Житие Алёны

У Алены Княжевой очень сильный характер. Он помогает ей справляться с самыми тяжелыми испытаниями и воспитывать четверых умных и жизнерадостных детей. Характер — и еще вера в чудо.

Алена и Сергий. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Алена и Сергий. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Вначале было слово. Первая любовь началась с писем. Она жила в Сибири, он в Карелии.

— Тогда была рубрика в «Комсомольской правде», называлась «Алые паруса». Мне приходило по 20 писем в день. Я отвечала всем. Мальчик из Карелии оказался настойчивее всех. В 17 лет я приехала в Карелию с ним знакомиться.

Встретились, поженились. Родили двух дочерей. Когда муж начал пить, Алена от него ушла. Из десяти лет совместной жизни семь ушло на борьбу за ее сохранение. Это было очень тяжелое время. В бракоразводном процессе ее интересы представлял молодой адвокат Михаил Княжев. Ему было 24 года, когда он влюбился в Алену. Поехал за ней в Сибирь.

Там и поженились. На второй день после венчания Михаил почувствовал слабость. Через два месяца скитаний по больницам врачи поставили диагноз: рассеянный склероз. В этом союзе родилось двое детей. Когда младшему было пять лет, Михаил умер.

У Алены четверо детей: Анна, Александра, Мария и Сергий. Самая старшая — Анна — живет отдельно от мамы. Она — регент в соборе. Александре 23 года, Марии — 14. Младшему Сергию 9 лет. Он третьеклассник.

Сергий

— До Сергия я не знала, что такое учить уроки с детьми. Ему учеба дается сложно, но я каждый день говорю: «Ты не дурак. И мы докажем это!». Он отвечает: «Докажем!» и садится за книгу. Ему нравится придумывать. В нашем доме уже собралась целая коллекция динозавров, которых Сергий не по схемам собирает из «Лего». Часами может над ними трудиться.

Сергий - талантливый конструктор. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Сергий — талантливый конструктор. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Первую модель из конструктора «Лего» Сергий собрал в год, а инженерные наклонности, по словам мамы, проявились у ребенка уже месяцев в 5-6.

— Он складывал формочки так, как складывают их уже большие дети. А вот звуки произносить ему было не интересно. В тот момент, когда нужно было заниматься с ребенком, у меня было очень плохо с мужем. У нас частный дом, поэтому все хозяйство — с дровами, водой и прочим — было на мне. Михаил был прикован к кровати, ему требовался постоянный уход. В общем, момент развития речи у Сергия был упущен. Сейчас все нагоняем — занимаемся с логопедом-дефектологом и репетитором.

Мария

Маше 14 лет, в прошлом году она перешла из 20-й школы в Державинский лицей. Мама радуется, что наконец-то учиться ей стало интересно, она стала просиживать вечера за уроками — до сих пор учеба давалась ей слишком легко.

Мария и Ласка. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Мария и Ласка. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Старшая Анна научилась читать в пять лет. Александра, глядя на сестру-первоклассницу, начала читать в четыре. Маша уже в три года читала «Хроники Нарнии», здоровенную книгу.

— Мария в свои три года выговаривала все буквы и эпатировала публику в транспорте, возмущаясь: «Не запасный выход, а запасной!». Она очень самостоятельная. Мне приходилось ее тормозить, иначе что бы она делала в 1-м классе? После тестовой беседы с первоклассниками нам сразу предложили экстерном сдать экзамены в 3-й класс. Я подумала: зачем? Всему свое время. Тело-то взрослеет по своему графику. Я много читала и разговаривала на эту тему со специалистами. Решила не торопиться. И потом если ребенок узнает, что он звезда, ему будет сложно адаптироваться во взрослой жизни.

— Сейчас она не звезда?
— Ей, к примеру, хорошо даётся английский. Как только начинает гордиться, я ей говорю: «Почему ты с такими способностями не учишь второй-третий-четвертый языки?» И она: «Да, действительно!» Возможности учить язык за деньги у нас нет, поэтому используем все, что подворачивается. Сейчас настраиваемся на изучение польского языка, его факультативно преподают в лицее. А вообще Маша планирует получить высшее образование, если получится, то за границей.

Не всякому ребенку позволят оформлять стены в своем вкусе, а Маше можно! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Не всякому ребенку позволят оформлять стены в своем вкусе, а Маше можно! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Почему за границей?
— Она считает, что там больше возможностей. Маша хочет быть переводчиком, а изучать язык всегда лучше с носителем. Что будет дальше — время покажет!

У Марии есть из чего выбирать: она хорошо рисует, поет, как все дети в этой семье. Прошла два класса музыкальной школы.

— Она играла на флейте. Могла с листа исполнить произведение для пятого класса. Потом начались сложности, и музыкальную школу пришлось бросить. Я взяла с нее расписку, что она не будет иметь претензий к маме, что та ее не заставила в свое время ходить на занятия.

— Расписку?
— У нас с ней своя система расписок. Когда устные доводы уже не действуют, я уступаю, но прошу написать расписку. В прошлом году расписка была такой: «Расписка. Дана маме в том, что я, когда вырасту, не буду иметь претензий, когда у меня выпадут волосы, брови и ресницы. Так как я хочу осветлить волосы просто оттеночным шампунем». В 5 лет она писала обещание, что никогда не будет больше произносить незнакомые слова без предварительных маминых объяснений. Была у них в садике одна история…

Анна и Александра

9

Анна и во сне расскажет хоть про периодическую систему Менделеева, хоть про виды предложений. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Ане и Маше нравится  учиться. Саша (всем, кроме мамы, она разрешает называть себя только полным именем) не стремится к учёбе, хотя наделена способностями не хуже сестёр. Однажды, когда Саша сдавала экзамен по русскому, я поставила Аню ей в пример. Подбила среднюю дочь на эксперимент, и вот мы крадемся в комнату ее сестры. Аня спит. Я трогаю ее за плечо и быстро спрашиваю: «Что такое сложноподчиненное предложение?» Аня тут же выдает: «Это такое предложение, где придаточная часть подчиняется главной». И только потом: «Что такое? Что вы здесь делаете?» После этого повторение теории пошло у Саши легче — пример сестры!

Александра работает в «Котариуме». Дома всего три кота - мало! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Александра работает в «Котариуме». Дома всего три кота — мало! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

У Саши другие таланты. Она очень музыкальна. Однажды Аня разучивала какую-то гамму на фортепиано: «лабода-бода-бода», а Саша в соседней комнате читала и грызла яблоко. После двухчасового занятия Аня вышла из комнаты, и Саша, которая никогда не училась музыке, отложила яблоко и с ходу повторила все эти «лабода-бода-бода»… У Александры красивый глубокий голос. Сейчас она играет на гитаре — сама нашла репетитора, сама ему платила и учила ноты. С Аней у них очень красивый дуэт. Они вообще друг друга чувствуют хорошо.

Вымоленные дети

— Неужели ваши дети талантливы сами по себе? Никто с ними не занимался?
— Дети видели, что мы много читаем, что у нас есть интересы. Все происходило само собой. Единственное, я переживаю из-за того, что все мои дети, к сожалению, лишены отцовской любви. Я не знаю, как у них будут складываться отношения в семье. Старшие дети не получили достойного отцовского внимания. Вот Михаил был бы хорошим отцом, если бы не заболел так рано. Ему было 36 лет, когда он умер. На борьбу с болезнью уходили все его силы. Он был умным и начитанным, много мог бы дать детям.

Алена

Алена работает мамой. Творческая профессия! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Алена работает мамой. Творческая профессия! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Когда Сережа пошел в детский сад, Алена устроилась работать в этот же садик нянечкой. Денег на жизнь катастрофически не хватало.

— До 40 лет я ничего себе не покупала, ни в одном магазине. Всю жизнь я ношу вещи с чужого плеча.

Алена с детьми и сейчас живет очень скромно. Здоровье не позволяет ей иметь постоянную работу, да и содержание частного дома требует много времени и усилий.

— Отсутствие денег сильно портит жизнь?
— Если есть деньги — мы радуемся на большую сумму, нет — на меньшую. В кафе ходим редко, но нас обычно запоминают, потому что мы все время хохочем. Чего мне не хватает? Наверное, путешествий с детьми. Один раз мы были на море, и до сих пор вспоминает это путешествие во всех деталях.

— Чего еще?
— Я всегда мечтала всегда о надежном плече, о человеке, который будет за меня решать, сколько дров заготавливать на зиму, как отремонтировать дом и т.п. Теперь жду, когда это плечо мое подрастет.

 

— Как вышло, что вы не получили образования?
— Мой характер не дал мне доучиться в медицинском училище. Поспорила с преподавателем и ушла. У меня все в семье были врачами. Бабушка была знахаркой. Потом уже было не до образования — я рано вышла замуж, родились дети.

— Не было идеи вернуться на родину в Сибирь?
— Я решила уехать из Карелии после смерти мамы. Михаил, как декабрист, поехал за мной. Он устроился там юристом, мы купили квартиру. Моя родина — Хакасия — чудное место, край земли, здесь заканчиваются все дороги. На родине у меня большая семья, до 30 человек могут спонтанно собраться вместе, чтобы просто попить чая. Нас встретили очень хорошо. Мы прожили там два года, а потом Михаил заболел. Решили, что на родине в Карелии ему будет проще. У нас была надежда на то, что он поправится — иногда люди и до 90 лет живут с этим заболеванием. Он очень мужественно боролся с болезнью. Научился писать другой рукой, чистить зубы и ухаживать за собой. Чувство ответственности за семью заставляло его это делать.

Когда вырастет, Сергий обязательно побывает не только на родине мамы, но и, например, в Канаде. Почему нет? Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Когда вырастет, Сергий обязательно побывает не только на родине мамы, но и, например, в Канаде. Почему нет? Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Его уход был громом среди ясного неба. У меня уже было готово письмо в зарубежные фонды с просьбой о помощи, мы собирались организовать сбор. Он ушел из жизни 9 мая 2012 года. Накануне ночью несколько раз просыпался и просил снять с него клетку, но у меня не было никаких предчувствий. 9 мая я включила телевизор и усадила Мишу с Сережей смотреть парад. Потом прибежали дети: с папой что-то не то. Сереже было около 5 лет, когда отец умер у него на глазах. Психологи говорят, что, может, поэтому он плохо говорит.

Мне казалось, что во мне всё умерло тоже.

Без мужа Алена живет уже четыре года. Говорит, что физически ей стало легче, но очень сложно психологически. Таблетки от депрессии не помогают — она дважды проверяла. Алена говорит, что перестала что-либо делать после смерти Михаила.

— Не то чтобы я лежу и в потолок плюю, нет, я всегда чем-то занята. Но творчество ушло. Прежде я ткала на станке, шила на машинке. Я умею делать все, что связано с прикладным творчеством, но желания нет.

Депрессия закрывает горизонты. Я проживаю день — хорошо. Просыпаюсь — хорошо. Любая трудность теперь кажется огромной.

— Как с этим справиться?
— Человеку нужен другой человек, с которым можно делиться всем, что накопилось за день, ровесник. А дети — они должны быть железобетонно уверены в том, что мама спокойна и уверена в себе.

Чего я жду? Я ничего не загадываю. Пусть случится чудо.

— Что бы вы хотели изменить в жизни?
— Пусть жизнь идет как идет. Я хотела бы как можно дольше помогать детям. Уже сказала им, что из меня получится отличная бабушка: я умею петь песни, печь пироги и баловать внуков. Сейчас пока тетешкаю подобранную собаку Ласку.

Голубь без имени находится у Княжевых на передержке. Еще в семье живут глухой и полуслепой кот Марсик, рыжий подобрыш Чип, кошка Болтушка, собаки Ласка и Макс и шестилетняя курица по кличке Терминатор. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Голубь без имени находится у Княжевых на передержке. Еще в семье живут глухой и полуслепой кот Марсик, рыжий подобрыш Чип, кошка Болтушка, собаки Ласка и Макс и шестилетняя курица по кличке Терминатор. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Пусть случится чудо

В некоторых вещах мы совершенно не разбираемся. Как нам повлиять на то, чтобы хорошие вещи происходили скорее? Сама Алена Княжева ничего не просит, но ее друзья говорят, что она приняла бы в дар швейную машинку. И еще, может быть, найдутся волонтеры, которые смогли бы помочь Сергию в учебе.

В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям — родным, приемным, особенным, — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Абзац