Эмиль, Мю и Ко

В театре все возможно: огромные территории умещаются на одной сцене, время идет быстро, а герои живут так ярко, как того хочет автор представления. Можно ли все это перенести в жизнь, представив, что однокомнатная квартира — это целый мир, в сутках больше 24 часов, а отношения героев из неприятия легко перерастают в любовь? У Поляковых это получается.

Мастер-класс по кююккя. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Мастер-класс по кююккя. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Вячеслав Поляков и Ольга Портретова — актеры Национального театра. У обоих — звания и приличный набор театральных наград. Оба — яркие личности — мобильные, заряженные энергией и готовые к любым экспериментам. Возможно, главный источник их творческого жизнелюбия — неспокойная семейная жизнь?

 

Действующие лица

Ольга Портретова — актриса, педагог, воспитатель. Отличница. Водитель семейной машины. Морж.

Вячеслав Поляков — актер и режиссер. Его последний спектакль «Сын-медведь» — лауреат нескольких приличных театральных форумов. Капитан Национальной сборной по кююккя ORAVA. Президент команды фрик-шоу «На ходулях». Организатор и руководитель группы фаерщиков Sellerit. Выдумщик и организатор игр для детей и взрослых.

Мюриэль — названа в честь героини Туве Янссон. Ответственная и серьезная. Любит эксперименты. Вышивает крестиком. 13 лет.

Эмиль — назван в честь героя Астрид Линдгрен. Солист в хоре, художник, автор мультфильмов о героях из лего, заводчик муравьев. 12 лет.

 

Оля и Слава познакомились 20 лет назад в студии Арвида Зеланда. Говорят, что несколько лет друг друга терпеть не могли, но потом составили крепкий семейный союз. Календарь с портретами детей и свадебное фото в рамке на столе в гримуборной Полякова подтвержает характер их отношений. Сейчас у этих нагруженных талантом, репертуаром, преподаванием и прочим людей растут двое детей-школьников. Если бы это была пьеса, то драматург искал бы конфликт в этой благополучной истории. Сами Поляковы предпочитают избегать конфликтов.

Все хорошо! Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Все хорошо! Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

 

Действие первое. Хорошо, когда дети рядом

Ольга говорит, что когда ее дети находятся рядом с ней, ей спокойно и им хорошо. В театре эти дети — давно свои люди. Когда они были совсем маленькими, то умудрялись даже на горшок проситься между сценами в спектакле, а Мюриэль во время одного из вечерних представлений научилась стоять. А актеры уже привыкли к тому, что младшие Поляковы во время вечерних репетиций и спектаклей делают уроки в артистической гримерке мамы.

Эмиль очень любит читать. Правда! Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Эмиль очень любит читать. Правда! Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Кто-то из моих соседок по гримерке как-то сказал, что не представляет себе, чтобы перед спектаклем Эмиль и Мюриэль не сидели бы тут на диване без тетрадок и уроков. Я могла бы оставлять их дома, когда они подросли, но нет. Они все время с нами. Дома — телевизор и планшет, не проконтролируешь. Это для глаз вредно и вообще. К счастью, у них нет большого интереса лезть на какие-то дурацкие сайты, хотя они все равно, по-моему, смотрят много ерунды.

— На сцену не просятся?

— Нет у них рвения быть артистами. Эмиль чувствует себя на сцене совершенно свободно, но относится к выступлениям спокойно. Мюриеэль тоже органична на площадке, но выступать не любит. Они играют в некоторых спектаклях Национального театра — в «Женщинах Нискавуори», в «Ходари» выходят до сих пор, в «Камео» — в роли самих себя.

Эмиль любит рисовать, он снимает мультики. По кадрам. Человечки из лего что-то у него делают, замахиваются, он рисует им разговоры. Он постоянно рисует комиксы. Мюриэль сейчас крестиком вышивает.

 

Действие второе. Дети должны быть заняты

Самые тяжелые дни в семье — это когда у детей нет никаких занятий. С непривычки они начинают маяться.

Рассказывает Ольга Портретова:

— Первые их школьные годы спасались только тем, что я на машине. С первого класса они занимались балетом у Натальи Гальциной и учились в музыкально-хоровой школе. Когда Мюриэль пошла в первый класс, Эмиль был еще в садике. Года два мы жили по жесткому расписанию: в 2 часа у меня заканчивалась репетиция, я забирала Мюриэль, везла ее в музыкальную школу. Потом у меня были занятия со студентами, закончив которые я забирала Мюриэль из школы и везла ее на балет. Потом срочно до 6 вечера мне было нужно забрать Эмиля из садика, и вместе с ним лететь в театр, потому что в 6 часов в театре или репетиция, или спектакль. Иногда Слава возил детей в музыкальную школу на своем велосипеде с моторчиком. Эти два года «первоклассные» были очень сложными.

Сейчас у них проездные на троллейбус и они ездят сами.

 

И Мюриэль, и Эмиль учатся в лицее №1. Старшая окончила музыкально-хоровую школу, младшему еще год учебы. Они играют на фортепиано, Эмиль — солист хора. Оба поют и танцуют в детском фольклорном ансамбле «Крууга». Оба занимаются в художественной школе.

— А что балет?

— С балетом все. Эмиль ушел раньше, Мюриэль занималась дольше. Балетом нужно было либо продолжать заниматься уже профессионально, либо уходить. Я три года простояла у станка и знаю, что будет, если балетом заниматься в полноги. Мы пошли в народные танцы.

 

Действие третье. Когда родители — не только родители

С папой дети ходят в походы, катаются на велосипедах, играют в баскетбол, какются на коньках-лыжах и плавают в бассейне. С мамой Эмиль и Мюриэль ездят на гастроли, которые проходят в ансамбле «Крууга», а также учатся в школе, читают книги, красят волосы и вышивают крестом.

— Трудно следить за учебой детей?

— Я не заставляю их быть отличниками, но мне не нравится, когда кто-то из них просто не хочет работать, делать домашнее задание, например. Тогда я начинаю гневаться.

— Это как?

— Орать и ругаться.

Оля с битой для кююккя. Гневается она по-другому. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Оля с битой для кююккя. Гневается она по-другому. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Папа не вмешивается в процесс?

— Слава не будет тратить свое время на проверку домашних заданий. Он не считает, что учеба в школе — это самое главное в жизни. Я как-то с собрания в школе принесла домой памятку родителям, как решать задачи по математике в 3 классе. Так вот, они в 3 классе с помощью кругов Эйлера их решают. Я была в школе отличницей, но я — гуманитарий!

— Что вы позволяете делать своим детям?

— Я не против того, чтобы Эмиль отращивал волосы, а Мюриэль красила свои в разные цвета. В моем детстве таких возможностей не было, поэтому я это стала экспериментировать уже взрослой, и это выглядело странно. Сейчас модно цветное мелирование, и Мюриэль захотела. Я тут же заказала специальные мелки для волос. Мы с ней неделю побаловались, походили разноцветными, сейчас все мелки лежат на месте. Недавно дочь сказала, что хочет двухцветное окрашивание — пожалуйста! Я сама покрасила ее. Сейчас она ходи сама блондинка, а хвосты рыжие. Эмиль сказал: «Я хочу цветную полосу себе!» Хорошо, пожалуйста. Какого цвета? Наклейки, татуировки? — Пожалуйста! Ногти покрасить зеленым лаком? — Ради бога! Меня больше раздражает, когда они штаны закатывают зимой, чтобы голые ноги были видны. Иди по улице нормально, а в школе закатай, если тебе так хочется!

 

— Сколько лет вы живете вместе?

— В этом году будет 15 лет со дня свадьбы, но познакомились мы за 5 лет до этого на курсе Арвида Зеланда. Практически все время учебы мы друг друга терпеть не могли. Когда наши преподаватели узнали о свадьбе, то были в шоке. За все время учебы у нас был всего лишь один совместный отрывок и то не сильно про любовь. И на сцене мы до сих пор практически не играем вместе. Вот в «Лекаре поневоле» есть одна сцена, где мы мужа и жену играем. А вот так, чтобы персонажи… нет. Чтобы какая-то линия была враждебная или любовная — не припомню.

— Как организована ваша домашняя жизнь?

— Я шью, вяжу, вышиваю. У меня все идет в дело или ждет своего часа, поэтому Слава ругается, что я храню много ненужных вещей. Да,я ничего не выкидываю, у меня дома все есть. Если в тетрадке есть чистый листочек, я его не выброшу. Вырежу, разрежу на квадратики и положу в коробочку, чтобы записочки писать. Дети поражаются тому, что я сохранила в целости много вещей из своего детства: кожаные обложки на учебники, подставку под книги. Иногда я им показываю свой желтый механический карандаш. Мама мне купила этот карандаш в 4 классе. Он у меня был за всю школу один-единственный, я только стержни к нему докупала. Он работает до сих пор. Сейчас все одноразовое, а у нас-то было не так! Однажды смотрели с детьми фильм про Терминатора. Там есть сцена, где герой Шварценеггера идет напролом несмотря на на то, что у него уже нет глаза, каких-то частей тела. И Мюриэль вдруг говорит: «Конечно, советские вещи делались на века!». То есть, дети автоматически считают советским то, что нельзя сломать или разбить. У нас теперь часто эта история вспоминается.

Приятно смотреть в зеркало - всегда богиня! Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Приятно смотреть в зеркало — всегда богиня! Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Вы не вегетарианцы?

— Меня домашние называют зожницей. Я перестала пить соки из пачек, не переношу вкус ароматизаторов, не люблю колбасу. Я лучше куплю язык, сварю его и буду его потом нарезать кусочками. Вкусно и дешевле колбасы. Я в детстве выросла на пельменях. У нас есть дома и пельмени, и полуфабрикаты, но дети знают, что я не готовлю их.

Три лайфхака от Ольги Портретовой

Первый. Чтобы не тратить много времени на магазины и не забивать голову мыслями, кончилась в доме туалетная бумага или еще нет, нужно покупать все в стратегических объемах. Масло растительное — сразу канистру. Порошки — по 10 килограммов. Туалетную бумагу — 72 штуки. Пасту зубную по акции — сразу 15 штук. Все это нужно аккуратно разложить по коробкам и положить на полки. А на случай атомной войны у меня всегда в запасе консервы. Это у меня от бабушки, которая пережила войну и бедность. Она считает, что если у нее меньше 5 бутылок растительного масла, значит, у нее нет растительного масла.

Второй. Чтобы не тратить много времени на мысли о том, что приготовить, я нашла в интернете хороший список из тысячи супов и готовлю их один за другим по списку. Так же поступаю и со вторыми блюдами. Пельмени у нас на крайний случай, если у мамы с папой на выпуске спектакль.

Третий. Чтобы не тратить много места для размещения ненужных вещей в квартире, я нашла способ избавляться от хлама. Нужно взять непрзрачный мешок, сложить туда хлам, завязать мешок и убрать его на полку. Когда найдутся другие ненужные вещи, нужно достать мешок, не глядя развязать его и положить туда вторую партию хлама. Когда мешок наполнится, его можно выбросить. Главное — не развязывать и не пересматривать хлам.

 

Действие четвертое. У каждого должно быть место для своего дела

Большая семья Поляковых живет в маленькой однокомнатной квартире. Здесь есть место для кота, муравьиной фермы, больших улиток, рыб, фортепиано, шведской стенки и многочисленных коробок, где Оля хранит все, что может пригодиться в жизни.

Их самая большая мечта — увеличить жизненное пространство.

Театр как второй дом. Тут просторно. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Театр как второй дом. Тут просторно. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Маленькое пространство портит отношения?

— Это зависит от отношений. Если они в принципе не очень хорошие, может добить. А когда люди проще относятся к жизни, можно потерпеть. Я понимаю, конечно, что детям хочется иметь свою комнату.

— Где вы держите свои велосипеды?

— Все четыре велосипеда держим в колясочной, оборудованной нами под кладовку. Они хранятся вместе с оборудованием для фаер-шоу, приспоспособлениями для детских праздников, среди насосов для воздушных шаров, санок, скейтбордов, варений, солений, а теперь еще бит для кююккя.

 

Действие пятое. Имена детям не даются просто так

Мюриэль — это Крошка Мю. Эмиль — из Леннеберги.

Эмиль и Мюриэль из Петрозаводска. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Эмиль и Мюриэль из Петрозаводска. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Вячеслав Поляков до того, как стал артистом, учился на художника. На одной из его графических работ среди прочих многочисленных персонажей выделялась девочка с большими бантами — Крошка Мю.

Рассказывает Ольга Портретова: — И мы договорились, что когда у нас родится дочка, назовем ее Мю. Но в паспорте же не напишешь: Мю. Я начала искать и нашла имя Мюриэль. Я даже перевода тогда найти не могла. Сейчас я знаю, что это древнесаксонское имя в переводе значит «сверкающее море». Потом, когда у нас родился мальчик, решили, что тут уже будет моя любимая сказка — «Эмиль из Леннеберги».

Я понимаю, что имена типа Анжелика Иванова и Аида Шапкина звучат не очень. И мама моя была в легком шоке: Мюриэль Полякова.

— А девочке самой-то нравится имя?

— Сначала ей нравилось. Потом стала высказывать претензии, что ее имя никто выговорить не может. Теперь снова нравится.

Такой календарь висит у папы над столом в гримуборной. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Такой календарь висит у папы над столом в гримуборной. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— А Мю ее называет кто-нибудь?

— Я всегда зову Мюриэль. Но как ее только не называли! Последний вариант — Полякова Марсель. Я со своей фамилией тоже была и Портфелевой, и Арифметиковой, и Паспортовой. Имя Ольга мне не нравилось, и хотелось, чтобы меня называли по-другому. Ольги в мое время были везде. В пионерлагере из десяти девочек шесть были Олями. Зато Мюриэль уже ни с кем не перепутают.

— Эмиль — такой же сорванец, как в книжке?

— Он, как и герой Линдгрен, никогда ничего не делает со зла. И коммерческая жилка в нем есть. В его духе предложить купить сухие салфетки, намочить их и продавать как влажные. Как и у Эмиля из Леннеберги у него есть и шапейка, и ружейка, которую ему выстругал из дерева папа.

 

Действие шестое. Успех должен быть заслуженным

Эмиля любят фотографы. Его портрет украшает юбилейный буклет «Крууги». На огромном баннере на фасаде музыкально-хоровой школы — тоже лицо Эмиля. Фотограф попросил его взмахнуть руками, как дирижер. Эмиль сразу спросил: «Какую музыку я должен дирижировать?» Ему сказали, что все равно. «Тогда пусть будет Моцарт!».

Рассказывает Ольга Портретова: — Он пытался загордиться, но я ему сказала: «Стоп. Это не твоя заслуга, а родительская. Твоя заслуга — это то, что у тебя муравьи в третьем поколении растут, потому что ты их поишь-кормишь и мух им ловишь».

Эмиль. Фото из личного архива Поляковых

Эмиль. Фото из личного архива Поляковых

Лайфхаки от Эмиля

  • Если края муравьиной фермы смазать маминым блеском для губ, то ни один муравей не выползет за пределы домика.
  • Из опарыша можно вырастить бескрылую муху. Для этого посади личинку в пробирку, где мухе будет мало места, и все готово!
  • Если матка в муравьиной ферме умирает, ее место занимает самый крупный стражник.
  • Если посадить к домашним муравьям уличных, то можно наблюдать как они начинают взаимодействовать.

Слава Поляков видел рождение каждого своего ребенка. После рождения Эмиля вечером он играл Вяйнемейнена в спектакле «Творение мира. Песни первая и вторая». Спектакль был как раз о сотворении мира и рождении героя. Энергетика главного персонажа на том представлении была особенно мощной. Так жизнь в очередной раз повлияла на искусство.

Занавес.


В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям: родным, приемным, особенным — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Хорошие карельские книги. Почти даром