Мама дома

В Петрозаводске открылся приют для женщин с маленькими детьми, которым некуда больше пойти. Там их кормят-поят, снабжают необходимыми вещами, консультируют по вопросам практической жизни. В обмен обитательницы «Мама-дома» должны попытаться начать жить заново.

Надя не знает, что такое родной дом. Для нее пока дом там, где мама. Даже в подъезде. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Надя не знает, что такое родной дом. Для нее пока дом там, где мама. Даже в подъезде. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Сейчас в «Мама-доме» живут две семьи: Альбина на восьмом месяце беременности с дочерью Надеждой и Светлана с полугодовалым Арсением. Они ищут варианты жилья, которое может в перспективе решить их проблемы, оформляют документы, отъедаются и уже могут немного выдохнуть: жизнь продолжается.

В приюте - трехкомнатной квартире - могут одновременно жить четыре небольших семьи. Время пребывания там - от 1 до 3 месяцев. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

В приюте — трехкомнатной квартире — могут одновременно жить четыре небольших семьи. Время пребывания там — от 1 до 3 месяцев. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Благотворительный фонд «Мама-дом» создан в январе 2017 года. Его деятельность направлена на помощь женщинам с детьми, беременным женщинам, оказавшимся без поддержки близких, и семьям с детьми с ограниченными возможностями здоровья. На средства жертвователей в апреле этого года был открыт приют для временного проживания там матери с ребенком или беременной женщине в кризисной ситуации.

 

История первая. Альбина

 

Альбина, петрозаводчанка. Ей 24 года. Она не хочет замуж. Она мечтает о своем угле, чтобы жить там с детьми и мамой, которая скоро освободится из тюрьмы.

Надежда, дочка Альбины. Ей скоро будет 4 года. Любимые герои Надежды — свинка Пеппа и ее семья. Надя уже знает, что иногда можно заночевать в подъезде или в старой машине. В ближайшее время Надежда в первый раз пойдет в детский сад.


У Альбины мягкие движения, как у многих женщин на сносях. Она разговаривает спокойно, но слишком откровенные беседы ей не нужны. Слова «выкручиваться» и «шататься» звучат в рассказе слишком часто.

— Как вы попали в «Мама-дом»?
— Мне сказали о нем в «Истоках» (социальном центре «Истоки», муниципальном образовании для стариков, женщин, детей, людей с инвалидностью). Как я попала в «Истоки»? Шаталась по подружкам, пока не узнала случайно про этот центр. Я позвонила туда, мы встретились с Ириной Владимировной (заведующей отделением помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации) Они мне стали помогать. Потом дали контакты приюта.

— А потом что было?
— В пятницу мне Людмила (руководитель благотворительного фонда «Мама-дом») позвонила, я у сестры тогда ночевала. Сказала, что можно прийти в понедельник. А в субботу мы с ребенком ночевали в подъезде. А что делать?

Надя говорит, что в "Мама-Доме" ей очень нравится. Так много игрушек у нее еще не было. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Надя говорит, что в «Мама-доме» ей очень нравится. Так много игрушек у нее еще не было. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Это было впервые?
— В подъезде впервые. Когда Наде было три месяца, мы два дня жили зимой в разбитой машине. Потом выкрутилась. Сейчас я жду ребенка, и как выкручиваться, не знаю.

— Как вы ребенку объясняли про подъезд?
— Она еще маленькая. Я её просто просила потерпеть.

— Как вы жили до «Истоков»?
— Мы долго шатались. Я сама из Петрозаводска, прописана здесь, есть родственники, есть отец, но он меня не признает. Мы с ним даже не здороваемся. Мама с отцом разошлись 24 года назад, когда я родилась. Мы с матерью постоянно снимали жилье, выкручивались. У меня есть старшая сестра, которая тоже перебивается, как может. Она живет у родственников, у моей крестной. А я вот здесь.

— Дочка раньше не ходила в садик?
— Садик нам только что выделили. Сейчас я собираю справки и жду, когда вопрос решится окончательно. Еще я должна пройти комиссию, чтобы ее взяли бесплатно — у меня нет средств.

Альбина ждет дочку. Сестра попросила назвать ее Эльвирой. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Альбина ждет дочку. Сестра попросила назвать ее Эльвирой. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— А жилье где будете искать?
— Мы в жилье очень нуждаемся. Я уже написала письмо в мэрию, что живу где попало, по подъездам шатаюсь с ребенком. Раньше постоянно снимали, и все работали: мать, сестра, я. Крутились. Сейчас мать в местах лишения свободы и поддержки у меня нет. Я то здесь поживу, то там. То снимали, то к родственникам просились.

— В мэрии обещали помочь?
— В мэрии сказали, чтобы я ждала. Обещали в течение месяца выделить жилье из маневренного фонда. Будем надеяться.

— Представляете себе, как будете жить дальше?
— Я не знаю. Жду ответа от мэрии. Знаю, что могу прийти к отцу и жить там, но для меня это невозможно. Я ему не нужна. Он ко всем детям относится хорошо, но не ко мне. Я не знаю, почему. Больше всего я хочу свой угол, чтобы ни от кого не зависеть. Чтобы дети не оказались на улице. А остальное… Буду крутиться.

Надежда показывает кукле мультик про свинку Пеппу. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Надежда показывает кукле мультик про свинку Пеппу. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Какое у вас образование?
— Девять классов только. Думаю на биржу пойти, отучиться на кого-нибудь. Но с кем детей оставлять, не знаю пока.

— О замужестве не думаете?
— Я не хочу замуж. Хочу посвятить свою жизнь матери и детям. Мне не нужны мужчины. Нет, у меня обид нет, но замужество — это серьезное дело, до конца жизни. Я знаю, что такое настоящий мужчина, таких сейчас нет. У меня был человек, который мне помогал, друг. Хороший человек, но не моя судьба.

— Верите в судьбу?
— Верю в Бога — это помогает.

Альбина считает, что жизнь еще может наладиться. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Альбина считает, что жизнь еще может наладиться. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Вам хотелось бы свою жизнь изменить?
— Кому не хочется? Конечно, хочется. Как получу жилье — все сразу изменится, будет намного проще.

 

История вторая. Светлана

 

Светлана. 38 лет. Родилась в Пудоже. Там живет ее дочь-школьница. Старший сын учится в речном училище. Младший Арсений учится ползать.

Арсению полгода. Это спокойный улыбчивый человек.


Светлана сразу заявила: «Я кратко буду!» В конце беседы заплакала. Мне показалось, что она не очень верит в то, что все будет хорошо.

— Как вы оказались в приюте?
— Я приехала в Петрозаводск из Ленинградской области, из города Кириши. Жила тут у подруги. Ксюшка мне помогала — надо было ребенка кормить, памперсы ему покупать. Но мама ее была против моего присутствия. Тогда мне посоветовали сходить в церковь и попросить помощи в поиске жилья. В Екатерининской церкви мне дали номер Анны Ефимовой. Мы с ней встретились. Она мне еды дала. Подружка разрешила до субботы пока у нее пожить. Потом я пришла сюда.

— Сами вы откуда?
— Я родилась в Пудоже. Мама переехала в Ленинградскую область — мы за ней. Мама там замуж вышла, и мы жили с отчимом.

— А потом что?
— А что? Ничего. Не дружила я ни с кем: ни с мамой, ни с папой, ни с отчимом. Папа умер.

Светлана - старшая дочь в семье. Со своими сестрами и братьями она не общается. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Светлана — старшая дочь в семье. Со своими сестрами и братьями она не общается. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Мама благополучная?
— Благополучная. Ай, не хочу я все это рассказывать. Ну, она была лишена родительских прав. Нас шесть человек в семье детей. Все разъехались кто куда. Я сначала с мамой жила, потом с бабушкой в Пудоже. В школе 8-й класс не окончила, поехала снова к маме. Пожила там до 18 лет — опять вернулась в Пудож, вышла замуж, потом развелась.

— Ваши дети остались жить с папой?
— Дочке сейчас 14 лет, она живет с папой в Пудоже. Сыну 18 лет, он учится в речном училище. Арсений у меня третий ребенок. Мы с первым мужем давно в разводе, больше 10 лет уже.

— Второе замужество тоже не сложилось?
— Как бы да. От второго брака у меня детей нет. У нас вообще ничего общего нет. Когда он освободился, я сказала: «Подавай на развод!» Вот он подал на развод. А Арсений — от другого человека, мы с ним уже не живем.

Арсений хорошо чувствует маму. Они в тесном контакте. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Арсений хорошо чувствует маму. Они в тесном контакте. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Папа Арсению не помогает?
— Папа ходит и бухает. Я вообще не знаю, где он.

— У вас профессия есть?
— Даже две: штукатур-маляр и повар-кондитер. Отделке я сама научилась в Киришах. Работала у коммерсантов, халтурила. Халтур-то много, было бы с кем Сеньку оставить — нахалтурила бы денег.

— Вам было негде жить и работать с маленьким ребенком вы не могли. Не было мысли отдать Арсения в Дом ребенка?
— Была такая мысль, когда тяжело очень стало. Но я справилась. Сенька — моя радость. Когда вышла с УЗИ, где сказали, что родится мальчик, сразу назвала его Арсением. Сейчас ему полгода, он ползает, четвертый зуб вчера вышел.

 

— Как вы будете жить после приюта?
— Сейчас получу свидетельство о расторжении брака, начну получать детские. Скоро получу материнский капитал — куплю себе уголок какой-нибудь. Людмила и Анна помогут мне.

— Хочется что-то поменять в жизни или уже ни во что не верите?
— Я выкручусь. Еще не из такого выкручивалась.

 

История третья. Людмила

Людмила Драгунова — мама двоих детей, дизайнер и президент Благотворительного фонда «Мама-дом». Именно ей принадлежит идея организации временного приюта для женщин в трудной ситуации.

Людмила - человек активный и деловой. У нее есть план по развитию приюта. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Людмила — человек активный и деловой. У нее есть план по развитию приюта. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Как у вас возникла эта идея?
— Собственная шкура чувствительная. В моей жизни была ситуация, в которой нередко оказываются и другие женщины. В 33 года у меня возникла незапланированная беременность. История оказалась радостной для меня, но не для папы ребенка. Все банально: живешь с мужчиной без детей — все прекрасно. Как только намек на детей — до свидания. Сейчас вообще это часто случается. Поэтому когда женщины приходят сюда, я не задаю им вопросы о мужчинах — неважно, живем дальше.

— Вы тоже оказались на улице?
— Я не из Петрозаводска. Свое собственное жилье здесь приобрела только около полугода назад на материнский капитал. До этого было очень трудно. Несколько раз беременная с ребенком оказывалась на улице, потому что вовремя не вносила плату за съемное жилье. Меня спасла моя профессия, которая позволяла работать дома.

 

— Кто вы по профессии?
— Я дизайнер, проектирую интерьеры. Работала по ночам, когда родился ребенок. Делала проекты. Беременный дизайнер — это неплохо, мне все помогали. Работать было сложно — компьютер был слабенький, еле-еле работал, но я проявляла терпение и не отчаивалась. А что делать тем, кто не работает удаленно? Эти женщины оказываются заложниками ситуации. Мне кажется, здесь должна быть поддержка государства. Мамам с детьми до трех лет нужно платить нормальное пособие, чтобы они спокойно растили детей до садика.

— Когда возникла идея создать приют?
— Я три года я об этом думала. Потом нашла единомышленников в лице Анны Ефимовой и других сотрудников центра «Попечение». Мы начали работать. Сейчас я думаю: как мне повезло, что я родила второго ребенка! Только после его рождения я посмотрела на других людей и поняла, что могу кому-то помогать.

— Что вы думаете о судьбе женщин, которые сейчас живут в приюте?
— У многих из них есть родственники, но нет никаких родственных связей. У Светы маму лишали родительских прав. Отец Альбины не признает ее. Они росли без корней, поэтому такие шаткие, падают все время. Наша главная цель — дать им устойчивость.

 

— Как к вам попадают эти женщины?
— В соцсетях активно работает группа нашего фонда. В храмах рекомендуют отчаявшимся женщинам обратиться к нам. Куда идет потерявшая все женщина? В храм! Даже неверующая, если ей нечего есть. Есть мамочки, которые звонят-пишут, но не приходят. Значит, не настолько нужна помощь. Просить за ребенка, которому нечего есть, не стыдно. Надо уметь прийти и попросить.

— Есть ли материальная база у фонда? Кто платит за аренду квартиры-приюта для женщин?
— У нас все это держится только за счет обычных людей. Кто-то поддерживает репостами, кто-то приносит вещи, продукты или дает деньги. Ежемесячная плата только за аренду трехкомнатной квартиры составляет 18 тысяч рублей в месяц. Я благодарна всем, кто оказывает нам помощь, без нее ничего бы не вышло.

— Кто входит в вашу команду?
— В нашем коллективе четыре женщины. Они отвечают за все вопросы, связанные с бытом в приюте. Обязательно кто-то дежурит в приюте, организуя в свою смену бытовую жизнь. Они занимаются приемкой вещей, продуктов, контролем за всем, что нужно для мам и детей. В приюте мамы не тратят деньги ни что. Как правило, средств у них нет. Света пришла к нам в зимней одежде — больше у нее ничего не было, даже щетки. Коляска была такой дряхлой, что мы ее заменили на другую.

Людмила и ее помощница Элина. У Элины, кстати, есть еще свои подопечные из бездомных. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Людмила и ее помощница Элина. У Элины, кстати, есть еще свои подопечные из бездомных. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

С нами на безвозмездной основе сотрудничают психологи, юристы, социальные работники. Юристы помогают женщинам разобраться с документами, оформить пособие, материнский капитал, собрать справки для садика. Проблем у женщин много, но сейчас у них есть шанс изменить свою жизнь.

— Вам жалко женщин, которые сюда приходят?
— Иногда хочется их пожалеть, но я этого не делаю. Им надо помогать, а не жалеть. Они многого не знают, сколько бы лет им ни было, отчаиваются, перестают верить.

"Мама-Дом" - единственный в городе общественный приют для беременных женщин и мам с небольшими детьми Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

«Мама-дом» — единственный в городе общественный приют для беременных женщин и мам с небольшими детьми Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев


От автора:

Если у вас есть желание помочь приюту «Мама-дом», то на странице приюта в социальной сети можно узнать о том, что можно сделать для развития этой идеи. Сейчас, кстати, идет поиск администратора в приют. Может быть, кто-то как раз думает о том, чтобы стать нужным другим людям?


В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям: родным, приемным, особенным — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Хорошие карельские книги. Почти даром