«Хочешь идти с правым ботинком на левой ноге? Иди!»

Фанские горы, Кавказ, пик Ленина, Килиманджаро… «А не будь у меня грудного ребенка, я не смогла бы совершить соло-восхождение на Эльбрус», — говорит Юлия, альпинист и мама двоих небольших детей. И ее муж Алексей абсолютно с ней согласен.

С Юлией Иванчик мы разговариваем о том, что рождение детей, безусловно, меняет твою жизнь, но повода отказываться от того, что очень любишь, нет. «Детям хорошо там, где хорошо родителям», — считает наша героиня. Если маме хорошо в горах, то и детям там будет хорошо. Если папа любит водный туризм и свой катамаран, то и его 4-летний сын не откажется от похода по порогам. Надежные партнерские отношения объединяют всех членов этой семьи, живущей в постоянном активном движении.

Действующие лица

 

  • Алексей — папа. Работает в Прионежской сетевой компании. Может сам построить катамаран и снять кино. Призер российских и международных конкурсов авторского кино.
  • Юлия — мама. Инженер-оптик. Обладает способностью смотреть на критическую ситуацию со стороны и быстро принимать решения. Оптимистка. Любит горы.
  • Слава — 4, 5 года. Был на Алтае, Эльбрусе, покорял Ялгору и Шую. Чемпион по скоростному спуску на беговеле по проспекту Ленина.
  • Даша — 1 год 3 месяца. Занимается плаванием и музыкой.

Буераки, реки, пики

— Что это такое, ваши горы?
— Стоит попробовать подняться один раз — потом хочется еще и еще. Я была на Кавказе, Памире, в Непале, в Средней Азии — в Фанских горах. Безумно красивый край, непередаваемо. Ходила на пик Ленина, но не дошла — замерзла. Хотя высота 6400 — она моя. На Килиманджаро мы поднимались в составе коммерческой группы. Нет там снега, нет! Все растаяло. На Байкале были много где. У меня в копилке есть и соло-восхождение на Эльбрус.

 

— В одиночку поднимались на Эльбрус?
— В 2013 году Славка был маленький, поэтому я не могла примкнуть ни к какой группе. На Эльбрус мы поехали всей семьей. Чтобы подняться на вершину, нужно в пути провести двое суток, а у меня ребенок грудной — с ним на высоту не пойдешь. Решили, что я сбегаю одна по-быстрому, без радиальных восхождений, которые помогают адаптации. Я себя знаю: высоту до 4000 я нормально переношу. Папа со Славой остались внизу. После мы обеда вышли, поднялись на «бочки» — переночевали. А потом я пошла дальше, одна. Видела группы, но примыкать к ним не стала. Эльбрус сейчас вполне доступная гора — там стоят вешки, тропинка обозначена. Я была уверена, что меня кто-нибудь догонит. Но этого не случилось, поэтому так вышло, что я одна поднялась на вершину.

— Были опасности?
— Был один участок сложный с сильным ветром, сдувал. Пригодилось умение выходить из своей шкуры и смотреть на ситуацию со стороны.

— Папа-то там как?
— Папа всю ночь не спал, кормил ребенка кашками и пюрешками. Спасибо ему, что дал мне такую возможность. Минутку я помахала сама себе на вершине и бегом вниз.

— А селфи на вершине?
— Камера замерзла, но один кадр я успела сделать. Наверное, со стороны обывателей это кажется удивительным — человек в одиночку пошел на вершину. Люди, которые ходят в горы, реагировали иначе — просто крутили пальцем у виска. Тем более что погода была не очень.

 

— Зачем вы пошли на эту вершину?
— Зачем люди ходят в горы? Этого вам никто не скажет. Каждый ходит за своим. Кто-то за адреналином, кому-то хочется что-то доказать… Другой просто любит быть один. Кому-то воздух нравится, кому-то компания.

— Откуда у вас такая уверенность в себе?
— Это, наверное, от человека зависит. Я все-таки умею «тормозиться» и смотреть на ситуацию со стороны. Я давно хотела этому научиться — вылезать из своей шкуры. Как в мультиках показывают, когда душа вылетает из тела и встает рядом. И я теперь так умею. Это помогает хладнокровнее и быстрее оценить ситуацию.

— Методика есть какая-нибудь?
— Это известный способ. Сидите вы с подружкой, она рассказывает про свою беду, а вы ей советуете, как поступить. Вам проще, потому что вы находитесь вне ситуации, видите ее со стороны. У меня возникали моменты, когда было ясно, что находиться внутри стрессовой ситуации нельзя. Надо было как-то выходить, вот я и научилась. Может, поэтому я и человек такой позитивный, не умею долго страдать. Страдания ведь тормозят тебя и не дают дальше идти.

— Скучаете по горам?
— Очень скучаю. У меня три года был «технический перерыв», но в этом году мы уже запланировали отпуск, поедем в альплагерь «Безенги», на Кавказе. Со всеми детьми. Даша уже была в водном походе в свои 6 месяцев, сейчас пойдет в горы. Не знаю, получится ли куда-нибудь сходить… Там нужно быть в группе, принимать участие во всех радиальных выходах. Если найдется группа, в которой инструктор согласится меня взять, я бы сходила в горы с удовольствием. Детям тоже будет хорошо. Им хорошо там, где хорошо родителям.

— Никуда без детей не ездите?
— Нет. Пока получается, что с 2011 года у меня дети на грудном вскармливании. Я никуда их от себя не отпускаю. Бабушек-дедушек у нас здесь нет. Я считаю, что бабушкам вообще не надо подсовывать своих детей — у них должна быть своя жизнь. Отдых без детей возможен, но я очень по ним скучаю. Хочется все же вместе быть.

— Как с двумя детьми без бабушки?
— Мы меняемся с папой. Он, правда, еще умудряется на тренировки ходить в спортзал. Мы научились распределять время и обязанности. И потом, тут главное не бояться трудностей. Зимой было время, когда папа не мог помогать мне водить Славу на тренировки по горным лыжам. Тогда я сама загружалась лыжами, Дашу сажала в слинг, брала такси и ехала за Славой в детский сад, а потом на тренировку. Это было тяжело. Потом я увидела, что у ребенка стало получаться, и он получает колоссальное удовольствие от занятий. В этом году мы с ним вдвоем ездили в Ялгору кататься на горных лыжах. Папа внизу был с коляской.

Папа воспитывает характер

Папа воспитывает характер

— Вы из Петрозаводска?
— Нет, мы с мужем из Петербурга. Алексея пригласили сюда работать в Прионежскую сетевую компанию. А я выходила в декретный отпуск. Он работает — я сижу с ребенком. Потом познакомилась на велопразднике с Наташей Кивирьян, и стало не скучно. Я очень рада этому знакомству. Иногда слышишь, что какие-то родители не занимаются своими детьми. Я здесь, в Петрозаводске, таких не встречала.

Тормозов net

В субботу на стадионе «Спартак» в честь юбилея полета Гагарина в космос большой компанией запускали бумажные самолетики. Делали модели на скорость, соревновались в точности и дальности полетов. Чемпионат проходил среди родителей и детей клуба «Беговел. Педалей net». Придумали и организовали этот клуб две мамы — Юлия Иванчик и Наталья Кивирьян.

— Большинство мам в декретном отпуске дома сидят, а вы клубы и соревнования организуете!
— Идея клуба была Наташина, она-то и познакомила нас с беговелом. Потом мы решили объединиться с другими родителями, арендовать помещение и пригласить тренера. Первым нашим тренером стала активная мама, спортсменка. Потом мы поняли, что наша перспектива — это не достижение спортивных результатов, а просто активная социализация детей. Тогда наш тренер открыла свой клуб, а мы пригласили учителя физкультуры — она работает с малышами, знает к ним подход, у нее педагогическое образование. Сейчас еще и второго тренера пригласили — туристку, велосипедистку. Клубу уже полтора года.

— Как вы все это организовывали, имея грудных детей?
— Был момент, когда я с рождением младшей дочки немного выпала из процесса, месяца на два. Потом стала сажать ребенка в слинг и вместе с ней ходила на тренировки. Сейчас приспосабливается Наташа со своим маленьким ребенком, уже третьим.

Беговел на заднем плане

Беговел на заднем плане

— Ваши дети умеют делать настоящие трюки на беговелах. Неужели не страшно за них?
— За своего ребенка страшно, поэтому с ним занимается папа. В прошлом году он здорово упал, съезжая вниз по проспекту Ленина. Несмотря на это, тренировки не прекратил. С другими детьми я чувствую себя уверенно, могу быть спокойной и способна их подстраховать. Конечно, без падений не обходится, но у нас есть вся защита, каски, — как полагается.

— Когда занимаешься с ребенком, как выбрать именно то, что ему нужно?
— Нужно пробовать. Кто-то сразу водит детей на коньки-лыжи-шахматы-английский-музыку. И смотрят потом на отклик ребенка. Конечно, это накладно и по времени, и по финансам: везде занятия стоят примерно 350 рублей в час. И все эти занятия нужно успеть попробовать лет до трёх, пока ребенок не ходит в сад. После трёх, как говорят в Японии, уже поздно.

— Сад мешает?
— Днем Слава в садике, а вечером у нас тренировки. Получается, что он либо с воспитательницей днем, либо с тренером вечером. У нас всего два дня свободных. Мне не хватает с ним общения. Папа нас ругает, что допоздна разговариваем. А когда еще?

 

— А вы с чего начали развивать ребенка?
— Мы начали с плавания. Это вообще очень полезно. При четвертой поликлинике стали ходить в бассейн. Мы пошли поздно — в год и три. А туда водят с двух месяцев. Дети очень стараются, кто-то плавать начинает. Нашему нравилось плескаться. Сейчас мы ходим плавать в бассейн самостоятельно. Еще ходим на скалодром и на горные лыжи. Сами занимаемся на батутах. У нас папа ко всему подходит системно. Он досконально изучил теорию, потом перешел к практике. Я таких пап еще не встречала. Воспитывает мужской характер наравне с мамой. Не ради достижения спортивных результатов, а ради здоровья.

— А Даша что делает?
— Мы с Дашей ходим плавать самостоятельно. В группе она отвлекается. Ходит в «Развивашку». Уже присаживается на беговелы. Даша у нас заняла 1-е место в своей возрастной категории в «Марафоне ползунков». Первый кубок у нас уже есть.

Первый кубок и первая командная победа

Первый кубок и первая командная победа

— Ради чего вы занимаетесь с детьми?
— Показать разнообразие мира, возможности человеческого тела и души. Интересно же пробовать себя в разных делах. У нас вся семья такая: папа водным туризмом занимается, а я хожу в горы. Мы чего-то все время хотим.

— У папы, говорите, есть свой катамаран?
— Более того, он его сам сделал. У него есть друг-конструктор, работает на «Рубине». Он создал чертежи, по которым Алексей, мой муж, создал катамаран. Сейчас эти чертежи просят люди со всей страны. Леша рассказывает им технологию и порядок склейки.

— Когда водишь ребенка в секцию, например, разве не хочется по-родительски, чтобы он там был самым первым?
— Все дети разные. Хотя родительские амбиции иногда дают о себе знать. Наша подружка Диана, например, уже свободно разговаривает по-английски. Слава английский хорошо схватывает, но балуется, не усидчивый. Ему нужно активное что-то, где не нужно мегаконцентрации. Но его хочется тут же усадить за английский, чтобы занимался и был как Диана. Но это нужно мне, чтобы он в свои четыре с половиной умел считать до ста. А многие и в три ведь читают и считают. Так что хочется, но надо понимать, что первый — один, и это огромная нагрузка и ответственность.

— И как с этими амбициями бороться?
— Чаще ставьте себя на место ребенка. Если мой ребенок не хочет сейчас что-то делать, я насильно в него ничего не впихну. Это может «выстрелить» потом. Мы со Славой долго пытались научиться читать и писать. Потом плюнули, и вдруг он как-то принес мне листочек со словом «мама», написанным ровными буквами. Никто его не заставлял. Я считаю, что родители часто мешают своим детям развиваться. Не нужно на них давить. Разумнее давать им пробовать многое и смотреть на отклик.

 

— Вы изначально имели цель дать своим детям все по максимуму?
— Это в процессе происходит, вокруг столько всего интересного! Скажу больше, я, пока не было детей, вообще не любила их и избегала. Потом, когда появился Слава, я тоже пыталась сопротивляться: у меня своя жизнь, горы-походы, друзья. Но это детское захлестнуло. Волна, от которой не убежать. Я сейчас радуюсь всем детям в клубе, они здорово заряжают.

— Есть ли у вас какие-нибудь табу в семье?
— У нас есть запрет на общение с телевизором. Эта штука детей так затягивает, даже самых маленьких, что потом им не хочется ничего делать. Мы живем в съемной квартире, и у нас есть телевизор. Мы его не включаем. Потом у нас запрещено все, что нарушает безопасность ребенка. Грубо говоря, рисовать на обоях можно, но залезать на лестницу с фломастерами без присмотра не следует. На то чтобы бегать и прыгать, запретов нет. Хочешь что-то попробовать — пробуй! Хочешь идти с правым ботинком на левой ноге — иди.

Долина свободы, Горный Алтай

Долина свободы, Горный Алтай

Все снимки в тексте — из личного архива Юлии Иванчик и Алексея Овсянникова


Мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям – родным, приемным, особенным, — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Хорошие карельские книги. Почти даром