Мамочка Кудрявцева

На 8 Марта Ксения купила себе перфоратор, а на 14 февраля — шуруповерт. Это чтобы не звать мужа на час. Своего мужа у Ксении нет, но это целая история.

Ксения и Ромка. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Ксения и Ромка. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Ксения приходит на встречу после утренней смены в садике. Сегодня она там в последний раз работала дворником — сад закрывается. Жалко, говорит, уходить было — работа хорошая, люди тоже, провожали со слезой. По чужим документам Ксения отработала там почти год. Таким же неофициальным образом она трудится и в других местах: разносит газеты (с рекламными буклетами выходит до 5 тысяч в месяц иногда), клеит объявления на подъезды (1 штука формата А4 — 2 рубля, клей свой), разносит листовки от горгаза (25 копеек за ящик), каталоги из «Ленты». Временами моет подъезды или что попадется. Иногда подрабатывает таксистом — по чужому позывному. Ксении нужно содержать семью: у нее мама и двое детей. Официально устроиться работать она не может, пока не отдаст в ясли младшую полуторагодовалую дочку.

Действующие лица

 

Историю Ксении «Республике» в двух словах рассказала Людмила Драгунова, директор благотворительного фонда «Мама-дом» и приюта временного проживания женщин с детьми. Она сказала, что Ксения приехала с мамой из Кеми. Что переезд был затеян по причине слабого здоровья сына — у ребенка сердечная патология. Что человеку скоро 30 лет, а у нее в жизни сплошная война и суды — за сына, за правду, за себя. У Ксении есть мама, которая помогает Ксении растить детей. Других помощников нет.

Мама Галина Александровна и Рома встречают Ксению и Ассоль из роддома. Фото: из личного архива Ксении Кудрявцевой

Мама Галина Александровна и Рома встречают Ксению и Ассоль из роддома. Фото: из личного архива Ксении Кудрявцевой

«Мама-дом» — приют временного проживания для беременных женщин и женщин с детьми, находящихся в трудной жизненной ситуации. В команде организаторов приюта есть юрист, психолог и специалист по социальной работе. За бесплатной поддержкой может обратиться любая женщина с ребенком. Кому-то будет предоставлена возможность проживания в приюте, кому-то будет оказана продуктовая, вещевая и другие виды помощи. Если вы знаете людей, нуждающихся в поддержке, звоните по телефону в Петрозаводске +7-921-460-21-07.

После долгой беседы с Ксенией оказалось, что молодой маме действительно нужна помощь. Ксения хочет продолжить работать по специальности. Она профессиональный товаровед с высшим образованием, ее сразу возьмут на работу в магазин. Проблема заключается только в том, что ее дочку Ассоль (1 год 7 месяцев) не берут в ясли. И еще Ксения не отказалась бы от бесплатной помощи психолога.

Ксения

«Я родилась в 1989 году в Кеми», — начинает Ксения. Для нее вообще важно фиксировать даты всех событий в своей жизни. Например, она помнит, какого числа она впервые приехала в Москву с трехмесячным Ромкой, которого ждала операция. И какого числа было наводнение в Карелии, когда затопило их дом в Кеми. И в какие дни ее дети начали ползать, ходить, говорить и так далее.

Цифры и числа — это ее стихия. Возможно, она и в товароведы пошла из любви к ним?

В 2007 году Ксения приехала в Петрозаводск и поступила в кооперативный техникум на технолога общественного питания. Окончила техникум с красным дипломом и прекрасно сдала экзамены в университет на товароведа. Собиралась работать и учиться заочно.

Измерение воздушной камеры яйца было частью дипломной работы Ксении. Фото: из личного архива Кудрявцевых

Измерение воздушной камеры яйца было частью дипломной работы Ксении. Фото: из личного архива Кудрявцевых

Ксения: — Я очень хотела учиться, сдавала экзамены, убегая с работы. Не сомневалась, что поступлю — у меня был высокий проходной балл. Периодически дергала подружку: «Оля, посмотри в интернете, есть ли уже списки зачисленных?» И вот она мне как-то звонит и говорит, что меня в списках нет. Оказалось, что я сдала копию документов, а не подлинники, поэтому они решили, что я выбрала другой вуз. Я не знала, что делать. Была готова лететь за документами, падать в ноги секретарю. В общем, мне сказали, что если подлинников не будет на кафедре к 9 утра следующего дня, меня не возьмут на этот курс. Я была в Кеми. Через 7 минут уходил мой поезд. Я запрыгивала в него на ходу. Так меня в 2010 году приняли учиться в вуз.

— Что вы делали после техникума?

— Я стала продавцом в «Зодиаке». Продавцами там работали парикмахеры, бухгалтеры, повара и представители других профессий. Мы называли его магазином несбывшейся мечты. Я жила в общежитии, там и познакомилась с отцом Ромки.

Ромка в магазине. Помогает маме быть товароведом. Фото: из личного архива Кудрявцевых

Ромка в магазине. Помогает маме быть товароведом. Фото: из личного архива Кудрявцевых

Сын родился в 2012 году. Врачи плохо верили, что он будет жить — ребенок появился на свет весь синий, с тяжелой сердечной патологией. Папа Ромки и врачи уговаривали Ксению отказаться от сына и оставить парня в больнице. Ксения сына не оставила, собрала вещи и поехала с ним к маме в Кемь. Жили на мамину зарплату и пенсию в 8 тысяч рублей по уходу за ребенком-инвалидом. Параллельно молодая мама оканчивала институт.

Ромка

Ксения: — Первые две операции у нас были по квоте. Лечение проходило в Центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева в Москве. На выживание нам давали 10%. Повезло, что в первый раз Ромку оперировал знаменитый кардиохирург Лео Антонович Бокерия.

Лео Бокерия — советский и российский врач-кардиохирург, изобретатель, организатор медицинской науки, педагог, профессор. Академик РАН и РАМН, член Президиума РАМН. Главный кардиохирург Минздрава РФ. Ромке повезло.

Трехмесячный Ромка после операции провел 6 дней в реанимации. Ксению к сыну не пускали — в течение нескольких суток ребенок жил со вскрытой грудной клеткой. Потом ей сказали, что прогнозы плохие. 26 июня у Ксении был день рождения, а 25-го в коридоре больницы её поймала старшая медсестра: «Мамочка Кудрявцева? Хотите увидеть сына?» Именно в этот день случилось чудо: Рома оправился настолько, что его перевели в общую палату.

Ксения рассказывает все это с жуткими подробностями и, не переставая, плачет.

Ромка обожает улыбаться. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Ромка обожает улыбаться. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Вторая операция прошла в том же центре в Москве почти через год. Лечение и реабилитация заняли почти полгода. Ксения рассказывает о том, как сталкивалась с несправедливостью, вымогательствами, с ужасами лечебных учреждений, но, в то же время, всегда находились люди — врачи, медсестры, которые помогали, иногда шли против правил, не брали денег и подбадривали.

Папа

Рассказывает Ксения: — В Кеми меня обижали. Говорили, что ребенок-инвалид, неизвестно чей. Папа от Ромки отказался. Потом через суд я устанавливала отцовство, ходила по судам, выбивала повышения алиментов.

Весь 2015 год у меня прошел в судах. Я собирала чеки, хранила все выписки и справки, но проигрывала суды, потому что мой доход на официальной работе был больше, чем папы ребенка на неофициальной. И тут нашелся человек, который захотел мне помочь и заодно попрактиковаться в «семейных процессах». Мы начали с мирового суда. Была проделана огромная работа, и мы выиграли суд по повышению алиментов.

Папа и сын начали хорошо общаться после Ромкиного 5-летия. Отношения с Ксенией остаются напряженными. Ассоль растет вовсе без отца. Ксения говорит, что ее папа не захотел принять девочку по личным мотивам.

Ксения потихоньку учит сына читать. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Ксения потихоньку учит сына читать. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Как сейчас себя чувствует Ромка?

— У него осталась недостаточность митрального клапана. Мы ежегодно проходим обследования — здесь и в Москве. Дополнительно занимаемся с Ромой у специалистов — платно. Вообще ребенок хорошо развит, сообразительный, знает алфавит и цифры.

Ромарио — улыбка до ушей. Добряк и выдумщик. Ксения говорит, что он улыбается почти всегда — за это его любят врачи и воспитатели. По дороге из садика начинает рассказывать стих про унылую осень и тут же включается в игру по переделыванию слов с осени на лето. Вообще любую игру подхватывает моментально. С ним интересно.

— Почему девочку вы решили назвать Ассоль?

— Просто хорошее имя. Мой друг его придумал. Я предварительно узнала, что значит имя (послушная, гостеприимная) и пересмотрела фильм «Алые паруса». Мне все понравилось. Мечтаю, чтобы после окончания школы дочь попала на питерский фестиваль «Алые паруса».

Ассоль любит играть с машинками брата. Куклы - это не её. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Ассоль любит играть с машинками брата. Куклы — это не её. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Пока кареглазая Ассоль не ходит даже в ясли. В очереди на садик она 2550-я. Ксения говорит, что ходила в мэрию, объясняла, что ей нужно выйти на работу, чтобы в семье были средства на медицинские обследования и занятия с сыном. Но садики предлагают либо на Птицефабрике, либо в Военном городке. Ксения с детьми живет на Октябрьском проспекте.

Уважаемые чиновники и заведующие детскими садами с ясельными группами, пожалуйста, помогите Ксении записать ребенка в садик! Она сама готова работать там же нянечкой или поваром. И еще у Ксении есть перфоратор и шуруповерт.


В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям: родным, приемным, особенным — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Абзац