Камни и крылья

Надежда Варлевская считает, что человек может подняться с любого дна. И каждому при желании дадут крылья. Для этого нужно не так много: не сломаться, даже если очень плохо, и верить в свою судьбу.

Надежда Варлевская из поселка Березовка Кондопожского района — многодетная мама. Чтобы сосчитать ее детей, нужно уметь запоминать, поскольку за одним столом в доме в разное время собирались совсем разные детские компании, состоящие из родных детей и приемных, детей мужа и детей родственников, внуков и племянников. Старшие вырастали и уезжали, их место занимали средние и младшие, в число которых попадали и дети из других семей.

На двери дома Варлевских нет замка. По деревенской традиции здесь ставят у входа метелку, когда нужно уйти из дома. Не знаю, успевают ли ее ставить — людей в семье много и каждый занят своими делами, требующими мобильности. Обычному человеку трудно представить себе такое хозяйство, где параллельно с ведением дома, уходом за скотиной и производством молочной продукции почти в промышленных объемах люди заняты ежедневной работой по проектам, предполагающим развитие целого поселка. Сейчас, например, команда старших Варлевских — Надежда, ее муж Сергей и его сестра Тамара — открывают в 17 километрах от Березовки центр крестьянского труда «Кивачские пожни».

Любимчик Надежды - пони Уголек - живет в Центре развития крестьянского труда. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Любимчик Надежды — пони Уголек — живет в Центре развития крестьянского труда. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Надежда все делает очень быстро. Быстро думает, быстро принимает решения, быстро передвигается на своем минивэне по разбитым березовским дорогам. На ней блузка, рыжая меховая жилетка, никаких шапок, волосы перехвачены в хвост яркой заколкой и маникюр под настроение.

В Березовке ее знают все. Там она — тёть Надя или Геннадьевна. Звезда поселка, лауреат Карелии 2016 года, активная, яркая, бесстрашная и своя. В разговоре выяснилось, что нынешняя ее жизнь — это второе дыхание, открывшееся после тяжелейшего периода в ее судьбе.

Действующие лица

Все будет хорошо!

Надежда родила шестерых детей. Четверо были усыновлены или взяты под опеку. Она говорит, что весь смысл ее жизни — в детях. Для детей в деревенском доме поставлен теннисный стол, куплено пианино. Младшие учатся в школе, занимаются музыкой, рисованием, теннисом, участвуют в командных играх, дружат. Старшие со своими семьями живут в Петрозаводске. У Надежды восемь внуков. Между тем жизнь этой семьи, по словам Надежды, вполне могла оборваться. Этот период в ее биографии она считает самым тяжелым.

Надежда говорит, что ей всегда жарко. Даже в мороз. Может, и правда, «Кивачские пожни» - это место силы? Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Надежда говорит, что ей всегда жарко. Даже в мороз. Может, и правда, «Кивачские пожни» — это место силы? Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Я третий раз замужем. Воспоминания о втором браке я просто вычеркнула из жизни: слишком много было ошибок, беды и потерь. Я потеряла дочь, сама чуть на тот свет не ушла и вся моя семья чуть не исчезла с лица земли. Закалилась тогда так, что сейчас у меня на все есть силы. Когда многое теряешь, потом либо идешь окончательно вниз, либо у тебя открывается второе дыхание. Сейчас у меня внутри тяжелый груз и одновременно растут крылья.

— То, что было пережито, вас до сих пор не отпустило?

— Это никогда не отпустит, моя дочь умерла, не перенеся такой жизни. Жизнь у меня была не из легких. По сути, я почувствовала себя уверенно и хорошо только после 2000 года. Тогда я поняла, что меня любят и что я сама могу кого-то любить. Когда мы сошлись с Сергеем, у меня было четверо детей, а у него две дочки от первого брака. И он полюбил моих детей, как своих. И сейчас помогает им и мне во всех сумасбродных идеях, хотя они ему не всегда нравятся.

Посадница

 

— Откуда вы родом?

— Я родилась и провела часть взрослой жизни в деревне Посадница Всеволжского района Ленинградской области. В детстве было много счастья, правда, жаль, что оно было очень коротким. Отец умер, когда мне было 6 лет. Мама работала днем и ночью, она была портнихой. У нее не было никакого свободного времени, но ее дети всегда были сыты. Мама не жалела денег на самые хорошие продукты. Помню, у подруги в семье иногда хлеб было не на что купить, а у нас всегда — салатики, пироги, молоко, сметана, творог не магазинные, а от частников. В 36 лет мама сильно заболела. Началась история с больницами и врачами, поэтому ответственность за сестер стала нести я.

Я тоже начала рано шить, вязать. В 17 лет я уже сама себя содержала, работала. Окончила два курса кулинарного училища в Кисельне. Хотелось учиться дальше, но не получилось — вышла замуж и сразу родила. Мой муж, окончив речное училище, ушел сначала в навигацию, а потом и из семьи.

Коров Надежда завела только четыре года назад. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Коров Надежда завела только четыре года назад. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Чтобы содержать сестер и детей, я начала выращивать на 20 сотках картофель, а потом сдавать его. Завела поросят, коз и куриц и распахала огород. Потом я научилась шить. Не сразу получилось, но уже к 1990-м годам я могла принимать заказы. Шила брюки, юбки, халаты.

Во втором браке я родила двойняшек. Мой новый муж загулял. Мне было так плохо, что я решила уехать.

Березовка

За 30 лет жизни в Березовке дом несколько раз перестраивался и ремонтировался. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

За 30 лет жизни в Березовке дом несколько раз перестраивался и ремонтировался. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Почему вы выбрали Березовку?

— Когда я оканчивала свое училище, первокурсниками стали ребята из Березовки. Я познакомилась с ними, а сестра моего мужа, которую я забрала из детского дома, в одного из них влюбилась и вышла потом за него замуж. Когда мне стало совсем тяжело, я приехала к ней в Березовку.

— Счастливая жизнь началась в Березовке?

— Если бы! Муж приехал следом за мной и уговорил снова вместе жить. Я согласилась, но стало все еще хуже, чем было. Это время даже вспоминать не хочется. Дошло до того, что моих детей забрали в детский дом, и я их чуть не потеряла. Жить вообще не хотелось.

— Как вы познакомились с Сергеем?

— Мы давно знали друг друга. Сергей после развода с женой жил с мамой. Иногда с ним жили две его дочки. Я тогда вообще не хотела больше начинать никаких отношений, но потом решила все же попробовать начать жить заново.

Сергей с младшей дочкой Лидой. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Сергей с младшей дочкой Лидой. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Муж не пил?

— У меня было такое условие. Я хочу жить спокойно, чтобы дети-внуки были со мной и чтобы меня любили. Сейчас он и сам пропагандирует трезвость. Было время, когда его девчонки перешли жить к нам. Старшая, Настя, перенесла это болезненно, очень переживала за маму, у которой были проблемы. Сейчас у Насти уже двое детей, Ксюшу недавно замуж выдали. Они часто к нам приезжают.

Два года мы прожили без записи. Потом захотели родить ребенка, появилась Лидия, мой пятый ребенок.

— Но вашу жизнь изменил Саша, шестой?

— Саша — удивительный ребенок: тонкий, чувствительный, мечтательный. И этот человек стал двигать всем в моей жизни.

Саша. Наследник Варлевских. Из личного архива Варлевских

Саша. Наследник Варлевских. Из личного архива Варлевских

— Как это?

— Он меня поддернул отремонтировать заброшенный Дом культуры в Березовке. Ему было четыре года, а он расстраивался, что местные ребята крушат это заброшенное здание. Начинал перечислять, что там будет: спортзал, танцы… А самое главное — все бесплатно или за очень маленькие деньги. И постоянно мне все это рассказывал. У меня есть ощущение, что он все предвидел, предчувствовал. Очень часто бывает так, что все сбывается, что он намечтает.

Вид на Дом культуры с балкона Варлевских. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Вид на Дом культуры с балкона Варлевских. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Центр сельских инициатив в Березовке расположен в здании бывшего Дома культуры. Многие годы здание было заброшенным. Два года назад семья Варлевских выкупила здание и позвала всех жителей поселка на помощь в ремонте помещения. Многие откликнулись. На деньги, собранные на площадке «Бумстартер», удалось подвести к дому газ. Теперь в Центре сельских инициатив проходят праздники, мастер-классы и прочие общие сельские встречи.

— Как ваш муж воспринял идею с реанимацией Дома культуры?

— Скандалы были, конечно. Это сколько денег надо из семьи выдернуть, чтобы вернуть кредиты за его покупку! Да еще здание нужно восстанавливать! Поначалу он воспринимал все это очень болезненно. Я сразу начинала обижаться, а он этого не выносит. Потом говорит: «Да ладно, справимся! Взялись — надо доделывать».

— Начал помогать?

— Я знаю, что он, если возьмется за что-то, все сделает правильно. Пусть не по-европейски, но все четко. Это черта мне нравится у него.

Записка от папы. Говорит, что кота избаловали. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Записка от папы. Говорит, что кота избаловали. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Дети вам помогают?

—  Старший Иван помогал — он каменщик — ремонтировать Дом культуры. Где-то стены восстанавливал, где-то нужно было оштукатурить. Он живет в Петрозаводске, приезжал оттуда вместе с женой. Сейчас я их не дергаю — у них ребенок недавно родился. Анатолий хотел заниматься сельским хозяйством — выучился на тракториста. Но жена у него городская, поэтому он тоже уехал в город. Но если что-то надо, Толя приедет и поможет. Другой из двойняшек — Николай — тоже может помочь.

— Почему вы решили взять в семью приемных детей?

— Один мальчик у меня был взят из спецшколы. За год он потерял всех родных, и его оформляли в детдом. Мой старший сын с ним общался, приводил к нам домой. Меня, честно сказать, зацепил его взгляд. Так ему хотелось какого-то тепла… Я стала его оформлять. Ему тогда было 14 лет, и до 20 он жил у нас. Мальчик тяжелый был — дышал клеем, бензином. У него толстое личное дело. Сейчас ему 30 лет. Сейчас мы с ним не общаемся особо. Один раз в городе встретила, а от него пахнет. Я ему прямо из машины зарядила кулаком. Теперь издалека машет.

— Как у вас появились девочки?

— Когда старшие уехали, стало пусто в доме. Я Сереже говорю: может, возьмем ребенка? Пошла выучилась на курсах приемных родителей на всякий случай. И вдруг мне звонят из администрации: «Есть двойняшки, но не очень благополучные». Жизнь у них была такая, что в свои семь лет они уже умели воровать и попрошайничать. Но у меня-то уже был опыт общения с разными детьми! Я поехала в Пряжу посмотреть на них. Сразу увидела, что девчонки детства вообще не видели. Сейчас они — красавицы, им по 16 лет. Хотят учиться, помогают мне.

 

— Старший внук сейчас живет с вами?

— Третий приемный ребенок — мой родной внук Дмитрий. После смерти его мамы, моей дочери, я стала его опекуном. Сейчас он учится в речном училище — пошел по дедовской линии. Первый год учился тяп-ляп. На второй год сказал, что вообще уйдет. Пришлось мне его хорошенько встряхнуть.

— Встряхнуть — это как?

— Буквально встряхнуть, натурально. Как еще сказать? Грубо пришлось поговорить. Сейчас ему 19 лет, у него все хорошо. В феврале пойдет в навигацию. Я ему с детства внушала, что он должен надеяться только на себя.

— Вы всем детям это внушаете?

— Со старшим переборщила — слишком залюбила его. Знаете, как бывает: поплачутся — жалко их. Вот и тащишь на себе котомки, деньги последние отдаешь. А этим мы балуем и портим детей.  Дети сами уже должны помогать. Это я только сейчас такой вывод сделала. Надо детям больше давать самостоятельности.

 

— Как появилось у вас в Березовке такое большое хозяйство?

— Я всегда держала личное подсобное хозяйство. У меня были поросята, куры. Только на коров я никак не могла решиться. Закупила их в 2012 году. После декретного отпуска встала на биржу, потом написала бизнес-план, взяла первых двух коровушек. Решила, что хоть с молоком буду. Мне дали 58 тысяч рублей — их хватило на одну корову. Вторую сын мне купил, четвертую тоже сын в рассрочку.

Поместье Варлевских

 

Центр развития крестьянского труда «Кивачские пожни» — еще одна перспективная идея Надежды. Семья оформила паи на огромную территорию земли в районе водопада Кивач. По идее семьи Варлевских здесь будет представлена модель устройства настоящей крестьянской жизни — с коровами, лошадьми, телегами, полями и прочим. На обустройство территории по гранту выделено два миллиона рублей. Часть денег была собрана на краудфандинглвой площадке, часть вкладывают в дело сами Варлевские. Здесь уже построен дом, где могут жить люди, которые хотят изучить вопрос, конюшня, баня, есть колодец и пруд. Посажен сад. Открытие центра запланировано на 30 декабря 2016 года.

Надежда Варлевская:

— Мне даже сны снятся, что я выхожу в поле, и рожь колосится. Пусть так не будет, но мы хотим хотя бы показательные поля засадить. Даже проживая здесь, видя, как мы работаем, может, кто-то хоть курицу себе заведет. Многие хотят, но просто не знают, с чего начать. А свое-то вкуснее магазинного!

— Не хотите ли расширять хозяйство?

— Я и 25 коров держала бы, но что у нас в Карелии нет практики семейных ферм. В Финляндии, например, у семейных хозяйств есть своя марка, и они несут ответственность за свою продукцию. Если что-то не так — наказывайте. Вот если бы можно было в Карелии создать свою семейную ферму со своим логотипом и своей ответственностью! Я же буду марку держать! Но нам не пройти эту сертификацию, мы не огромное предприятие. Иногда возникают мысли вообще отойти от этого дела. Может, начать лошадей разводить? Я их с детства очень люблю!

Индия

В 2011 году родные стали уговаривать Надежду куда-нибудь уехать на время. Уход дочери оказался для нее таким сильным переживанием, что близкие стали опасаться за ее здоровье. Надежда пошла в турагентство и согласилась на первое же предложение оператора. Так началась история ее любви к Индии.

Индийский гость в Березовке. Интернациональная игра. Фото из личного архива Варлевских.

Индийский гость в Березовке. Интернациональная игра. Фото из личного архива Варлевских.

— Я очень люблю Индию. Мы почти каждый год ездим отдыхать в эту страну. У нас там теперь есть друзья — семья доктора, который мне помог прийти в себя в мой первый приезд. Сейчас он и сам с удовольствием к нам приезжает в гости. Первая поездка во мне что-то поменяла. Я приехала домой немного другим человеком. Поняла, что очень многие люди здесь во мне нуждаются. И что мне еще есть, что им отдавать.

В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям — родным, приемным, особенным, — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

История подвиги: Петрозаводск изначальный