаур уверена: для республики эта порода – бренд, однако скоро мы его потеряем.

— Карельскую березу в России рубить нельзя. По закону. Однако изделиями из нее уже 30 лет завалены прилавки магазинов. Спрашивается: откуда? — недоумевает доктор сельскохозяйственных наук, профессор Наталья Лаур. И сама же приводит пример: — Несколько лет назад был случай — местный ученый имел неосторожность рассказать в СМИ, где и какие в Петрозаводске чудесные экземпляры «карелки» растут. Их в течение недели и вырубили.

Наталья Лаур

Инженер Гирвасского лесхоза, лесничий Петрозаводска, заведующая лесосеменной станцией, начальник отдела селекции, Наталья Лаур до преподавательской деятельности много лет отдала производству. Инженер, уверена она, ее призвание. О карельской березе Лаур знает практически всё.

Интерес предков

Карельская береза использовалась с древних времен. Из нее у местных жителей были не только рукоятки ножей, молотков, топорища, но даже сохи.

Лесной знатель Фердинанд Габриель Фокель в XVIII веке писал: «Древесину этой породы обыватели отыскивают на токарную работу, на чашки, стаканы и прочие вещи. Я из того рода березы видел выточенный ракетный станок, который за дорогую цену был продан».

В Олонецкой губернии в XIX веке на Богородицко-рождественской ярмарке особенно много продавалось чашек, солонок и ложек из карельской березы, которые разменивались или раскупались и развозились по России. Об этом писал первый исследователь карельской березы Николай Соколов.

И ведь не скажешь, что древесина этого дерева - одна из самых красивых в мире. Фото: Наталья Лаур

И ведь не скажешь, что древесина этого дерева — одна из самых красивых в мире. Фото: Наталья Лаур

Изучение карельской березы началось в 1930-32 годах, этим занялась лесная станция Карельского научно-исследовательского института. Первый специалист по карельской березе — Николай Осипович Соколов. Он создал первую классификацию этих деревьев. Соколов почти сто лет назад выделил три основных вида «карелки»:

Классификация карельской березы по Соколову

Карельская береза (Betula pendula Roth var. carelica (Merckl.) Hämet-Ahti) — одна из форм березы повислой. Древесина «карелки» отличается свилеватостью и наличием своеобразных «включений» темного цвета в виде вытянутых «запятых», буквы « или разнообразных волнистых линий и черточек.

Шпон карельской березы

Шпон карельской березы

Текстура может быть как относительно равномерной, так и нет, это зависит от формы дерева. Основной, фоновый, цвет древесины — от белого до желтоватого и даже коричневатого. Цвет «включений» почти всегда темно-коричневый, редко — почти черный или рыжевато-коричневый.

Кстати, что такое эти «включения», ученые до сих пор не выяснили.

Кроме того, Николай Соколов в 1934 году заложил первый опытный участок площадью 0,1 гектара. Тогда культуры создавались посевом. Процент деревьев с признаками узорчатости в них доходил до 30.

В 1956 году профессор Московского лесотехнического института Антонина Любавская провела в Карелии контролируемое опыление лучших деревьев. Эти гибридные культуры и сегодня являются лучшими в республике, деревьев с признаками узорчатости в них до 70%.

— Антонина Любавская провела контролируемое опыление в Карелии, полученные семена она увезла к себе в Москву. Она посадила в Московской области 100 гектаров карельской березы. Я видела ее культуры, так вот они больше и лучше, чем в Карелии. Настоящий профессионал! А закончилось все плачевно: сейчас эти деревья уже не найти. В перестройку всё вырубили, — говорит Наталья Лаур.

Антонина Любавская. Фото: архив кафедры селекции и дендрологии МГУЛ

Антонина Любавская. Фото: архив кафедры селекции и дендрологии МГУЛ

Специалисты по древесиноведению сходятся во мнении: по красоте карельская береза превосходит древесину клена явора (в том числе текстуру «птичий глаз»), ореха грецкого, ясеня амурского, бархата амурского, платана, самшита, фисташки, тиса, вишни. Более того, карельская береза не уступает древесине таких известных коммерческих пород, как махагони, различным видам дальбергии, шахматного дерева и тика.

Древесина карельской березы твердая, плохо раскалывается, но довольно легко обрабатывается столярными и токарными инструментами. «Карелка» очень популярна в мебельном производстве. Мебельщики называют эту породу царской

Антонина Любавская посчитала классификацию карельской березы Соколова неполной. И составила свою:

I Высокоствольная форма
I-а высокоствольная мелкобугорчатая
I-б высокоствольная крупнобугорчатая

II Короткоствольная форма
II-а короткоствольная
II-б лироствольная

III Кустовидная форма
IV Кустарниковая форма
V Безузорчатая форма

Отметим, что от формы дерева зависит текстура древесины. У кустовидной рисунок мелкий, пойдет на сувениры. А вот мебель из нее делать не нужно, в глазах зарябит. Для мебели подойдет высокоствольная форма, с крупным рисунком.

Безузорчатая форма появилась в классификации Любавской потому, что у карельской березы рецессивный тип наследования. Никогда не бывает, чтобы из 100 процентов потомства получилось карельская береза.

— Наверное, у карельской березы, как и всех живых существ, есть какая-то любовь: результат от принудительного скрещивания непредсказуем. Вроде бы и «мама» хорошая, и «папа» хороший, а карельской березы получается только три процента. А у каких-то — до 70 процентов.

Фото: Николай Смирнов

Фото: Николай Смирнов

 

Заказники

— Когда я в Союзе работала селекционером, мы даже своих больших начальников к карельской березе не возили. Не показывали. Потому что сегодня он министр, а завтра — неизвестно, — рассказывает Наталья Лаур.

Профессор показала «Республике» очень много фотографий карельской березы, которые она сделала в заказниках. С нас она взяла обещание, что мы не напишем их названия. Профессор уверена: многие читают про карельскую березу для того, чтобы ее украсть.

Мы публикуем фото без геопривязки:

 

 

В мае 2008 года Карельский селекционно-семеноводческий центр расформировали, все селекционные работы прекратили, документацию сдали в архив. Как рассказывает Наталья Лаур, тогда многим опытным селекционерам, которые за 25 лет создали в Карелии мощную постоянную лесосеменную базу, пришлось стать на учет на биржу труда.

В 2005 и в 2006 годах началось восстановление двух погибающих заказников карельской березы, для этих целей было выращено десятки тысяч гибридных сеянцев «карелки». Все они после расформирования селекционно-семеноводческого центра оказались невостребованными.

Сеянцы березы. Те, у которых листья темнее – будущие "карелки". Фото: Наталья Лаур

Сеянцы березы. Те, у которых листья темнее – будущие «карелки». Фото: Наталья Лаур

До недавнего времени в России карельская береза естественно произрастала в основном в южной Карелии; а вот производственные культуры были заложены не только в нашей республике, но и в Московской и Костромской областях; опытные культуры есть во многих регионах европейской части страны (например, в Воронежской, Ленинградской, Вологодской областях).

– В других странах карельская береза практически не растет – в Швеции, например, всего около 30 деревьев. Они там этим страшно гордятся. Финны выращивают, правда, как именно – не говорят, в секрете держат. Больше всего карельской березы естественного происхождения в Белоруссии, – рассказывает Наталья Лаур.

Однако сейчас в Карелии четыре заказника карельской березы. Их площадь — 37 гектаров. Все они включены в особо охраняемые природные территории регионального значения. Однако, по словам Натальи Лаур, заказники находятся в крайне неудовлетворительном состоянии. На то есть несколько причин.

Во-первых, все заказники спелого или перестойного возраста. Во-вторых, если в конце прошлого века лесоводственные уходы хоть на низком уровне, но были, то сейчас они и вовсе отсутствуют.

Наталья Лаур - м– Охрана заказников никогда не осуществлялась. Более того, не всегда фиксировался даже сам факт браконьерства. По официальным данным, только с 1996 по 2006 год было вырублено 1574 ствола карельской березы. Итог — в одном заказнике «карелки» стало меньше на 60 процентов, еще в двух она почти полностью исчезла. Еще одна важная причина – никто не занимается учетом и маркировкой карельской березы. Числятся гектары, а не стволы.

Карельская береза — очень светолюбивое дерево: если зарастет — погибнет. Поэтому рубки ухода ей просто необходимы. Сейчас «карелкой» вообще никто не занимается на производстве – только в теории. Более того, в республике, по словам Натальи Лаур, есть только два человека, которые смогут подготовить специалистов в этой области. Им обоим за 60 лет.

Фото на миниатюре: klinok.zlatoff.ru

Наша война - Вставай на лыжи