Сыр на весь мир: с помощью нацпроекта в Приладожье появится первая сыроварня за стеклом

Попробовать «Ладожское озеро» на вкус, узнать, зачем коз кормят медом, и увидеть воочию таинство сыроделия — всё это позволит проект «сыроварни за стеклом», который воплощает в жизнь супружеская пара из Петербурга. Свой хутор в Лахденпохском районе они назвали «Карельские лага», а технику и оборудование купили за счет средств «Агростартапа». Это гранты, выделяемые государством в рамках одного из национальных проектов. Продолжаем спецпроект «Реальные дела».

Сыр родом из Лахденпохского района Карелии. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Сыр родом из Лахденпохского района Карелии. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

В спецпроекте «Реальные дела» мы рассказываем о том, как работают национальные проекты в Карелии и что они значат для местных жителей. Мы готовим большие интервью с кураторами нацпроектов по четырем направлениям: здравоохранениеобразование, инфраструктура и бизнес. Мы попросим каждого куратора назвать пять реальных дел нацпроектов, которые действительно изменили жизнь в регионе, сделали ее лучше, комфортнее и безопаснее.

Куратор национальных проектов экономического блока Дмитрий Родионов считает одним из самых важных результатов работы — помощь малому и среднему бизнесу, поэтому новый репортаж «Реальных дел» о сыроварне в Лахденпохском районе.

2015 год в семье Полевшиковых-Ситниковых стал не просто поворотным — переломным. Глава семьи осуществил мечту своего детства и купил дом с землей в сельской местности. Выбор пал на Лахденпохский район Карелии, недалеко от Мийнолы.

«Всю жизнь я хотел жить в своем доме, — рассказал «Республике» петербуржец Андрей Полевшиков. — Несколько раз к этому вопросу подходил в течение жизни, но не получалось. Сначала мы жили в общежитии, потом в маленькой квартире, потом в квартире побольше… И вот однажды, когда я увидел это место, ответ на этот вопрос пришел за три минуты. При этом я всегда считал себя «сырым» покупателем, который может годами ездить и выбирать. А когда оказался здесь, понял, что уже никуда не надо ездить, что-то смотреть».

 

Андрей Полевшиков. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Андрей Полевшиков. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

«Брат всегда хотел заниматься какой-то деятельностью на природе, с животными, — сообщила младшая сестра и помощница Алена Борзова. — И мама рассказывала, что, когда ему было 4-5 лет, на вопрос, а кем ты хочешь стать, когда вырастешь, он говорил — пастухом. Мы удивились, когда они с женой купили землю и дом, появилась первая корова. Одновременно, зная о его детских желаниях, мы очень обрадовались. Есть у нас и личные радости, мы приезжаем сюда отдыхать, и это здорово. Особенно сейчас, когда в городе в связи с пандемией нет никаких летних мероприятий. А отдохнуть на природе, в сосновом бору, под чистым карельским небом… Вы бы видели здесь закаты! И гостеприимство Андрея безгранично. Он абсолютно одинаково вежливо относится и к родственникам, и к друзьям, и к покупателям, которые приезжают сюда за продукцией. Помогаем с удовольствием».

Алена Борзова. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Алена Борзова. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Семье из Петербурга настолько понравились мийнальские места, что они перебрались сюда из Северной столицы насовсем. И не просто жить — Полевшиковы-Ситниковы всерьез занялись сельским хозяйством. Завели коров, коз, кур, кроликов и цесарок — это царство Андрея Полевшикова. Супруга Татьяна Ситникова занялась тем, чему посвящала последние годы почти все свободное время, — сыроделием. Только уже не в качестве хобби, а вполне профессионально.

«В течение нескольких лет мы жили на два дома — в Петербурге и здесь. В эту зиму впервые остались жить насовсем. У нас трое детей, старшие в Питере, а маленький здесь, с нами. Сейчас он пойдет в первый класс в местную школу, в Мийнале», — говорит Андрей Полевшиков.

Так появился хутор «Карельские лага». Фермеры продают домашнее молоко, сыр, яйцо. Но главный продукт хутора, конечно, сыр. Точнее, сыры — чуть ли не главная любовь в жизни Татьяны Ситниковой. Она шутливо признается, что домочадцы к этим сырам ее уже ревнуют, столько времени Татьяна отдает процессу производства.

«В сыроделие я просто влюбилась. Гонялась за вкусами с детства, например, хотела получить тот самый сулгуни (сулугуни — груз.), который пробовала ребенком. Я родилась рядом с Алтаем, и там был особый сулгуни, не как на Кавказе. Нечто среднее между нежной моцареллой и чем-то таким волокнистым. Пока что того вкуса не добилась, но процесс увлек. Особое молоко, видимо, нужно. Варить сыр из молока своих коров и из другого любого молока — это небо и земля», — поделилась Татьяна Ситникова.

 

 

Молоко «Карельским лагам» дают свои коровы и козы — айширской и алтайской пород. С тех пор, как в хозяйстве появился производитель нубийской породы, на хуторе заблеяли нубийско-алтайские козы. Кроме корма, каждая коза получает по ложечке меда в день — для лучшего вкуса молока.

«Выбирали поголовье тщательно, чтобы молоко не пахло животным запахом, а имело сливочный, пломбирный вкус», — отдельно отметил фермер Полевшиков.

Сыры Татьяна Ситникова сначала делала на дому, в простых кастрюлях. После отучилась в угличском ВНИИ маслоделия и сыроделия, брала уроки у известных сыроделов Павла Чечулина и итальянца Симона Манфредини.

«Получаются уже канталь, грюйер, конте; много разных новинок — скажем, морбье. Это сорта и из коровьего, и из козьего молока. Например, грюйер из коровьего молока, а та же рецептура из козьего молока будет называться конте. Но мы уже, по совету Артура Парфенчикова, переназвали эти сорта на карельский лад. Так, грюйер и конте у нас уже называются Luadogu — Ладожское озеро. Сорт азиаго у нас теперь называется по-карельски «Материнская гора» — Mama mägi, — рассказала сыродел Ситникова.

 

Татьяна Ситникова. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Татьяна Ситникова. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Глава Карелии побывал на хуторе этой весной. Еще раньше «Карельские лага» посетил руководитель регионального Минсельхоза Владимир Лабинов. По словам Татьяны Ситниковой, он оценил ее сыры и предложил участвовать в программе «Агростартап». Это относительно новый вид поддержки фермерства, введенный в 2019 году в рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».

«И мы увидели, что государство реально заинтересовано в том, чтобы регион развивался. Они молодцы», — сказала Татьяна Ситникова.

В прошлом году фермеры получили грант в размере пяти миллионов рублей. На эти деньги они смогли купить трактор с навесным оборудованием для работы в полях, а также ярославское оборудование для обустройства сыроварни объемом производства 500 литров. Теперь на хуторе могут развиваться дальше. В планах у Андрея Полевшикова построить «сыроварню за стеклом», чтобы туристы могли не только пробовать и покупать сыры его супруги, но и наблюдать за процессом.

 

 

«Обязательно хочу подавать заявку на «Агростартап» в следующем году, на сыроварню за стеклом. К нам приезжали прошлым летом туристы, мы им проводили экскурсию по хутору. Дети кормили козлят молоком из бутылочек, им рассказывали про кроликов, про породы кур, сын водил гостей пешком на соседнее озеро. Научился уже рассказывать про Карелию, за два месяца изучил какие-то интересные материалы. И мы делали сырные дегустации. Все наши гости были довольны, впечатлены прогулками, контактами с животными, некоторые петербуржцы стали нашими постоянными покупателями, мы им привозим нашу продукцию. В конце лета здесь уже стоял «Икарус», мы приняли группу в 40 человек. И я понял, что мы можем повернуть сюда автобусы, и я хочу поставить рядом с сыроварней дегустационный зал на 50 человек. С панорамными окнами, с видом на луг, на озеро».

Сейчас у фермеров в собственности и аренде семь гектаров земли. В процессе оформления еще один участок на полтора гектара. Андрей Полевшиков признается, что этого мало, он с удовольствием приобрел бы еще пару земельных участков — свой хутор он собирается расширять и в дальнейшем.

Супружеская пара Полевшиковых-Ситниковых. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Супружеская пара Полевшиковых-Ситниковых. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова