Уроков не будет!

Варваре Богатыревой 8 лет, и она не ходит в школу. В школе, говорит, неудобно думать — все мешают. Дома Варе и ее братьям никто не мешает думать, читать, рисовать, изучать космос, фараонов и погоду. Слова «уроки», «контрольная», «успеваемость» — из другой жизни.

Варя знает, что рисует. Этот крокодил, например, жил в мезозойскую эру. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Варя знает, что рисует. Этот крокодил, например, жил в мезозойскую эру. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Учиться дома — это собственный выбор Вари, который поддержали родители. Возможно, что и младшие братья Вари, когда подрастут, тоже захотят изучать дома счет и письмо, а также другие науки. В семье Богатыревых это происходит свободно и увлекательно.

Семейное образование (homeschooling) — форма получения образования в Российской Федерации, предусматривающая изучение общеобразовательной программы вне школы. Главным принципом семейного образования является право семьи выстраивать образовательную траекторию обучения, руководствуясь индивидуальными интересами, особенностями ребёнка, а не только школьной программой.

О семейном образовании, его плюсах и минусах, можно многое узнать из Сети: отзывы, методики, мнения, восторги и гонения. «Семейникам», например, вменяют своеволие и отказ от необходимой социализации детей. Говорят, что такие внешкольные ученики будут потом испытывать трудности в жизни, потому что с детства не привыкли ощущать себя частью коллектива, бороться и отстаивать свое место в социуме. Для многих школа по-прежнему остается основным институтом образования и воспитания ребенка.

"Школьная парта" Варвары. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

«Школьная парта» Варвары. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Алина Богатырева, мама Вари, ни с кем не спорит. Она вообще редко спорит и не похожа на революционера или агитатора. С ней легко разговаривать, она умеет хохотать и удивляться жизни. По ее мнению, мир станет лучше, если мы перестанем давить на детей, принуждая их к чему-либо, а дадим им возможность развивать себя свободно.

Действующие лица

 

— Вам хочется жить так, как вы для себя придумали?
— Что-то мне хочется изменить в жизни, но сделать это мгновенно не получается. В любом случае, я хочу идти по своему пути.

— С детства у вас такое желание?
— Когда мне было 12-13 лет, я вела дневники, куда записывала свои мысли и чувства. И вот в этом возрасте я однажды приняла решение: буду как все. Потому что мне к тому времени надоело быть не как все (смеется). Но потом поняла, что себя не изменить.

Мне кажется, так происходит у многих детей. Мы же о них многого не знаем. Вот у меня вчера сюрприз был, связанный с Варей. Она в первый раз самостоятельно решила добраться на троллейбусе от театрального центра на Перевалке до своего дома на Чернышевского. У нее были деньги на проезд и телефон. Я, конечно, волнуясь немного, жду дома. Вот уже пять вечера, а ее нет. Звоню. Оказывается, в самом начале пути что-то случилось с проводами, и троллейбус остановился. Все из него, включая Варю, вышли. И она пошла домой пешком. Не испугалась, не заволновалась, не перепутала дорогу. Мы и не знали, что она на это способна. Я думаю, что мы вообще плохо представляем себе, на что дети способны на самом деле. И чтобы понимать их, нужно очень хороший с ними иметь контакт.

Легкое отношение к жизни способствует хорошим семейным отношениям. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Легкое отношение к жизни способствует хорошим семейным отношениям. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— В чем вы были не как все?
— Меня воспитывали бабушка с дедушкой. Мы жили в деревне, на юге, а мама работала на севере, поэтому приезжала нечасто. Мне была предоставлена полная свобода в выражении себя. Меня не заставляли ходить в детский сад и не заставляли развиваться.

— А вы своих детей не заставляете развиваться?
— У нас все по желанию. Дома у ребенка, я считаю, больше возможностей для развития, чем в школе и садике, даже не столько интеллектуального, сколько эмоционального. В садике удобнее всего покрыться броней и не допускать выражения своих чувств. В школьном образовании сейчас тоже много проблем. Не хочется детей запугивать с начальной школы, настраивать на пятерки и удачную сдачу ЕГЭ. Я считаю, что мы учимся не ради ЕГЭ и институтов, а чтобы познать этот мир и себя в этом мире. Ради этого.

 

— Варя вообще не пробовала учиться в школе?
— Мы ходили на занятия в «Розу ветров». Занятия там построены по школьному принципу: 35 минут занятие, 10 минут перерыв. По 3-4 занятия в день. И она сказала, что ей неудобно, потому что как только становится интересно и хочется узнать больше, так начинается другое занятие, которое совсем не связано с предыдущим.

— А вы их связываете между собой?
— Я умудряюсь связывать. Тренировка письма у нас идет в форме записей в читательском дневнике. Она очень много читает. Очень. Это ее любимое дело. Предпочитает чтение всему, даже прогулкам на улице. Ради гостей только откладывает книгу.

 

— Что она сейчас читает?
— Сейчас Кира Булычева «Последняя война». Про Алису Селезневу давным-давно уже все прочитано. Мы ходим в библиотеку — часто. Жюля Верна они с папой прочитали уже почти всего. Про Гарри Поттера все семь томов в двух разных переводах. За месяц. Тогда я предложила ей вести читательский дневник. Я ей говорю: «Прочитала сегодня 200 или 500 страниц, расскажи об этом в дневнике в пяти предложениях». Я не прошу красивого почерка, нет. Я считаю, что почерк формируется в процессе взросления человека, ребенка.

— Что было главным аргументом в пользу семейного образования?
— Свобода, понимаете? Чтобы я могла быть свободной в составлении образовательного маршрута для своего ребенка, и чтобы он мог взять как можно больше из того, что ему этот мир преподносит. У меня никогда не было проблем с обучением в школе. Я удивлялась, что кому-то нанимали репетиторов. Интернета в моем детстве не было, но была библиотека. А как иначе погрузиться в те темы, которые мне интересны?

 

— Как у вас устроен день? Сегодня, например, что вы делали?
— Проснулся ребенок, позавтракали, потом они все что-то там помастерили, постучали молотками. Из круглых брусочков Яромир сделал снеговика, а Варвара инопланетянина какого-то. Раскрашивали их потом. Молоток, заготовки, кисти и краски — в их свободном доступе. После второго завтрака я позвала Варвару заниматься. Сейчас мы разбираем, как делаются прогнозы погоды. Изучаем графики, учимся их разбирать, анализировать.

— Как возникла эта тема?
— Просто зашла речь о метеорологии, и тема заинтересовала. Мы стали погружаться. Тут же возникла тема про атмосферу и атмосферное давление. Что это все такое? Возможно, это задел на географию средней школы. Час-полтора мы занимались такими вещами. Я это называю это проектной деятельностью. Варя сама предложила: «Давай все измерять сами!» Мы сделали флюгер, гигрометр у нас был, барометр купили. Наблюдаем за погодой, анализируем, делаем свои выводы.

 

— Какие программы и учебники вы используете?
— Сегодня у нас по расписанию английский язык. Мы занимаемся по программе Reading Eggs, которая создана для обучения чтению англоязычных детей. Для Вари это погружение в среду, она сейчас учится читать на английском, потому что хочет в третий раз прочитать «Гарри Поттера» уже в оригинале. Программа, конечно, платная. Она анимированная — для детей самое то. Для Вари английский — развлечение.

— А математику как учите?
— До недавнего времени мы занимались по советскому учебнику Моро по программе 1-3. Варя научилась считать двузначные числа, но ей это не очень было интересно. Я подумала, что математика — это ведь не только счет, но и развитие логического мышления. Сейчас мы используем сайт «Реши-пиши». Здесь много заданий на развитие логики и мышления. Берем олимпиадные задачи — их интересно решать. Я сама делаю для нее шифровки, которые разгадываются, если решить примеры. Ей это интересно. Устно Варя много считает. Сейчас ищу способы наиболее интересного запоминания таблицы умножения.

На самом деле, школьную программу начальных классов можно без спешки запросто освоить за год. Мы занимаемся с прицелом на среднее звено, готовим такую опору для последующего этапа.

Вспомогательный материал. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Вспомогательный материал. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Когда вы готовитесь к урокам? Ночью?
— Когда Древний Египет изучали, то сидела и по ночам. У нас несколько тем параллельно идут. Для каждой мы изготавливаем лэпбук. Варюха рисовала карту, мы с ней искали картинки, пирамиды те же к каждой эпохе фараона. Вчера разбирали символику Древнего Египта.

Лэпбук — это картонная папка, в которой собран материал на определенную тему, которую нужно проработать. Учебный материал оформлен в различного рода мини-книжечках, кармашках, окошечках, книжках-гармошках, коробках с подарками и тому подобным. Также лэпбук обязательно включает в себя различные творческие задания.

 

— Это тема про Египет сколько часов у вас заняла?
— Второй месяц у нас эта тема. Мы занимаемся не каждый день, может, пару раз в неделю… Когда интересно, возвращаемся к ней.

Потом у нас будут игры с этим лэпбуком. Варя потом будет расставлять все династии фараонов в хронологическом порядке и рассказывать, что она запомнила. Мы много фильмов смотрели на эту тему, много книжек прочитали. Я покупала специальные книги по Древнему Египту — с информацией для детей и наклейками.

— А как у вас возникла тема Египта?
— Мы начали изучать Африку, и я обмолвилась мимоходом, что была такая древнеегипетская цивилизация. Дети заинтересовались, и мы пошли туда.

Кто хочет - занимается, кто не хочет… Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Кто хочет — занимается, кто не хочет… Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Есть у вас какая-то основа для занятий или вы учитесь спонтанно?
— У меня есть идея, что за основу образования ребенка нужно брать историю. И потом уже туда наслаивать какие-то научные открытия, искусство, математику, письмо и прочее. Например, когда мы говорили о хронологии, пошла математика. Нужно же было объяснить, что значит время до нашей эры. И мы считали, например, сколько лет назад был 1000-й год до нашей эры.

Систематизировать знания помогает этот вот лэпбук.

— Как он делается?
— Сначала мы смотрим разные видео по теме, Варя конспектирует.

— Что?!
— Я учу ее делать конспекты — записывать основные вещи. Потом по этим конспектам мы ищем картинки и составляем лэпбуки.

Алмазы и у меня на первом месте. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Алмазы и у меня на первом месте. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Получается, ваша учеба не делится на отдельные уроки?
— Отдельно математика и русский у нас тоже есть. Специальные темы — это проекты. На каждый проект у нас уходит от двух недель. Бывает, что мы на занятиях погружаемся в какую-то тему на 2-3 часа в день. По-разному. Все зависит от желания и занятости ребенка, потому что она еще ходит в кружки. И я тоже хожу на свои занятия.

Ей это интересно все. Она не называет наши занятия учебой.

— А учеба что?
— Учеба — это математика, русский язык и… прописи. Она научилась писать прописные буквы. Это было трудно и не очень интересно. Но сейчас она пишет уже свободно.

 

— Важно, как именно ребенок будет писать буквы?
— Вы сейчас пишете, как вас учили? Я считаю, что почерк — вещь наживная. Каллиграфические нюансы нужны для развития усидчивости и внимания. Но эти качества можно развивать и другими методами. Например, рисованием объекта, состоящего из мелких деталей, — этот процесс может занять несколько дней. Или, как вариант, лепкой. И это всем детям интересно.

— Если вы ориентируетесь на историческую хронологию, то какая тема у вас была первой в проектах?
— Первая тема была посвящена возникновению Вселенной. Мы тоже делали лэпбук, только он пока не закончен. Вторая часть в нём будет об эволюции человека. Мы говорили о том, как появилась Земля и жизнь на ней. Делали конспекты, а по ним карточки. К каждой эре Варя рисовала картинки про то, что запомнила. Все сама рисовала. И по ее конспектам я уже сама описывала события. Потом у нас игры были — квесты, где один вопрос связан с другим. Творческий процесс!

Варя и тот самый дракон. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Варя и тот самый дракон. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Я, например, не помню, как накопился на Земле кислород…
— А она все это знает. Мы только что это проходили. Мы не претендуем на то, что Варвара все это 100-процентно запомнит, но это заделы на среднюю школу. Думаю, что какая-то картина мира на своем уровне восприятия у нее должна сложиться.

— Есть у вас режим дня?
— Варвара любит читать на ночь. Ложится поздно, поэтому и встает в 10-11 утра. Мне в 7 утра тоже трудно вставать было бы.

— Как долго вы собираетесь сидеть дома?
— Я не знаю. Может, она мне скажет: «Хочу учиться в Державинском лицее» — он у нас под боком, и пойдет в школу. Я готова ко всем вариантам. Пока она предпочитает учиться дома.

 

 

— Идея начального семейного образования кажется мне очень привлекательной, но родители должны быть не только творческими людьми, но и очень дисциплинированными. Я, например, вряд ли смогла бы системно работать с ребенком.
— Это каждый может, если сделает это своей работой. Часа четыре в день этому точно нужно уделять, пусть с перерывами. Мне тоже бывает сложно, потому что я не все знаю, но для меня этот опыт — тоже приключение. Да, не всегда удается делать только то, что интересно. Например, меня не очень вдохновляет тема про фонетические разборы слов, но мы все равно стараемся не терять интерес к учебе.

— Что для вас оказалось самым сложным в семейном образовании?
— Самоорганизация. Вот это нелегко. Иногда я бы тоже, как Варя, лучше бы книгу пошла читать.

Мама готова учить и двоих. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Мама готова учить и двоих. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Скоро у вас Яромир достигнет школьного возраста. Как их будете учить вдвоем?
— Сейчас мы занимаемся с Варей, но Яромир всегда где-то рядом. Я с ним не занимаюсь сейчас специально — он в творчестве сейчас, но как-то сам по себе он уже научился считать. Подсматривает занятия, придумывает Варе задачки на два действия.

Я готова заниматься с двумя детьми. Буду ориентироваться на старшую, а сыну давать задания попроще, но на те же темы. Потом через три года, я надеюсь, у Варвары уже сформируется навык самообразования. Сейчас мы к этому потихоньку идем.

Я не знаю, как все пойдет. Планирую съездить посмотреть, как все это проходит в школе Щетинина. В Краснодарском крае, в поселке, есть школа, где учатся разновозрастные дети, которые умеют обучать друг друга.

— Чем еще занимается Варя?
— Варя пробовала многое — и спортивная гимнастика, и скалолазание, и кантеле, и пение, и танцы. То, что ей не нравится, сразу отпадает. Сейчас она много рисует, ходит заниматься к Майе Савчук в Городской выставочный зал. Ей нравится, что педагог умеет шутить. Ей нравится заниматься в театральной студии «Монтес» у Лидии Толстовой. Говорит, что она умеет разговаривать с детьми и смеяться с ними. У Ани Антоновой Варя с удовольствием занимается рукоделием в студии «Мой уютный чердачок».

Детям к Михаилу тоже всегда есть доступ. Папа работает. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Детям к Михаилу тоже всегда есть доступ. Папа работает. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Как ваш муж воспринимает идею семейного образования?
— Он меня поддерживает. И сам может что-то дать. Он физик дипломированный. Нам в школе физику преподавали скучно — читайте параграф и пересказывайте. А физика — очень интересная наука, она обо всем: почему свет горит, как устроена лампочка, почему кофе горячий, а потом остывает… Он все это может объяснить детям. К сожалению, часто скатывается на университетский формат — читает лекцию и требует от детей сдавать практику. Приходится им учиться работать в другом формате.

— Кем он работает?
— Он программист, работает дома. К нему всегда есть доступ.

Папа работает дома. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Папа работает дома. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Вы приписаны к какой-нибудь школе?
— Пока еще нет. К сожалению, в Карелии нет пока закона о семейном образовании. Нам сказали в мэрии, что мы будем приписываться к школе на время аттестации. Аттестацию можно проходить когда угодно. Хоть после четвертого класса, хоть после девятого.

— Что дает такая приписка к школе?
— Ребенок может и учебники получать в школе, и в библиотеку ходить, и в олимпиадах участвовать. У наших детей этого права нет, потому что школы нас, по сути, отфутболили. Родителям положена денежная компенсация (примерно 6-7 тысяч рублей в месяц) — в Белгородской, Омской, Пермской областях это есть. В Законодательном собрании нам сказали, будут разбираться, создавать рабочую группу.

— Много в Карелии таких семей, обучающих детей самостоятельно?
— В Петрозаводске активных родителей я знаю человек 8-10. А семей в прошлом году было 30. По другой информации, их 80. Многие выбирают такую форму, когда их дети активно занимаются спортом или другой деятельностью. В Омской области, например, после принятия закона число «семейников» с 10 выросло до 450. Многие хотят, но многие и боятся.

Разрыв шаблона: снежинки и тюльпаны. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Разрыв шаблона: снежинки и тюльпаны. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Чего боятся?
— На такое образование нужны деньги — покупать книги, учебники. Кто-то из родителей не работает.

— Родители у нас объединены как-то?
— У нас есть группа «Семейное образование, самообразование Петрозаводск» в соцсетях. Мы там все обсуждаем, стараемся раз в неделю все вместе куда-нибудь ходить — в театры, музеи, на занятия по ТРИЗу. Чтобы дети общались между собой. У нас есть дети, которые не первый год на семейном образовании.

Свободный человек. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Свободный человек. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Чего вы хотите достичь в жизни?
— Чтобы мир был справедливым и радостным. Наши дети смогут, думаю, сделать его лучше. Для этого нужно их беречь. Хотя бы не кричать на них.


В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям: родным, приемным, особенным — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

История подвиги: Петрозаводск изначальный
  • Галина

    Уроков не будет?
    Если семья имеет право выбирать homeschooling, это хорошо. А вот каков будет конечный результат, кто его знает!? Нашей школе до идеала — как до Луны. Но Луна близко, она твёрдая и предсказуемая. 99% сегодняшних родителей учились в школе, но из всех полученных там знаний, реально пользуются элементарной арифметикой и родным языком (и то, с переменным успехом). Десяток лет потрачен впустую? Дружба и вражда, предательство и преданность, навыки общения… Нет предметов с такими названиями ни в одной школьной программе, но бОльшую часть знаний по этой части мы вынесли из школы.
    А что останется в голове, что будет за душой у ребёнка, который эти десять лет проведёт не снимая домашних тапочек и пестрого халата.