Диагностика, лечение, ремиссия: как работает нацпроект «Здравоохранение» в Республиканском онкодиспансере

Сегодня в Карелии около 19 тысяч людей болеют раком. К сожалению, среди них много пациентов с запущенными случаями болезни. Задача Республиканского онкодиспансера и региональной онкологической службы в том, чтобы таких случаев было как можно меньше. Этому помогает новое оборудование, поставленное по нацпроекту «Здравоохранение». А еще этому должны помогать сами жители республики — внимательнее относиться к своему здоровью. Продолжаем спецпроект «Реальные дела».

В Республиканском онкологическом диспансере. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

В Республиканском онкологическом диспансере. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

В спецпроекте «Реальные дела» мы рассказываем о том, как работают национальные проекты в Карелии и что они значат для местных жителей. Мы готовим большие интервью с кураторами нацпроектов по четырем направлениям: здравоохранениеобразование, инфраструктура и бизнес. Мы попросим каждого куратора назвать пять реальных дел нацпроектов, которые действительно изменили жизнь в регионе, сделали ее лучше, комфортнее и безопаснее.

Куратор национального проекта «Здравоохранение» Игорь Корсаков назвал одним из самых важных результатов работы нацпроекта оснащение больниц томографами.  Поэтому очередной репортаж «Реальных дел» — из Республиканского онкологического диспансера.

Самое главное в борьбе с онкологическими заболеваниями — ранняя диагностика. Когда человеку вовремя ставят диагноз «рак», это означает, что его своевременно обследуют и назначат нужное лечение. Главное (в нередких случаях — жизненно необходимое), чтобы человек хотел быть здоровым.

«50% здоровья населения — в руках самого населения. Плюс социальные условия, в которых оно проживает. И только остальные 25-30% — это сама медицина», — заявил нашим читателям главный врач Республиканского онкологического диспансера Ерванд Хидишян.

В этом случае слово «рак» перестает звучать как приговор. Это страшное заболевание можно и нужно лечить. И чем раньше его обнаружат, тем больше шансов на благополучный исход. Стопроцентную гарантию, что болезнь не проявит себя снова, никто не даст, но качественная жизнь в стадии ремиссии вполне возможна.

Для этого нужно не пренебрегать диспансеризацией, где могут исследовать работу всех важных органов и вовремя найти проблему. Первый ее этап носит скрининговый характер, позволяет выявить отклонения от нормы по данным проведенных исследований и осмотров специалистов. Если на первом этапе медики выявили какие-то отклонения, то за ним следует второй этап — для углубленного обследования. Он нужен, чтобы уточнить состояние здоровья граждан и провести необходимое лечение. Но люди, как правило, идут к врачу, когда у них что-то болит. А в случае рака боль чаще всего означает позднюю стадию заболевания.

«В Карелии около 19 тысяч пациентов, — отметил Ерванд Хидишян. — Не все получают специализированное лечение. Таковых, наверное, 25%. Большая часть состоящих на учете не нуждается в лечении, а просто наблюдается. В ремиссии. Это говорит о том, что у этих пациентов своевременно выявили заболевание, вовремя начали лечение, в результате — хороший эффект и стойкая ремиссия».

Ерванд Хидишян. Фото: "Республика"/Лилия КончаковаЕрванд Хидишян. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

За последние годы организация медицинской помощи сильно изменилась. Модернизировалась и материальная база самих медучреждений.

На протяжении последних лет Министерство здравоохранения республики, главный онколог Минздрава Ерванд Хидишян с коллегами из медицинских учреждений выстраивают цельную замкнутую систему онкологической помощи на всей территории региона. В нескольких районах на базе ЦРБ создают так называемые ЦАОПы — центры амбулаторной онкологической помощи.

«В первую очередь их задача — это амбулаторное обследование пациентов, своевременная диагностика онкологических заболеваний с углубленным обследованием, приближенным к месту проживания пациентов, — рассказал «Республике» Ерванд Хидишян. — По положению о ЦАОПах, они должны даже подтверждать диагноз на клеточном уровне, то есть проводить гистологическое исследование образования и поставить окончательный диагноз».

Сейчас такие центры уже работают в Межрайонной больнице № 1 в Костомукше и в Сегеже. В скором времени ЦАОП появится в Сортавале. В случаях, когда пациенту назначено лекарственное лечение, химиотерапия, в ЦАОПах есть возможность при определенных схемах лекарственной терапии получить в условиях дневных стационаров. Для всех остальных методов лечения рака (хирургическое вмешательство, лучевая терапия) пациенту придется ехать в Петрозаводск в республиканский диспансер. Сюда же приедут жители нескольких районов Карелии, не охваченных центрами амбулаторной онкологической помощи для дообследования и лечения.

«В диспансере появятся совмещенные функции. Поэтому создается дополнительный амбулаторный филиал поликлиники диспансера на улице Мичуринской, чтобы пациенты из Суоярвского, Пудожского, Олонецкого, Прионежского, Кондопожского и Пряжинского районов приезжали к нам», — отметил главврач Хидишян.

Ерванд Хидишян. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Ерванд Хидишян. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Для того чтобы качественно оказывать медпомощь пациентам из такого большого числа районов, необходимо современное оборудование. Его онкодиспансер получает в рамках национального проекта «Здравоохранение». Съемочная группа «Республики» побывала в одном из трех корпусов диспансера, расположенном на Мичуринской, 11. На первом этаже здания оборудуют вышеназванную амбулаторную часть. Например, в конце 2020 года за 29 миллионов рублей здесь появился современный финский маммограф, обладающий функциями, которых раньше в Карелии не видели.

«Он единственный, где, кроме обычной маммографии, есть еще две дополнительные функции, — рассказала врач-рентгенолог Надежда Самкова. — А именно томосинтез, то есть послойное исследование тканей молочной железы, что значительно повышает качество диагностики; и стереотаксическая биопсия, которая дает возможность не только проводить диагностику, но и получать биоматериал. Такого аппарата в Карелии не было никогда, никогда раньше у нас не занимались этими исследованиями под контролем маммографии, только под контролем УЗИ. Еще плюс в том, что специалисты УЗИ не видят микрокальцинаты, их видят только с помощью рентгеновского исследования, а зачастую микрокальцинаты бывают верным признаком рака. Поэтому без этого исследования нам просто не обойтись».

Не обойтись без него и многим пациенткам. В частности, потому, что этот аппарат может спасти женщину от мастэктомии — полного удаления груди. Стереотаксическая приставка к маммографу позволяет установить в опухоли груди так называемый якорь. Это металлическая метка, нужная для последующего лечения и отслеживания размеров опухоли.

 

Надежда Самкова. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Надежда Самкова. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Послойное исследование тканей молочной железы значительно повышает качество диагностики. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Послойное исследование тканей молочной железы значительно повышает качество диагностики. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

В свою очередь это позволяет более прицельно провести исследование, чтобы четко понять: есть необходимость хирургического вмешательства или нет. А дальше встает еще более важный вопрос: каков объем хирургического вмешательства необходим?

«Раньше очень часто делали расширенные операции с удалением лимфатических узлов в мышечной области и всей молочной железы. Для женщины это морально очень тяжело, это эстетически выглядят плохо. Сейчас удаляется только та часть груди, где была диагностирована опухоль. Это эстетически не так серьезно и страшно, можно компенсировать протезами», — отметил Ерванд Хидишян.

В отделении рентгенологии диспансера сейчас стажируется ординатор второго года обучения нашего мединститута Арина Шаршавицкая. Ей повезло: в следующем году она устраивается в диспансер и будет работать с пациентами на новом оборудовании.

«Я сейчас обучаюсь в ординатуре по специальности «рентгенология» и работаю врачом-стажером, знакомлюсь со спецификой. Конечно, у нового аппарата очень хорошее качество изображения, ниже лучевая нагрузка на наших пациентов», — сказала Арина Шаршавицкая.

Арина Шаршавицкая. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Арина Шаршавицкая. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Второе важнейшее приобретение для диспансера — покупка магнитно-резонансного томографа. В отличие от КТ, который позволяет определить стадию развития опухоли, МРТ использует другой метод получения изображения, определяет местную распространенность опухоли и позволяет определить характер лечения.

«Будь то хирургическое, радиотерапевтическое либо химиотерапевтическое лечение, — сообщил «Республике» заведующий отделением лучевой диагностики онкологического диспансера Алексей Золотарев. — В плане предоперационного исследования мы определяем стадию процесса, можно ли выполнить операцию на данном этапе или сначала нужно делать химиотерапию, в каком объеме будет операция, и потребуется ли расширенное хирургическое вмешательство с удалением всего органа».

С января этого года на МРТ в диспансере в основном проводят исследования малого таза, чаще всего прямой кишки, женской репродуктивной системы, предстательной железы и мочевого пузыря. Кроме этого, исследуют брюшную полость и забрюшинное пространство, часть заболеваний печени, почек. Плюс первичные и вторичные поражения костей и заболевания центральной нервной системы.

«Это аппарат, который имеет уникальный набор катушек и набор специализированных программ именно для онкологического профиля. Для нашей области на данный момент, я считаю, это лучший аппарат в нашем ценовом диапазоне», — отметил Алексей Золотарев.

Для работы томографа и другой новейшей медтехники пришлось переделывать помещения на первом этаже. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Для работы томографа и другой новейшей медтехники пришлось переделывать помещения на первом этаже. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

 

Алексей Золотарев. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Алексей Золотарев. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Для этого томографа пришлось искать и ремонтировать отдельное помещение. С помощью Минздрава Карелии удалось определить под МРТ одно из освободившихся помещений дома сестринского ухода, который раньше работал на Мичуринской, 11. По словам главврача диспансера, реконструкция потребовала огромной работы и вложений. В целом на то, чтобы в первом этаже здания появился полноценный амбулаторный кластер, понадобились вливания из регионального бюджета в размере 17 миллионов рублей.
Намного дороже обошелся сам МРТ — 89 миллионов рублей.

«Мы проводили в этом году очень много аукционов в рамках национального проекта «Здравоохранение», — отметил главный врач. — И сэкономили около 5,5 миллиона рублей на всех торгах. Вместе с Минздравом республики обратились в Министерство здравоохранения России о корректировке перечня оборудования, которое мы планировали покупать. В итоге мы еще закупили гамма-детектор и два микроскопа».

Кроме того, впервые в Карелии появился аппарат для проведения иммуногистохимических исследований методом жидкостной цитологии. Он позволяет не только на ранних стадиях диагностировать у женщин злокачественные новообразования, но и выявлять предрасположенность к ним. В конце года врачи онкологического диспансера начали делать более щадящие операции по удалению злокачественной опухоли молочной железы. Это стало возможным благодаря приобретенному аппарату для диагностики сторожевых лимфоузлов. (Сторожевой лимфатический узел — первый лимфоузел в регионарном лимфатическом бассейне, который, фильтруя лимфу, оттекающую от опухоли, становится «капканом» для злокачественных клеток). Стоимость аппарата — более двух с половиной миллионов рублей, его также купили по национальному проекту «Здравоохранение».

Также в прошлом году в диспансере купили камеру-сканер, с помощью которой можно получить цифровое изображение исследуемого биоматериала, отправить в федеральные НМИЦ Санкт-Петербурга и Москвы и вместе с коллегами обсудить проблему и прийти к единому мнению. Взамен действующего оборудования по нацпроекту в начале 2021 года приобрели эндоскопы (эндоскопия — способ осмотра полостей человеческого тела при помощи эндоскопа), позже купят аппарат УЗИ.

«Наши цели и задачи — ранняя диагностика и своевременное начало специализированного лечения. Мы хотим, чтобы пациент максимально близко к месту жительства получил окончательный диагноз и начал лечение», — подчеркнул Ерванд Хидишян.