Большие перемены с Ириной Мирошник

12 лет работы в школе и ровно столько же — в городской власти. Глава Петрозаводска Ирина Мирошник понимает, что в ближайший год ей понадобятся все ее знания и опыт, чтобы достойно подготовить город к 100-летию республики — в Петрозаводск пришли миллиардные инвестиции. «Нам сейчас нельзя проиграть», — говорит мэр и выходит на предпраздничную финишную прямую.

Ирина Мирошник. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Ирина Мирошник. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

— Празднование 100-летия Карелии назначено на 5 сентября 2020 года. У вас остался ровно год на подготовку. С каким чувством вы его встречаете?

— С обостренным чувством ответственности. Я не позволяю ни малейшей расслабленности ни себе, ни коллегам. Перед нами стоит сверхзадача, и мы должны ее выполнить — нам сейчас нельзя проиграть.

— Вас называют крайне целеустремленным человеком. Давайте вернемся к самому началу: как вы выбирали для себя профессию? Становясь педагогом, как вы видели свою дальнейшую карьеру?

— Преподавание никогда не было моей мечтой. Я просто делала рациональный выбор в довольно быстро меняющихся обстоятельствах. В школе мне одинаково нравились история и точные науки, в том числе физика. Но техническое образование давало больше возможностей, и поэтому я поступила на физико-технический факультет. Там я получила две специальности — педагогическую и инженерную. Производственная практика была очень мощной, я думала о том, чтобы стать инженером или двигаться в области информационных технологий — в обществе уже появлялся запрос на знания программистов. Но, поступив в университет в одной стране, я окончила его в другой — рухнул Советский Союз, и в переломные 90-е годы промышленные предприятия закрывались. С серьезной методической подготовкой, которую давал университет, меня приняли в школу. Правда, вакансий физика не было, и я стала учителем информатики. Так, пусть и частично, воплотился мой замысел заниматься программированием.

— Кроме профильных знаний, что вам дало техническое образование?

— Техническое образование как хорошая зарядка для ума научило меня структурировать работу, выстраивать алгоритмы и планировать результат — навыки, полезные в любой сфере, особенно в государственном управлении.

— С чем был связан ваш уход из преподавания в административную работу — сначала вы стали заместителем директора школы, а потом и вовсе ушли в управление образования мэрии?

— В своих профессиональных движениях я никогда не руководствовалась желанием непременного карьерного роста. Каждый шаг вперед становился определенным этапом, результатом предыдущей деятельности. Я не форсировала события, но если меня ценили и приглашали на работу, делала логичный выбор.

— Какими качествами, по вашему мнению, должен обладать человек, который сегодня хочет быть успешен в карьере?

— Это миф и предубеждение, будто для успеха требуются особые протекции. Сегодня в администрации мы стараемся замечать специалистов. Я пришла сюда работать достаточно поздно — уже в 35 лет. А сейчас у нас есть вице-мэры, которым едва тридцать, но они достаточно успешны. Мне нужны ответственные, энергичные и толковые люди, умеющие учиться у коллег и использовать свои знания. Я, например, очень ценю опыт, который получила в администрации до того, как стала руководителем города. У меня была возможность видеть примеры моих предшественников — многие их решения стали для меня полезными уроками. Сегодня я могу взглянуть на некоторые ситуации со стороны и оценить риски, с которыми на моих глазах сталкивались предыдущие градоначальники.

Ирина Мирошник. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Когда вы возглавили городскую администрацию, тот факт, что вы были человеком изнутри, не превратился для вас в проблему? Трудно ли было руководить людьми, которые знали вас еще на старте карьеры?

— Наоборот, с первого дня вхождения в эту непростую должность я ощущала, насколько большим подспорьем для меня был мой предыдущий опыт работы в администрации — я знала всю работу изнутри, понимала все механизмы, и мне не надо было тратить время, силы, эмоции на то, чтобы разобраться, как здесь всё работает. Опыт работы в управлении образования, а потом и в аппарате городского совета дал мне возможность погружаться в процесс, не отвлекаясь на очевидные детали. Кроме того, если тебе предстоит руководить коллективом в 300 человек, совсем неплохо, если большинство из них ты хорошо знаешь.

— Вы помните момент, когда еще только пришли работать в мэрию? В каком состоянии было городское образование тогда? С какими вызовами вы на тот момент столкнулись?

— Это был непростой период смены эпох. До нулевых наши школы и садики были поглощены образовательным процессом — собственно, самим обучением. Они могли себе это позволить, так как в советское время были хозяйственно обеспечены и еще какое-то время пользовались этим запасом хозяйственно-эксплуатационной прочности. К двухтысячным годам он был исчерпан. И в управлении образования середины нулевых годов я обнаружила, что руководство самим образовательным процессом — это только надводная часть айсберга. Подавляющую часть времени занимают вопросы элементарного функционирования городских школ и садиков — их надо было ремонтировать, готовить к отопительному сезону, проектировать новые здания. Я попала как раз в ту пору, когда шел переход на новые системы оплаты труда, вырабатывались новые финансовые механизмы, шло активное внедрение информационных технологий, и образовательным организациям надо было за ними успевать. Начались изменения федерального законодательства в части закупок — мы обучали директоров школ и садиков самостоятельно с ним работать. Образование одним из первых прошло через те перемены, которые в дальнейшем ожидали все сферы нашей жизни. Поэтому, работая в управлении образования, я так или иначе столкнулась с большинством тех проблем, которые позже мне пришлось решать уже как руководителю города.

— Где Петрозаводск брал деньги на то, чтобы латать дыры в социальной сфере в нулевые годы?

— Это было совершенно другое время, причем я это поняла уже сейчас, став главой города. Тогда только началась реализация 159-го закона о приватизации — муниципальное имущество активно продавалось, бюджет пополнялся. Сейчас этот ресурс исчерпан, и нам приходится искать другие источники финансирования — сегодня получаем большие средства, участвуя в федеральных программах и проектах.

— Насколько охотно город тогда вкладывал в образование? Вам приходилось бороться за ресурсы для своей отрасли?

— Образованию, как и другим направлениям социальной сферы, деньги никогда не доставались просто. С точки зрения политики, «социалка» — не самое выгодное направление для вложений: многие решения здесь не быстрые, дивиденды не очевидны. Поэтому приходилось убеждать руководство направлять средства на нашу сферу. Но еще труднее было конкурировать за ресурсы внутри социальной отрасли — в мою бытность приоритет был у здравоохранения, и каждый раз приходилось делать непростой выбор. Тем не менее изношенность образовательной инфраструктуры была настолько очевидна, что средства выделялись, и это были немаленькие деньги. В какой-то год, я посчитала, с учетом строительства нового садика городское образование получило 500 миллионов рублей. Это колоссальная сумма, которой надо было распорядиться разумно. И я рада, что на тот момент мы не пошли по пути популизма, не стали делать оберточных вещей, а поступили по-хозяйски: мы отремонтировали инженерные сети, кровли, установили ограждения. Это тот базис, без которого невозможно заниматься косметикой: бесполезно красить стены, если у тебя протекает крыша и рвет трубы в полах. Мы и сейчас, когда у города уже нет таких доходов от продажи своего имущества, живем на том запасе прочности, который создали тогда, — это большое подспорье.

Ирина Мирошник. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Современная школа по-прежнему вынуждена решать хозяйственные вопросы или сегодня приоритеты изменились?

— По моему мнению, в образовании сегодня чувствуется определенный перекос в сторону функционирования. И поэтому я рада, когда слышу, в том числе и на федеральном уровне, призывы освободить учителей от лишней отчетности и позволить им сосредоточиться непосредственно на обучении. Только мне бы хотелось пойти дальше и произнести те же слова в отношении руководителей школ и детских садов — они сейчас совершенно задавлены работой с отчетностью, объемы документооборота растут, требования законодательства меняются. Надо выравнивать ситуацию. В образовательной работе, как ни в какой другой, важно избегать крайностей: вопросы содержания обучения так же важны, как комфорт и безопасность учеников. Здесь не должно быть выбора — тут нужен баланс.

— Решение какого вопроса в образовании лично для вас в свое время было совершенно принципиальным? Какая-то проблема, справиться с которой для вас было делом чести?

— Если вы спрашиваете о том, что дорого и ценно лично для меня, то я назову электронную очередь в детские сады. То, что нам удалось сделать ее по-настоящему закрытой от каких-либо вмешательств, я считаю победой. При дефиците мест в дошкольных учреждениях в их распределении не должно быть никакой несправедливости — это моя принципиальная позиция. Блат недопустим, и я боролась с ним беспощадно. Мы намеренно перенесли очередь на сервер государственного университета, чтобы у сотрудников администрации не было доступа к этим данным, а значит, и возможности их исказить. Мне пришлось принимать жесткие меры в управлении образования, объясняя сотрудникам, что они не вправе решать за родителей, в какой сад удобнее водить детей. Раз очередь единая городская, люди вправе сами делать свой выбор. Следующий этап работы был с заведующими, у которых в садах все-таки по старинке возникали дети не из списков, и отчислить их мы уже не могли. Сколько я ни просила, ни уговаривала, заведующие не понимали — и я начала увольнять. Только тогда мою позицию восприняли серьезно. При этом все знали, что обмануть меня, успокоив, будто проблема формально решена, невозможно. Информацию о нарушениях я получала напрямую — буквально на каждом приеме граждан были жалобы. Казалось, этот поток не закончится никогда. И вдруг всё прекратилось. Обращений по поводу несправедливой очереди в детские сады не стало — проблема ушла, мы ее преодолели. И я без ложной скромности считаю это большим достижением. Особенно в условиях, когда наш город растет — население прибывает.

— Но официальная статистика не дает прироста населения — петрозаводчан по-прежнему около 270 тысяч?

— Да, по официальной переписи у нас всё те же 270 тысяч населения, как это было в 2012 году. Но уже тогда, в 2010-х годах, мы в управлении образования стали замечать,что что-то происходит. 15 лет рождаемость стоит на уровне 3 300-3 400 малышей, мы открываем новые детские сады, а очередь не уменьшается. Мы внимательно изучили базы дошкольников и поняли: к нам из районов активно едут люди. Ну, а в последние два года этот факт стал уже очевиден: реализация программы переселения из аварийного фонда доставила к нам новых петрозаводчан — вместе с их семьями и детьми.

Ирина Мирошник. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Для вас как для мэра рост Петрозаводска, пусть и неофициальный, — это позитивный фактор или скорее проблема?

— Если у жителей Карелии есть желание жить в нашем городе, мы этому рады и готовы создавать для них инфраструктурные условия. В этой ситуации для нас оказалась крайне важной и своевременной поддержка главы республики в вопросе принятия закона о столичном статусе Петрозаводска. Огромными объемами финансирования, которые сегодня получает город, он обязан в том числе и своему статусу столицы Карелии. И если изначально у депутатов Законодательного собрания, принимавших закон о столичном статусе Петрозаводска, были сомнения, которые можно понять — большинство парламентариев все-таки представляют интересы своих районов, то сегодня стало очевидно, что поддержка закона была правильным решением: столица Карелии принимает всё больше жителей районов. Столичный статус продиктован острой необходимостью — город растет, ему нужны ресурсы на развитие.

— Столичный статус Петрозаводска действительно помогает получать деньги из вышестоящих бюджетов?

— Столичный статус и тот факт, что Петрозаводск сегодня — самый крупный населенный пункт в республике, помогают нам привлекать серьезные инвестиции. Прежде всего это миллиарды рублей из федерального бюджета по национальным проектам. И, конечно же, мощная поддержка республиканских властей в связи с предстоящим 100-летием Карелии. Петрозаводск станет центральной площадкой праздничных мероприятий. На подготовку к ним мы уже получили 160 миллионов, которые будут израсходованы в 2019 году, и 1 миллиард 400 миллионов рублей республиканская казна выделит городу в 2020 году.

— Как вы решали, на что потратить эти деньги?

— Эти деньги будут потрачены на развитие городской среды. Мы определили три приоритета: дороги, благоустройство, социальная сфера — направления, которые напрямую ежедневно касаются каждого жителя города. И здесь я абсолютно согласна с позицией главы республики — Артур Олегович настаивает на том, что подготовка к празднику не должна превратиться в создание парадной ширмы лубочного варианта. Нам нужны мероприятия, которые будут заметны и понятны всем людям. Гулянья — это хорошо. Но не менее важно сейчас, например, обустроить современные контейнерные площадки и провести освещение дворовых территорий. Праздник не должен касаться исключительно центральных улиц. Он затронет весь город.

 

 

— Ремонт дорог и строительство садов и больниц — очевидные и давние городские проблемы. Но почему вы решили потратить такие колоссальные средства именно на благоустройство? Не боитесь упреков из серии: кроме парков, у нас нет проблем?

— Оформление общественных территорий, которые мы сделаем не только в центре, но и поведем дальше по все районам города, — это крайне важный социальный фактор сегодня. Ведь речь идет о местах, где мы бываем каждый день: когда идем на работу, когда по выходным гуляем с нашими близкими, когда просто смотрим в окно автобуса или машины. Городская среда — комфортная и безопасная жизнь человека за пределами его собственной квартиры, это то, что во многом определяет не только его настроение, но и поведение. Если нас окружают постоянные позитивные изменения, мы сами становимся лучше. Это основа философии организации городских пространств на Западе. Несколько лет назад такие подходы начали активно применяться в крупных российских городах. Но очевидно, что комфорта достойны не только жители мегаполисов. И федеральные власти откликаются на этот запрос.

Сейчас вся работа нацелена на то, чтобы уровень жизни по стране выравнивался. Инвестиции в муниципалитеты — это результат целенаправленной политики государства. Власть анализирует ситуацию и осознает: изменения в городской среде малых городов крайне важны. Нам предлагаются механизмы, позволяющие реально повышать качество жизни в муниципалитетах. Активно реализующиеся по всей стране национальные проекты — один из таких инструментов. Наша задача — суметь воспользоваться данными нам возможностями и распорядиться ими максимально эффективно. Благодаря федеральным ресурсам мы сегодня можем решить те проблемы, о которых раньше даже подумать было страшно. Еще три года назад я и представить не могла, что когда-нибудь мы сможем отремонтировать, а местами и полностью заменить городские тротуары. А сегодня — посмотрите — эта работа идет полным ходом.

— А что вам удалось сделать к 100-летию самим, без помощи республиканских и тем более федеральных властей?

— Конечно, подготовка к празднику состоит не только в том, чтобы менять городскую среду с помощью больших проектов за счет бюджетов всех уровней. Нам также важно привести в порядок то, что, к сожалению, было испорчено за последние десятилетия. Некоторые из таких задач требуют многолетней последовательной работы. Так, например, к решению проблемы со стандартами вывесок мы шли четыре года. Архитектурный облик — одно из главных богатств Петрозаводска, но он сильно искажен хаотичными рекламными конструкциями. Чтобы установить единые требования к вывескам на фасадах, требовались многочисленные согласования. Ситуация осложнялась тем, что, действуя в рамках правового поля, надо было так всё описать, чтобы в дальнейшем полностью исключить установку конструкций, портящих гармоничный вид фасадов зданий. На каком-то этапе мне уже казалось, что задача не реалистичная. Но в итоге всё получилось, и в сентябре мы уже начнем применять эти пункты городского законодательства на практике.

— Грандиозность подготовки республики и города к юбилею многих не только впечатляет, но и пугает. Некоторые убеждены, что после 100-летия Карелии и о республике, и о ее столице забудут. На этом все преобразования закончатся, дальше мы будем никому не нужны, говорят люди. Что вы им ответите?

— В качестве своеобразных гарантий того, что благоустройство и развитие городской среды будут продолжаться и после юбилея, могу отметить, что в силу климатических условий провести все работы, на которые уже выделено финансирование, просто невозможно. Конечно, мы постараемся сделать максимум к торжественной дате, но наши планы рассчитаны на несколько лет вперед. Более того, вы прекрасно понимаете, что федеральные национальные проекты, в которых мы активно участвуем, в том числе, например, проект по ремонту дорог, не привязаны к внутренним региональным датам. Останавливаться никто не собирается — застоя теперь уже точно не будет. Республика Карелия и город Петрозаводск встречают новое столетие с серьезной поддержкой и масштабными ресурсами. Поверьте, большие перемены еще только начинаются!

Ирина Мирошник. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Фото: «Республика» / Леонид Николаев