Северные письма

Авторы — из народа, библейские сюжеты — рядом с обычной жизнью. На столе у святой Троицы — лук и редька, а евангельские сцены — в еловом лесу. Древние иконы Карелии отличаются от классических образцов древнерусского искусства. Как письма из прошлого читаем северную иконопись в проекте «Православная Карелия».

"Св.Никола, Апостол Филипп" из села Телятниково Кижского погоста. Первая половина XIV века. Государственная Третьяковская галерея

«Св.Никола, Апостол Филипп» из деревни Телятниково Кижского погоста. Первая половина XIV века. Государственная Третьяковская галерея. Источник: icon-art.info

Самая древняя икона, найденная в Карелии, хранится в Москве, в Третьяковской галерее. Этот образ святого Николая и апостола Филиппа привезли из Ильинской часовни деревни Телятниково недалеко от Кижей. Икону датируют первой половиной XIV века.

— Вырез на доске иконы указывает на то, что она была написана для определенного места в деревянной церкви. В Прионежье и в Вологодской области обычай украшать иконописью, кроме иконостаса, внутреннюю поверхность покрытия, а также части стен сохранился до XVIII в. Различные формы этих досок обусловлены архитектурными деталями здания, — пишут авторы книги «Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII в.в.» (1963 год).

В годы Великой Отечественной войны финны вывезли древнюю икону из Петрозаводска. В 1944-м образ вернули в Историко-художественный музей столицы Карелии, откуда год спустя передали в Москву.

"Апостол Петр" из Никольской церкви в селе Вегорукса Медвежьегорского района. Конец XIV–XV в. Государственный Русский музей

«Апостол Петр» из Никольской церкви в селе Вегорукса Медвежьегорского района. Конец XIV–XV в. Государственный Русский музей. Источник: icon-art.info

Этот образ апостола Петра на рубеже XIV и XV веков был частью поясного деисусного ряда в иконостасе Никольской церкви в селе Вегорукса Медвежьегорского района.


Деисусный чин. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Деисусный чин — это второй ряд иконостаса. Как минимум его составляют три образа: в центре Иисус Христос, справа от него — Иоанн Предтеча, слева — Богоматерь. Классический новгородский тип деисуса — семифигурный. К трем центральным образам в нем добавляются изображения архангелов Гавриила и Михаила, апостолов Петра и Павла. В деисусный ряд могут включать образы и других почитаемых святых.


Икона апостола Петра хранится в Русском музее в Санкт-Петербурге. Несмотря на то, что эти древности были найдены в Карелии, исследователи относят обе иконы к новгородской иконописной школе.

Дело в том, что на раннем этапе распространения православия в северных карельских землях — части Обонежской пятины Великого Новгорода — мастера-иконописцы приезжали сюда, привозили свои работы и обучали искусству иконописи местных.

 

ПП6-1

 

Мастера из Тубозера

В эти дни в выставочном центре музея «Кижи» на площади Кирова работает выставка «Писана икона сия при державе царя Алексея Михайловича». Здесь собраны иконы из фондов республиканского Музея ИЗО и музея «Кижи» — работы карельских мастеров второй половины XVII века. В это время в Карелии уже сформировалась своя, особенная, традиция иконописи.

По словам научного сотрудника музея «Кижи» Бориса Москина, одна из самых известных карельских икон XVII века — «Огненное восхождение пророка Илии с житием». Это храмовый образ Ильинской церкви в селе Водлозеро — предшественницы существующей сегодня. В нижней части иконы — строка тайнописи, где буквы заменены знаками.

Расшифровав подпись, исследователи узнали, что икона была написана в 1647 году в селе Тубозеро на Пудожском берегу. Ее автор — местный дьяк Игнатий Панетлеев.

Это житийная икона. Она рассказывает о жизни пророка Илии. В центре - главный эпизод, когда пророк возносится на небо на огненной колеснице. В клеймах по краям - другие сюжеты из жития святого. МИИРК. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Это житийная икона. Она рассказывает о жизни пророка Илии. В центре — главный эпизод, когда пророк возносится на небо на огненной колеснице. В клеймах по краям — другие сюжеты из жития святого. МИИРК. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Благодаря подписям на иконах стало известно, что в Тубозере работала иконописная мастерская. Кроме Игнатия в ней трудился его брат — Мокей. Другие иконописцы копировали работы братьев, что говорит о преемственности иконописной традиции. Исследователи знают о еще одной мастерской, которая работала в Заонежье.

Борис Москин:

— Локализация двух иконописных мастерских и выявление влияния одной из них на другую – это небольшое научное открытие. Но важно оно в первую очередь для изучения истории Карелии и конкретно Заонежья и Пудожья. Ведь это точно доказанный фрагмент истории карельской иконописи.

Иконы писали не только церковные служители, но и обычные крестьяне — в качестве подработки. Они учились друг у друга, подражали мастерам из крупных новгородских, вологодских мастерских. Такие «непрофессиональные» работы принято называть северными письмами.

— Северные письма — это общий термин, к которому относят иконы Русского Севера. (Не только Карелии, но и Вологодской, Архангельской областей — прим. ред.) Это иконы, авторами которых были выходцы из местных жителей. Такие иконы проще по композиции, более лаконичные. В чем-то более просты и этим понятны, — пояснил Борис Москин.

Борис Москин на выставке "Писана икона сия при державе царя Алексея Михайловича". Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Борис Москин на выставке «Писана икона сия при державе царя Алексея Михайловича». Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

В северной иконописи переплелись и церковные каноны, и языческие традиции, и народное мировосприятие.

— Это обстоятельство прежде всего связывалось с тем, что носителем божьей мудрости был человек крестьянского происхождения, — рассказала кандидат искусствоведения, автор диссертации, посвященной карельской иконописи XVII-XVIII веков, Елена Никулина. — Иконописанием в небольших посадах, деревнях, как правило, занималась, по определению советского историка Ксении Сербиной, «мелкая чета людишек».

На иконописных изображениях часто встречаются отсылки к повседневной жизни северных крестьян. Если народный художник не знал, как передать какую-то деталь, он рисовал то, что его окружало. Так, например, в пейзажах можно увидеть северную ель, деревянные дома и церкви. На столе Святой Троицы народный иконописец изображал редьку и репчатый лук.


МИИРК. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

МИИРК. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Святые Власий, Флор и Лавр, а под ними — домашний скот, защитниками которого они выступают в народном сознании. Икона первой половины XVIII века из деревни Чилмозеро, Олонецкий район.


МИИРК. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

МИИРК. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Лещадки — иконные горки, элемент пейзажа в виде уступов гор — здесь похожи на еловые ветви. Икона 1660 года из часовни Пророка Илии в деревне Пяльма, Пудожский район.


МИИРК. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

МИИ РК. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

На житийной иконе великомученицы Параскевы Пятницы, которая жила в Малой Азии в III веке, знатные люди изображены в боярских одеждах. Фрагмент иконы из деревни Типиницы, Медвежьегорский район.


МИИРК. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

МИИ РК. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Ангелы привозят в Соловецкий монастырь продукты на волокуше. Рядом — традиционные северные деревянные срубы. Фрагмент иконы преподобных Зосимы и Савватия с житием из деревни Кургеницы, Медвежьегорский район.

Елена Никулина:
— Чем отличались культурные воззрения средневекового русича от взглядов средневекового европейца? Это повышенная чуткость русских людей к красоте искусства. Тогда как рационально-словесные формулы, занимавшие в западноевропейской традиции видное место, на Руси не нашли себе применения.

Основой для икон была деревянная доска. Для больших изображений соединяли несколько. Мастера XIV-XV веков предпочитали липу, позже стали писать по сосне. На доску наклеивали холст — паволоку. На нее наносился левкас — грунт из мела или гипса, размешанный на животном или рыбьем клею с добавлением масла. Получалась идеально гладкая поверхность. Затем создавали контур рисунка. Следующий этап — роскраш, когда слой за слоем наносили краски, потом — золочение. Нижний слой живописи называется санкирь — тон, которым покрывали лики и другие части тела. Охрой прописывали выпуклые, освещенные части. На одежде делали пробела — белые штрихи. Так к концу работы появлялась форма, объем, цвет.

Краски были самодельными или покупными. Делали краски из природного пигмента охры, кобальта — серебристо-белого, слегка желтоватого металла с розоватым или синеватым отливом и других натуральных материалов. Самыми дорогими были азурит — минерал синего цвета и ртутный минерал киноварь — основа для алой краски.

 

ПП6-2

 

Древлехранилище

Самая большая коллекция древних икон Карелии — в фондах республиканского Музея изобразительных искусств. Здесь хранится более двух с половиной тысяч рукописных изображений.

— Сбор икон в Карелии начался еще в конце 19 века, когда стали собирать иконы «вышедшие из употребления». Их свозили в Петрозаводск и хранили в епархиальном древлехранилище. Оно находилось на углу современных улицы Пушкинской и проспекта Карла Маркса, — рассказывает хранитель фондов древнерусского искусства и фонда книги музея, кандидат искусствоведения Владимир Платонов.

Первопроходцами в создании коллекции были петрозаводские священники Александр Воскресенский и Димитрий Островский. В 1903 году при активном содействии Олонецкого епископа Назария (Кириллова) основали Олонецкое епархиальное древлехранилище.

Там хранили более тысячи икон, церковные книги и убранство. Когда пришла революция, это собрание переименовали в церковно-исторический музей, а позже передали в Краеведческий музей Карелии (теперь это Национальный музей). В период оккупации Петрозаводска финны собрали все, что было в музее, и увезли в Финляндию. В 1944 году коллекции вернули обратно. В результате этих переездов некоторые иконы древлехранилища серьезно пострадали, их пришлось списать. Оставшиеся передали в фонды Музея изобразительных искусств.

Владимир Платонов в зале постоянной экспозиции Музея изобразительных искусств. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Владимир Платонов в зале постоянной экспозиции Музея изобразительных искусств. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Фонды пополнились и иконами, которые в годы Великой Отечественной финны собрали в заонежских церквях. Там они разобрали более 70 иконостасов.

В 50-е годы вышел приказ Министерства культуры: музеям поручалось собирать древние памятники из закрытых, заброшенных храмов. В карельские деревни отправлялись многочисленные экспедиции. Работали специалисты не только карельского Музея изобразительных искусств, но и Эрмитажа, Русского музея.

Так сложилась уникальная коллекция северной карельской иконописи. В ней работы не только заонежских мастеров, но и прибеломорских. На севере большое влияние оказал Соловецкий монастырь, который приглашал именитых мастеров. Есть и иконы из старообрядческих общин.

— Есть исторические сведения, что икона Андрея Рублева ценилась как целая деревня, — отвечает Владимир Платонов на вопрос о стоимости таких икон в годы их создания.

Владимир Платонов:
— В церкви и в музее разный подход к иконе. В церкви — это основной посредник в молитве. В музее добавляется историко-культурное значение. Здесь это памятник эпохи, региона. Изучая древние иконы, мы прослеживаем нить искусства, историю развития православной традиции в Карелии.

Карельские народные живописцы — это другой уровень, но сегодня иконы из фондов музея оценивают в десятки и даже сотни тысяч евро.

Древние карельские образа в действующих церквях — большая редкость. Исторические артефакты требуют особого ухода и условий хранения, которые сложно обеспечить в живом, динамичном пространстве храма.

 


За помощь в подготовке материала «Республика» благодарит Музей изобразительных искусств в лице Владимира Георгиевича Платонова, музей «Кижи» в лице Бориса Дмитриевича Москина, а также Елену Евгеньевну Никулину.


Проект «Православная Карелия» выходит по благословению главы Карельской митрополии митрополита Петрозаводского и Карельского Константина


Автор проекта: Анастасия Залазаева
Фотограф проекта: Сергей Юдин
Редактор проекта: Мария Лукьянова


Проект «Православная Карелия» посвящен истории православия в Карелии. Традиции, культура и весь уклад жизни современной Карелии неотделимы от веры, в которой они формировались. Узнав, как жили православные на карельской земле, кем были здесь подвижники и святые, каким был быт православной веры в обычных семьях и каких высот эта вера достигала в кельях монахов-отшельников, мы лучше поймем себя и людей, находящихся рядом.

Абзац