Дневник одной мамы: тайна усыновления

Скольких бед избежали бы Фивы, если бы Эдипу сразу сказали, что он усыновлённый! Нужно ли сейчас говорить ребенку, что он приемный?

Наш автор проходит все занятия Школы приемных родителей. Это тяжело, но очень полезно для любых родителей — нынешних и потенциальных. Встреча десятая.

19 марта, суббота

В поисках

Когда на прошлом занятии просили кого-нибудь вслух прочитать своё письмо к ребёнку, который придёт в семью, никто не решился, хотя задание выполнили почти все. Оно и понятно: это обращение к потенциальному новому члену семьи – слишком личное, выстраданное, непубличное. То же касается и тайны усыновления. Тайна – это преграда, барьер, забор, и такое ограждение можно поставить от чужих любопытных глаз, но между родителем и ребёнком преград быть не должно.

В предподростковом возрасте я придумала про себя, будто я не родная. Наверное, в определённом возрасте это придумывают все — по разным причинам. Мне нравилось так думать, живя с мамой, папой и сестрой, с полным комплектом бабушек и дедушек, которые души во мне не чаяли. Но более романтичной казалась мне жизнь в интернате — конечно, в придуманном интернате. Любимыми книгами были «Республика ШКИД» и «Педагогическая поэма». Мне нравилось и особое братство детей, бунтующих против мира взрослых, и попытка педагогов управлять детьми.

В нашей семье так не получалось: детей было слишком мало, да и противостоять было некому: никто нами особо не управлял. Но если бы моя придумка в тот момент вдруг оказалось правдой, трудно предсказать, как бы я могла себя повести: возможно, сбежала бы из дому в поисках настоящего «Я». Есть возраст, в котором и так слишком много нового, когда появляется недоверие к родителям и тяга к новым друзьям, и к этому возрасту пакет правдивых знаний о себе у ребёнка должен быть сформирован. Значит, родители просто обязаны раньше сказать ребёнку, кто он и откуда, — тогда, когда он примет это как должное, а не надеяться до последнего на авось.

«Знание — сила»

Эту аксиому мне вбили в голову и родители, прожившие жизнь, надёжно обложившись энциклопедиями, и одноимённый журнал, выписываемый прадедушкой с 1926 года. Все кроссворды в нашей семье — даже с фрагментами в «Науке и жизни» — отгадывались всегда до последнего слова. БСЭ в 50 с лишним томах, подаренная папе на свадьбу дедушкой, стояла на четырёх длиннющих полках в чулане, и тропа к ней не зарастала. И если «знание — сила», то верно и обратное утверждение: «незнание — слабость».

Незнание важнейших фактов о самом себе — это прореха в броне, делающая человека уязвимее. Можно усыновить ребёнка младенцем, сделать фотографии с конвертом у роддома, изменить дату рождения и растить его в полном неведении о собственном происхождении. Можно придумать железобетонную легенду, на каждый внезапный вопрос быстро изобретать ответ и ловко выкручиваться. Но придёт время, когда выросший человек отправится в путешествие по просторам инета и найдёт какие-нибудь несовпадающие факты: «Мама, а что ты делала на сплаве на рафтах за месяц до моего рождения?» Лучше не рисковать. Представляете, скольких бед избежали бы Фивы, если бы Полиб и Меропа сразу сказали Эдипу, что он усыновлённый?

К десятому занятию все кандидаты в приёмные родители должны были нарисовать и принести генограмму своей семьи — схематичное семейное древо. Это заставило каждого из нас обратиться к родственникам, чтобы заполнить белые пятна. Многие узнали или заново осмыслили новые факты из истории собственной семьи. У всех в генограмме оказались и те, которыми гордится весь род, и те, которых стыдится: родственники о них, как правило, мало знают, так как обсуждать их было не принято. Почему же, гоняясь за знаниями, мы так мало обращали внимания на факты собственной истории?

«Джон»

Одно из первых заданий тренинга — представить, кому вы могли бы доверить своего ребёнка, если бы с вами что-то случилось. Вариантов ответов — масса: перечислены все близкие люди от родных и крёстных до друзей и коллег. Вот только странно, что «государство» занимает в колонке ответов предпоследнюю строчку, а «профессиональная приёмная семья» — последнюю.

Главная задача — понять, какие чувства ты испытываешь теперь к этому человеку, который воспитывает твоего ребёнка. Благодарность? Зависть? Ревность? Тревогу? Желательно отдать его тому, с кем у самого ребёнка уже сложились тёплые и доверительные отношения. Но точно не государству, пусть оно воспитывает своих солдат.

Самое сложное — выработать в себе правильное отношение к кровным родственникам приёмного ребёнка. Не считать себя лучше, не относиться свысока. Попытаться понять.  Мы делимся на три группы: кровные родители, дети и приёмные родители. Затем мы — кровные и приёмные родители — вступаем в перепалку и начинаем выяснять отношения прямо через головы детей: поливаем друг друга грязью, обвиняем, угрожаем, оправдываемся. Кого обвиняем? Кому угрожаем? Увлечённые разборками, мы забываем про чувства детей. А все наши слова — тяжёлые слова с двух сторон — падают прямо на них.

У ребёнка есть право знать о своих родственниках, а при некоторых формах устройства в семью — и право общаться с ними. Это трудно сразу осмыслить. Можно испытывать благодарность к незнакомой тётеньке, что она родила человечка, с которым тебе посчастливилось жить, который украшает, освещает и оживляет твою жизнь, но впускать её в жизнь ребёнка — очень сложно. Чаще всего в интересах ребёнка такие встречи проводятся на нейтральной территории и под контролем приёмных родителей. А если ребёнок вырос и стал самостоятельным? Как уследить? Просто понадеяться на то, что он правильно воспитан и сделает верный выбор?

Но кровные родственники есть не только у потенциального ребёнка, но и у приёмных родителей. И они тоже должны быть готовы к приёму в семью нового члена. На первом месте, как всегда, — наши родители. Не важно, сколько нам лет, для них мы всегда дети. И редко кому из родителей идея их детей взять приёмного ребёнка сразу придётся по душе. Они отговариваются тем, что чужая кровь, чужая генетика, а на самом деле — просто боятся за нас, за то, что мы можем не справиться. Родители — это тыл, это поддержка и помощь. Они имеют право знать о решении заранее и готовиться ещё до появления ребёнка. Они воспитали нас и всегда помогут нам воспитать ребёнка, если он станет нашим. Какими бы путями он ни появился.

На следующем занятии обещали что-то вроде экзамена. Неужели можно провести экзамен на умение чувствовать, а ведь именно этому нас и учил…


Напомним, на прошлой встрече в Школе приемных родителей речь шла о том, как научиться быть непохожими на родителей.

В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям – родным, приемным, особенным, — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

История подвиги: Петрозаводск изначальный