Чем смешнее, тем лучше

Елена Осолоткина воспитывает детей — своих и приходящих — по своей методике. Сложные вещи она упрощает, а простые превращает в игру.

Двойной портрет. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Двойной портрет. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Елена — педагог и математик. У нее есть своя образовательная площадка для детей «Детский университет», где изучают математику, физику, робототехнику, английский язык и другое не по школьной методике. В декабре Елена собирается провести первый в Петрозаводске большой математический фестиваль «Дети играют». Идея — показать, как можно весело взаимодействовать с ребенком, обучая его по ходу игры всем базовым математическим навыкам.

У Елены есть внушительный теоретический потенциал и солидный практический опыт, возникший в процессе воспитания собственных детей.

Действующие лица

 

— Когда и как вы начали заниматься детским развитием?

— История началась с того, что я сделала своими руками огромное количество пособий по методике Монтессори, карточек и кубиков для сына, когда он был еще совсем маленьким. Я рисовала картинки, писала слова, буквы, цифры, рисовала точки и много всего другого. К тому времени многие родители пытались встроиться в систему раннего развития. С самого рождения мой сын чем-то занимался: плавал в бассейне, с полутора лет учил французский язык. Я вдруг поняла, что родился ребенок, а я ничего не знаю. Здесь, как у Вернадского: главное — задавать вопросы, а информация сама будет вокруг тебя сама аккумулироваться.

— И все это пригодилось?

— Сейчас трудно понять, потому что сын у меня всегда был очень умным. Мы стартанули с французского языка. Это был эксперимент: педагог играл роль француза, ни слова не знающего по-русски. У человека раннее развитие интеллекта может идти за счет развития языка. Тут любой язык подходит. Дома потом мы стали говорить на английском. Фонетика русского языка усваивалась у него параллельно с фонетикой английского. Я не помню, когда он начал читать, это не важно. Книга у него всегда была рядом. Он занимался музыкой и математикой. Мы купили простой спортивный комплекс в дом — это очень хорошая активность для детей. Я считаю, что в каждом доме, где есть дети, должен быть спортивный уголок. Мне казалось, чем больше образовательных практик у него будет, тем лучше.

Главное - донести смысл. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Главное — донести смысл. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Вы сами педагог по образованию?

— Нет, я не педагог. Как раз я не знаю, как все правильно делать, но, возможно, именно это и правильно.

— Почему вы решили создать «свои университеты»?

— До рождения Ярославы я была специалистом из системы: работала на государство, на частные конторы — у меня были большие айтишные проекты. Все было круто и замечательно, но на ребенка не было времени абсолютно. И я решила уйти из системы. Меня никто не поддержал, все решили, что я сошла с ума, даже подруги.

— Трудно было поменять жизнь?

— Любая проектная деятельность всегда начинается с нуля, а потом маховик раскручивается и механизм набирает обороты. Морально я была готова к тому, чтобы начать с нуля.

 

— И с чего вы начали?

— С периода тишины, чтобы услышать себя. Чтобы снять шоры и перестать бежать за морковкой. Потом были встречи, фразы какие-то. Однажды я разговаривала с миллионером, спросила у него, сколько времени нужно хорошему специалисту, чтобы заработать миллион рублей. Он сказал, что два года уйдет только на то, чтобы поменять психологию. В первый год мне было тяжело, да. На вопросы: «Где работаешь?» приходилось отвечать: «Нигде». Когда ты выходишь из системы, это напрягает систему. Я, как математик, могу сказать, что у системы есть функция сохранять саму себя. Если человек начинает действовать не по правилам системы, то задача системы — вытолкнуть этого человека.

Елена - мама и друг Ярославы. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Елена — мама и друг Ярославы. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Где вы добывали информацию по методикам, связанным с образованием детей?

— Я всегда чему-нибудь учусь. Сейчас, например, оканчиваю большой курс по возобновляемым источникам энергии. Совсем недавно я окончила курс по робототехнике у Сергея Филиппова. Я целый год ждала, когда он откроет курс. Сейчас я преподаю немножко в университете дисциплину, связанную с информационными технологиями. Это интересно всегда, еще и сам развиваешься. Потом у меня есть темы, которые связаны с авторскими курсами для взрослых.

— В чем идея вашей методики преподавания робототехники для детей?

— Обычно курс робототехники с хорошим заданием рассчитан примерно на 12 занятий. Если правильно распределять время, то можно, например, 50 минут потратить на сборку модели из «Лего», а 2,5 часа — на размышление о том, как я это сделал, как я мыслил, что мне это дало, что было в начале, а что в итоге. И тогда это занятие превращается в то, что дает смысл. Робототехнику можно использовать как инструмент для изучения чего угодно, хоть китайского языка. Я получаю удовольствие, стыкуя ее с математикой. Дети смеются, получают радость и полезные навыки. Сейчас это называют термином «эдьютейнмент», который образован от английских слов education (образование) и entertainment (развлечение).

 

— Можно ли использовать это в быту?

— Меня в свое время немного обескуражила ситуация с учебой младшего ребенка: человек 6 часов проводит в школе, а приходит домой — как будто и не была там. Получается, мне нужно очень быстро, коротко ее научить определенным навыкам. Можно учить и не быстро, но очень жаль тратить на это много времени. Я стала искать пособия и читать книги. Оказалось, что любое знание можно просто и быстро усвоить через игру. И скоро оказалось, что ребенок по математике из 12 задач решил все 12 (в этот момент упали все). Когда я вижу, что ребенок что-то не понимает, у нас тут же появляются какие-то карточки, листочки и пр., с которыми мы играем везде — в машине, в очередях… Они с нами живут. На одних самолетиках можно всю геометрию рассказать. Потом со временем я научилась быстро определять эти плавающие моменты и подходить к ним с другой стороны.

Кот Апельсин тоже не прочь поиграть. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Кот Апельсин тоже не прочь поиграть. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Как можно к ним подходить?

— Когда-то я увлекалась разными психологическими практиками, в том числе альтернативными. Например, идея симоронских техник заключается в том, чтобы никакую ситуацию не воспринимать всерьез: чем смешнее, тем лучше. Мне очень помогают инструменты ТРИЗ — я изучала ее как методику для физиков и инженеров. В ТРИЗе, например, замечательной считается ситуация, когда схема выдает ошибку, и с этой ошибкой можно потом работать. Это правило я стала использовать в жизни: когда у тебя коса нашла на камень — это очень хорошая ситуация. И так же в образовательном процессе. Надо искать другие подходы. На мир можно смотреть с разных точек зрения и использовать варианты в подходах к ситуациям и проблемам. И еще любую сложную ситуацию можно упростить.

Слово «Симорон» не имеет никакого перевода. Идея техники: всегда нужно смотреть на жизнь открыто и весело. Симоронисты уверены в действенности своей методики, они утверждают, что способны изменять погодные условия, вызывать необходимый транспорт, устраивать личную жизнь, а также справляться с финансовыми и иными трудностями, превращая привычные ситуации в смешные или абсурдные.

— Как возникла у вас идея детского клуба?

— Сначала я думала, что схема моих взаимоотношений с подопечными такая: мне привели детей, заплатили деньги, и я их чему-то должна обучить. Но ребенок, который к тебе приходит, начинает вдруг рассказывать про свои отношения со сверстниками, с папой, делиться глубинными вещами. Что это такое? Зачем мне это? Потом я стала в это входить и получать фантастическую отдачу. И идея «клубности» стала во мне прорастать. Дети приходят, общаются, появляется среда. Я всегда поддерживаю уверенность ребенка в себе. Кто-то фантазирует, другие не умеют (ужас!), но это та ситуация, с которой нужно работать. Ребенка трудно убедить делать то, что у него не получается. Дети, как и взрослые, обычно легко сдаются. Кто-то нервничает: «Елена Юрьевна, сделайте, чтобы все работало!» Но я жду, когда у них у самих все произойдет. Конечно, быстрее помочь и все сделать за них. Но любое личное открытие останется с ним как внутреннее базовое знание. Я раскачиваю в них способности. Мы очень много говорим о коммуникативных и о когнитивных вещах, осваиваем практики, которые человеку нужны как воздух!

 

— Родители как реагируют на ваши занятия?

— Меня удивляет то, что очень мало тех, кто задает вопросы по существу. Мало тех, кто любит играть с детьми. Зато много очень требовательных родителей. Собственно, мы и затеваем математический фестиваль для того, чтобы показать родителям некоторые практики, которые могут пригодиться потом в семье. Думающий родитель на фестивале увидит столько практик для себя интересных! Например, дома не проблема сделать съедобные шашки! Разложил сухие завтраки двух цветов — и вперед. На занятиях в «Детском университете» мне нравилось, что дети, когда у них появляется свободное время, не достают свои телефоны, а начинают задавать, к примеру, друг другу графические диктанты. Они окунулись в среду!

— Приведите пример веселой математики!

— Ну, вот задание детям: давайте придумаем сказочную задачу. Сначала мы придумываем персонажей. Ага, это пираты. Вот встретились два пиратских корабля… Сколько пушек у каждого? А сколько дырок будет во вражеском корабле, если пушки выстрелят? Так, наш корабль начинает тонуть. Если бы у него была одна дырка, то за минуту он погрузился бы на 10 сантиметров. А у нас сколько дырок? Они сами все придумывают, рисуют картинки и сами считают. И это дети от шести лет и начальная школа. Просто они эту задачу начинают видеть иначе. Это легко идет, все получается.

Всегда здорово иметь много книг! Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Всегда здорово иметь много книг! Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Почему в школе так мало веселого?

— Часто у учителей нет инструментов, чтобы поддерживать интерес ребенка. И у них много непонятных ограничений. Например, я выяснила, что в школе детям при устном счете нельзя ничем пользоваться. А как же счетная доска абак — хит математических школ мира, которая позволяет визуализировать счет? В нашей же программе есть требование убрать все пальчики и палочки. Как можно детей, у которых сейчас работает визуальный интеллект, заставить считать? Да пусть считают на пальцах, на чем угодно! Пусть они играют и радуются новым умениям. А мы поможем.


В проекте «Семья» мы рассказываем о том, насколько по-разному счастливы семейные люди. Чаще всего разговор про это счастье имеет отношение к детям: родным, приемным, особенным — разным. Через что нужно пройти, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома? Как вырастить детей свободными и радостными? Как преодолеть свои страхи и не зависеть от мнения окружающих? В «Семье» мы все вместе говорим о главных вещах, примеряем на себя опыт других, спорим и удивляемся.

Хорошие карельские книги. Почти даром