Дневник одной мамы: понимать ребенка

Попробуйте как-нибудь принять участие в ролевой игре: мама-папа-ребенок-бабушка-дедушка. Просто ради интереса поставьте себя на место сына или дочки — ощущения наверняка вас удивят. Второй шаг навстречу идее взять в семью ребенка сделан!

23 января, суббота

Неделя была непростая, полная тревог и сомнений. В выходной проснулась, надо идти на курсы Школы приёмных родителей, а в кармане оказалось всего 7 рублей… Вроде можно не идти. На первом занятии нам сказали, что если в финале кто-то из прошедших курсы почувствует, что это ему не нужно, что принять ребёнка в семью он не сможет, то это тоже положительный результат. Может, не длить мучения?

Иду пешком. Очень быстро и в горку. Как человека, проводящего полжизни за компьютером, меня сочетание свежего воздуха, бодрящего морозца, ослепительного солнца и собственного физического усилия неизменно приводит в прекрасное состояние: «Я снова жизни полн — таков мой организм».

Уже в совершенно благостном настроении захожу в зал, где проходят занятия. Кто оказался в нашей подгруппе? Поначалу кажется, что все самые яркие и интересные пары попали не к нам, но это ошибка. К нам, к нам!

Вижу и новые лица. Хотя организаторы курсов нам сказали, что надо посетить все занятия с первого до последнего и никакого добора не будет — группы уже сформированы, но снова и снова возникают люди, которым важно получить свидетельство пораньше — уже есть ребёнок, и он ждёт. А в интересах ребёнка все всегда идут навстречу. Смотрю на новых ребят: красивая молодая пара, есть свои дети, хотят взять к себе детей родственников из неблагополучной семьи. Чудные люди. Мне аж завидно: они хотя бы знают своего будущего сына или дочку, это не фантом, а реальный человек!

Начинаем с вопросов по прошлому занятию. Вопросы есть, в этот раз все ведут себя свободнее, чем на первом занятии. Обсуждаем фильм «Жди», где героиня проходит все стадии — от кровной семьи до приёмной — через отрицание к пониманию и принятию. Затем переходим к новой теме: «Развитие ребёнка», сейчас речь идёт о стабильных и кризисных периодах развития обычного здорового ребёнка в семье, то есть ребёнка без травм привязанности. Но это и верно: прежде чем научиться понимать детей с расстройствами привязанности, надо знать норму. На этом занятии самые милые и безопасные этапы развития ребёнка: рождение, младенчество, ранний возраст, кризис трёх лет, дошкольное и среднее детство. А подростковый возраст и юношество будут уже на следующем занятии.

И опять всё начинается с вездесущей пирамиды Маслоу. В разных местах своего обучения рисовала её стопятьсот раз, в этот раз можно не рисовать. Вообще, здесь на занятиях записывать и даже запоминать не обязательно, всю теорию можно переписать на флешку. Здесь важно — участвовать в психологических играх и тренингах, пропускать весь опыт игр через себя, сосредоточиться на своих чувствах и ощущениях. И, по сути, заново открывать мир чувств: своих чувств и гипотетических чувств ребёнка. Похоже, цель этих 11 занятий для кандидатов в приёмные родители — повышение нашего эмоционального интеллекта, нашей эмпатии. Нас действительно учат понимать ребёнка, выстраивать с ним отношения. И на этом пути не столько применять готовые логические схемы, сколько осторожно протаптывать самому тропинку, лавировать между подводными камнями. Можно сказать, что это обучение не через разум, а через сердце.

И тут я опять не в лидерах. С чувствами у меня не очень, скорее, я головной, теоретический человек. Зато появление тут пирамиды Маслоу мне понятно: если не удовлетворены базисные потребности ребёнка, дальше развиваться он не сможет. А базисные потребности младенца — это не только быть сухим и сытым, но и потребность в любви, прикосновении, тёплом дыхании, т. е. в выделенном общении с собственным взрослым. Без своего взрослого маленький человек может умереть. И иногда умирает.

Первая игра занятия — «Рождение ребёнка». Всей группой концентрируемся на чувствах и ощущениях ребёнка. Что он чувствует? Его выталкивают из спокойного, тёплого и привычного мира в новый, холодный и неуютный. Рождение для него — сильнейший кризис. И помочь пережить этот ужас могут только знакомый мамин запах, ласковые руки, полная грудь. Как же переживают этот кризис те новорожденные, кому всего этого не досталось? Холодная простыня, чужие лица в масках, дежурная бутылочка… Здесь и закладывается особенность тех детей, которые придут к нам семьи. Детей с расстройствами привязанности, к которым родители не прибегали на крик. Кричишь-кричишь, а в ответ — тишина и пустота. Мир не отвечает. И ребёнок в ответ замолкает.

Рассматриваем стадии формирования привязанности у ребёнка в семье: во время беременности — вынашивание, затем до полутора лет — донашивание, с полутора до трёх — у маминой юбки, с трёх до семи — в поле зрения мамы, а с семи лет начинается формирование образа внутреннего родителя. И, если всё хорошо, то к переходному возрасту образ внутреннего родителя сформирован, становится авторитетом и защитой ребёнка в сложных ситуациях. Так происходит, если привязанность между взрослым и ребёнком не была нарушена, если взрослый был достаточно эмоционально зрелым, чтобы на каждом этапе приспособиться к изменениям ребёнка и его растущим потребностям, скорректировать своё общение с ребёнком, не задавив его, но не и не распустив.

В следующей игре участвуют пятеро: один — «ребёнок», четверо — «мама», «папа», «бабушка» и «дедушка». Взрослые говорят «ребёнку» ласковые слова, а «ребёнок» их слушает и воспринимает. Вопрос каждому тот же: «Что вы чувствовали?». Говорить хорошее было приятно, а играющий ребёнка сказал, что поднимается неосознанная радость. Так формируется привязанность: младенец распознаёт голоса близких людей, чувствует обращённую к нему ласковую интонацию.

Кризис трёх лет у ребёнка должен быть, это становление его личности, его «я», и плохо, если этот кризис никак не проявляется. Мы делимся в группе на пары, проводим несколько игр на сопротивление и противостояние «взрослого» и «ребёнка». Обмениваемся ощущениями, реконструируем свои чувства: всем нам плохо, когда нас побеждают. А победить трёхлетку просто — взял подмышку и понёс, куда надо тебе, взрослому. Право силы — не право. И ещё мы недооцениваем детские игры. В дошкольном возрасте главное — давать ребёнку играть вволю. Иначе он будет доигрывать своё в школе. Особенно ребёнок с нарушенной привязанностью, который с момента принятия в семью все стадии привязанности начнёт проходить заново…

Потом неожиданное задание: вспомнить свою самую любимую игрушку. И тут меня удивляют мужчины, в деталях описывающие свои машинки и грузовички — и цвет, и материал, и запах, и ободранную краску. Прямо марсели прусты! А я одной любимой игрушки не помню — да и не было её: в разном возрасте любимыми были разные. А привязанность к любимой игрушке, как и к домашнему питомцу, — это важно, это ведь тоже форма проявления привязанности.

Последнее задание опять мнемоническое — вспомнить своё последнее лето перед школой. Вот это лето я помню хорошо: ощущение свободы и взрослости, ожидание какого-то качественного скачка. И да! В школе не надо будет спать! У младшего школьника, если всё было правильно, должна сформироваться ещё одна привязанность — к учителю. В моём случае этого тоже не было. Мне не нравилась моя первая учительница, а ей взаимно не нравилась я. Начинаю подозревать, что у меня у самой не всё ладно с привязанностью… Проблемы школьные — предсказывают нам — у ваших детей будут. И очень важно во всех школьных конфликтах быть на стороне ребёнка. Всегда, в любом случае.

Занятие было очень насыщенное, и в конце на обратной связи почти все пары, уже имеющие своих детей, говорят, что подобные курсы надо проходить не только приёмным, но всем родителям, чтобы научиться понимать своих детей.


Напомним, знакомство участников группы ШПР произошло на предыдущем занятии.

Хорошие карельские книги. Почти даром