Семья и мир

Артем и Кристина познакомились в общественном движении. Их убеждения исключают прием допингов — алкоголя или сигарет, но оказалось, что зависимостью может стать само служение обществу.

Главное чудо. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Главное чудо. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Когда они познакомились, Артему было 22 года, Кристине — 18. Артем к тому времени бросил учебу на физмате в педагогическом институте, Кристина не успела никуда поступить — втянулась в общественную жизнь сразу после окончания школы.

Сейчас в семье Мамаевых трое детей, но Артем говорит, что не может расстаться с идеей служения обществу и хочет по-прежнему помогать окружающим. Иногда это приводит к конфликтам дома. На последнем семейном совете решили, что глава семьи все же должен временно отказаться от ряда общественных проектов и оставить для реализации своей потребности помогать окружающим только одно направление.

«Республика» рассказывает о семье, где папа — один из основателей движения «Отцы Карелии», а мама — член организации «Многодетная семья».

Действующие лица

Артем

Артем Мамаев не слишком разговорчивый человек. По его словам, главная часть его жизни — внутренняя. Его жене Кристине не всегда удается даже поделиться с ним всеми домашними новостями. Все свободное от работы время Артем тратит на общественную работу, заметки с размышлениями на духовные темы. Несмотря на то, что главные решения в доме принимает Кристина, Артем своей невозмутимостью и добротой влияет на мир в семье.

«Отцы Карелии»

— объединение социально ответственных мужчин Карелии. Создано весной 2018 года. В планах объединения — воспитание мужского характера у подопечных детей и самих членов организации, пропаганда здорового образа жизни и семейных ценностей.

Рассказывает Артем Мамаев: — Идея создать группу отцов — общественных деятелей давняя. Мне очень близка идея жить не только ради себя, но и принося радость и пользу другим. В свое время на меня сильно повлияли идеи корейского общественного и религиозного деятеля Мун Сон Мёна, который выступал за укрепление и поддержку семей во всем мире. Мне захотелось тоже что-то сделать для города и для общества.

Артем считает, что благотворительность интернациональна. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Артем считает, что благотворительность интернациональна. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Есть ли в вашем движении «Отцы Карелии» бездетные мужчины и берете ли вы женщин?

— В руководстве движения женщин нет, но бездетные, то есть потенциальные отцы, есть. Стратегия нашего объединения связана с воспитанием у мальчиков мужского характера, популяризацией семейных ценностей и любовью к Родине. Мы считаем, что отвечать за детей, их безопасность и устойчивость должны отцы. Возникло движение на базе благотворительного фонда «Материнское сердце».

— Как устроена ваша организация «Отцы Карелии»?

— Все решения принимает совет, в который входит 8 человек. Сейчас мы пока участвуем в проектах других общественных организаций — семейных, спортивных, экологических. Первый самостоятельный «выход в люди» был 1 июня. На празднике «Город моей мечты» мы организовали свою станцию: проводили мастер-класс по катанию на самокате и правильному движению по дорогам города.

Дома Артему мужские качества воспитывать не у кого. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Дома Артему мужские качества воспитывать не у кого. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Ваша жена тоже активист общественного движения?

— У нас трое детей, и организация жизни семьи в основном на ней. Я благодарен ей за то, что она позволяет мне уделять свободное время общественной деятельности.

— В каком возрасте вы начали заниматься пропагандой семейных ценностей?

— К 22 годам я уже серьезно интересовался духовными вещами, и мне хотелось найти наставника. Опыт, на который я опирался, был целиком книжный. В то время я и столкнулся с идеями движения Мун Сон Мёна, увлекся и присоединился к адептам. Мы путешествовали по миру, принимали участие в семейных благотворительных проектах. Тот период был очень интересным, насыщенным впечатлениями.

— Как родители отнеслись к вашему выбору?

— Мама переживала, что я не озабочен зарабатыванием денег и постоянно в отъезде. Но ее радовало, что я полностью отказался от вредных привычек. С 20 лет я не пью алкоголь и не курю.

Артем лучше всех в семье понимает Любу. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Артем лучше всех в семье понимает Любу. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Как вы сейчас относитесь к деньгам?

— Хорошо, когда они есть. Можно, например, свозить детей к морю, чтобы укрепить их здоровье. Путешествия ради просто путешествий мне неинтересны — в них нет цели. Я больше люблю путешествовать вглубь себя, скорее всего. Я знаю, что мне нужно кормить жену и детей, но просто зарабатывать деньги по-прежнему скучно. Хочется быть востребованным в обществе. Я реализую себя через общественную жизнь.

— Вы помните, как познакомились с Кристиной?

— Это было в Петербурге, мы оба занимались общественной работой. Помню, что я начал шутить, а она стала смеяться. Мы тогда были с ней на одной волне.

— А сейчас?

— Создание семьи много изменило. Оказалось, что счастье всегда связано с тяжелой работой. Что не все так безоблачно, как представлялось. Мы оба были единственными детьми в семьях, поэтому выросли немного эгоистами. Оказалось, что семья требует компромиссов, иногда очень трудных. Все же идеи расстаться не было, поскольку именно в семье есть высшая цель нашей жизни. От наших взаимоотношений зависит не только наш комфорт, но и чувства наших детей. Кроме того, сохраняя крепкую семью, демонстрируя свои семейные отношения, мы влияем и на общество, делаем его немного лучше.

Артем и Кристина нашли друг друга по смеху. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Артем и Кристина нашли друг друга по смеху. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Как вы сейчас общаетесь с детьми?

— За девочками я наблюдаю, смотрю, к чему они предрасположены. Хочется помочь им развиться в разных направлениях. Лиза у нас ходит в театральную студию «Монтес». Видно, как она меняется, приобретает уверенность в себе, учится общаться. Я стараюсь, конечно, принимать участие в воспитании, но мне хочется, чтобы они подросли, и я смог бы с ними общаться на серьезные темы. Надеюсь, что потенциал наших взаимоотношений раскроется позже. Сейчас потихоньку разговариваю с Лизой, ходим с ней иногда в кафе. Книги читаем на ночь обязательно.

— О чем вы хотите рассказать детям, когда они вырастут?

— Например, о Боге, о целомудрии до брака. Но это попозже, конечно.

Кристина

Кристина переехала в Петрозаводск из Таллинна 10 лет назад. Получила педагогическое образование и начала работать в детском саду. Среди воспитанников был один рыжий мальчик, любимчик Кристины.

Люба, Аня и Кристина. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Люба, Аня и Кристина. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Рассказывает Кристина Панчишная:

— Я всегда мечтала о рыжем ребенке, но знала, что это нереально — сами-то мы шатены. Но в моей жизни есть место чуду. Посмотрите, какая у нас Анечка — совершенно рыжая! Это чудо. Лиза сразу захотела эту малышку назвать Аней, чтобы было как в «Холодном сердце»: принцессы Эльза (Лиза) и Анна.

— Как вы управляетесь с тремя девочками?

— Я поняла, что девочки — это хорошо. Все три раза я в самом начале беременности хотела мальчиков. Но к нам приходят иногда в гости мальчики, которые ведут себя совсем иначе, чем девочки. Они запросто могут что-то сломать, проколоть и пр. Мои девочки не производят сильных разрушений.

— Думали, что у вас будет много детей?

— Мы с мужем одиночки в семье, единственные дети, поэтому я мечтала быть воспитателем и иметь много детей. Но не верила, что когда-нибудь выйду замуж. Думала, что это несбыточно. Бабушка и мама у меня были без мужей.

У Ани уже есть и медали, и сережки. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

У Ани уже есть и медали, и сережки. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Ваш муж-общественник. Каково это?

— Сложно, но он по-другому не может. Хочет помогать другим людям. На этой почве бывают у нас и конфликтные ситуации. Недавно я все же настояла на том, чтобы он оставил для общественной деятельности только организацию «Отцы Карелии».

— А вы не принимаете участие в общественных проектах?

— Мне не все подходит. Моя тема — это дети, нравится заниматься с ними. Прежде мы ходили в дом малютки, детские дома, проводили там встречи, праздники. Сейчас я член организации «Многодетная семья». Недавно решилась на то, чтобы провести на детском празднике в библиотеке свою станцию — рисовала с детьми зверей.

— Вы помните ваше знакомство с Артемом?

— Он очень смешно шутил, мы симпатизировали друг другу. Сейчас он стал серьезнее. Говорят, что вместе смеяться хорошо, смех объединяет.

Лиза как хозяйка собаки сама придумывала ей имя. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Лиза как хозяйка собаки сама придумывала ей имя. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Чьей была идея взять собаку?

— Дело в том, что бабушка, которую мы перевезли из Узбекистана, очень скучала по своей кошке. Но в связи с тем, что у нас есть дети с аллергией, мы могли взять в дом только животное без подшерстка. Так появилась собачка, которую дети назвали Китти в честь героини любимого мультика, а бабушка зовет её Мусей. Решиться на собаку мне было довольно сложно. Я знаю свой характер — я не очень добрый человек. Молилась Богу: «Господи, ты же меня знаешь. Если ты видишь, что этой собаке будет у нас плохо, пожалуйста, пусть хозяев не будет дома, когда я за ней приду». И ведь их не было дома! Но я все же решила их дождаться. Зачем молилась?

— Кто отвечает за собаку?

— Хозяйкой считается Лиза. Три раза в день она ее выгуливает во дворе. Вчера был серьезный разговор, потому что Лиза вышла с ней всего на 3 минуты, потому что боялась пропустить все важное в своем фильме. Разговаривали об ответственности.

Блиц

Оказалось, что имена детям выбирали по очереди.

 

Рассказывает Артем Мамаев: — Все было по-честному. Мы тянули бумажки. Дважды победили мои варианты (Лиза и Аня), а Любе имя придумала Кристина.

— Чего нельзя делать в вашей семье категорически?

— Мы это не обсуждали, но бить детей, конечно, нельзя. Хорошо бы и голос не повышать на них, но это не всегда выходит.

— Какой опыт считаете самым тяжелым в жизни?

— Наверное, время конфликта между женой и мамой. Я не мог принять ничью сторону, мне хотелось защитить обеих. Сейчас мама живет отдельно, и отношения стали гораздо лучше.

— О чем вы жалеете?

— Наша свадьба была очень скромной. Мы даже на регистрацию не хотели никого приглашать, но несколько друзей все же пришли. Хочется какую-нибудь годовщину свадьбы отпраздновать ярко.

 

— Какая у вас сейчас цель?

— Хочется быть счастливым. Чтобы огонь в глазах горел, чтобы чувствовать жизнь, ее движение. Когда получается что-то сделать для семьи, для других людей, я чувствую подъем. Это ощущение как наркотик для зависимых людей — хочется возвращаться к нему снова и снова.

В семье с тремя детьми Китти чувствует движение жизни постоянно. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

В семье с тремя детьми Китти чувствует движение жизни постоянно. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев


В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям: родным, приемным, особенным — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Абзац