Ура, у нас есть Нестеренко!

Алла Нестеренко, изобретатель новых подходов к образованию детей, считает, что нынешняя классно-урочная система в наших школах когда-нибудь умрет. Дети станут приходить в класс, чтобы научиться замечать проблемы и ставить цели.

Математик и программист Алла Нестеренко знает, как можно помочь детям развить свои способности. В Петрозаводске она обучает этому родителей, которые взяли на себя ответственность за образование своих детей или находятся в поиске альтернативных способов их обучения. Некоторым детям повезло, и они занимаются у Аллы Нестеренко в клубе «Альтернатива есть» нескучным поиском знаний по авторской методике с включением элементов теории решения изобретательских задач (ТРИЗ).


Алла Нестеренко — кандидат педагогических наук, ТРИЗ-специалист. Занимается дистанционным обучением, руководит экспериментальными площадками в разных городах России.


 

Значительную часть времени Алла Нестеренко проводит в Москве, Владивостоке и других городах, где есть детские сады, частные школы и образовательные центры, где применяются ее авторские методики образования.

— Сейчас родители, имея время и деньги, могут обучить своего ребенка в развивающих центрах и скорочтению, и быстрому счету, и каллиграфии. Наверное, представители этого поколения будут умнее и способнее нас. Согласны?

— Человек всегда подстраивается к тому миру, в котором живет. Меняется мир — меняются технологии. В ближайшее время у родителей и учителей не будет, наверное, проблем в формировании навыков счета, чтения и письма у детей. Раньше это действительно было главной задачей педагога. Я думаю, что скоро многие проблемы будут решены на уровне работы с мозгом.

Да, у нас будет ребенок, который быстро считает. Ну и что? Ментальная арифметика дает навыки быстрого счета, но математическую картину мира она не дает, конечно. Да, она развивает полушария, но важно ведь, какие проблемы будет решать человек. Сегодня, может, важнее поставить проблему, чем уметь ее решить. Суметь найти новую проблему, понять, куда развиваться тебе самому и миру в целом. Вот это важно, на мой взгляд.

— Что это значит — уметь найти проблему?

— Не всякий человек может увидеть проблему. Вот он идет по улице с незавязанными шнурками и не замечает проблемы. Ему неудобно, да и ладно. Мама, в конце концов, завяжет — хорошо. А другой человек реагирует на любое неудобство — у него есть цели и желания. Если это желание сразу не выполняется, значит, есть проблема и можно поискать способ ее решения. На мой взгляд, сейчас вопросы о том, как управлять своими желаниями, ставить цели, чего-то хотеть, становятся важными.

Алла Нестеренко: "Творчество - это умение видеть проблемы и работать с ними". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Алла Нестеренко: «Творчество — это умение видеть проблемы и работать с ними». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Как в ребенке развить творчество?

— В моем понимании творчество — это умение видеть проблемы и работать с ними. Просто проблемы бывают разного уровня. У кого-то про шнурки, а кто-то хочет построить нового робота или книжку написать. Я об этом как раз написала книжку «Ура, у нас проблемы!». Там я предлагаю сначала обратить внимание на то, что можно улучшить вокруг себя. Если ты сразу понимаешь, как улучшить, то это типовое решение проблемы. Если у тебя есть решение, но оно имеет минус, то возникает то, что называют противоречием в теории решения изобретательских задач (ТРИЗ). С помощью инструментов ТРИЗ можно найти оптимальное решение проблемы.

— Что такое ТРИЗ?

— Есть такое понятие «креативность». Обычно люди понимают его так: тебе дали какую-то проблему и ты фонтанируешь решениями. Козьма Прутков говорил: «Если у тебя открыт фонтан, закрой его, дай отдохнуть и фонтану». Я про это часто вспоминаю, потому что неуправляемое воображение — это не самое лучшее, чему можно научить детей. В ТРИЗ принципиально другой подход. Нам часто не нужно много разных решений, а нужно одно, самое хорошее. И ТРИЗ может сказать, какое решение хорошее. То, в котором выполняются законы, решаются противоречия. Все это очень хорошо ложится в образование.  На уровне реально сильных решений человек начинает понимать, что если  проблема в технике, то ему физику надо знать, а если в искусстве, то нужно понимать, как управлять цветом, иметь представления о форме, перспективе и прочем.

Алла Нестеренко: "Неуправляемое воображение - это не самое лучшее, чему можно научить детей". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Алла Нестеренко: «Неуправляемое воображение — это не самое лучшее, чему можно научить детей». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Почему ТРИЗ не используется в школьном образовании?

— Я в этом году в Центре развития образования провела два блока курсов для учителей начальной школы. Мне нравятся наши учителя. Они содержательные, интересные, чего-то хотят. Другой вопрос: как построена система? Система государственных школ построена диковато. Учитель делает — я это хорошо понимаю — все-таки то, что с него спрашивают. Учитель работает под диагностику. Понятно, что у него есть миссия, идея. Кто-то более творческий человек, кто-то менее. Средний учитель, даже продвинутый, вынужден работать под диагностику. А у нас сегодня диагностируют и умение решать межпредметные задачи, и огромное количество ЗУНов (ЗУН — знания, умения, навыки), которые нужно выполнить в определенный момент. Система стала слишком заформализованной, исключающей творчество. Поэтому сегодня очень сложно работать со школьными площадками. С площадками именно государственных школ. В частных школах лучше.

— Школьная система когда-нибудь изменится, как думаете?

— Система классно-урочная, которую придумал гениальный Ян Амос Коменский, не может существовать вечно. Он был гениальным, но жил давно! Сегодня эта классно-урочная система сильно тормозит другие технологии и подходы. Сегодня, чтобы научить ребенка читать и писать, можно просто посадить его за компьютер. И не нужно собирать ради этого 30 человек в классе, чтобы они под одну гребенку писали текст, хотя у каждого из них свой темп и свои методы восприятия. Сегодня просто технологически очень много других возможностей. Эта система, конечно, отомрет. Но наши надежды на то, что она отомрет красиво, не оправдались. Вот финны убирают классно-урочную систему. Посмотрим, что у них получится.

Алла Нестеренко: "Система государственных школ построена диковато". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Алла Нестеренко: «Система государственных школ построена диковато». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— В чем плюсы и минусы альтернативного образования?

— Альтернативное образование — понятие широкое. Мы тут даже клуб сделали «Альтернатива есть» и сайт альтернативного образования в Петрозаводске. Сейчас можно детей в разных формах учить: и дополнительно, и семейно, и частично экстернатом. Важно, чтобы родители понимали, чего они хотят от образования, и знали, как это реализовать.

Нейропсихологи говорят так: мозг учится всегда. Когда ребенок думает, как бы списать, у него тоже происходят мыслительные процессы. В гимназии, где я работала, например, попечительский совет состоял из одних двоечников. Оказалось, что они состоявшиеся в жизни люди. Сейчас возникает вопрос: чему мы хотим научить детей?

— Чему мы можем их научить?

— Мы не можем запихнуть в ребенка весь этот меняющийся культурный слой, но мы должны научить ребенка учиться. Эта идея правильная для начальной школы. А дальше возникает вопрос, в какой форме это делать. Есть дистанционные школы хорошие. Есть родители, которые это могут сделать сами. Есть разные клубы, которые помогают построить траекторию. На данном этапе, как правило, забирают детей на альтернативные формы обучения люди самостоятельные, умные, способные решать проблемы.

Еще мне кажется важным, что сегодня во многом детей учит сама среда. Мы, например, привыкли ругать компьютерные игры. На мой взгляд, хорошая компьютерная игра способствует развитию человека, побуждает его решать проблемы, искать выходы из ситуаций. Сделать среду, в которой человек каким-то образом осваивает разные вещи, вот это кажется мне сегодня важным.

Алла Нестеренко: "Ян Амос Коменский был гениальным, но жил давно!". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Алла Нестеренко: «Ян Амос Коменский был гениальным, но жил давно!». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

 — Какими были ваши первые изобретения в ТРИЗ?

— Мне нужно было помогать папе (Александр Селюцкий — руководитель петрозаводской школы ТРИЗ), поэтому я с 17 лет занималась РТВ (развитием творческого воображения) инженеров. Собственные идеи у меня появились, когда я ушла в образование. В 30 лет я почувствовала, что что-то поняла, когда стала работать в коррекционном классе. Я придумала учить детей на загадках. Потом написала методику «Страна загадок». Сейчас этот мой метод широко используется педагогами в разных местах. Это было, наверное, первое мое решение, как реально развивать когнитивную сферу ребенка.

— С каким чувством вы вспоминаете детство?

— Знаете, это уникальный, наверное, опыт жить в сообществе, которое создает новое направление. Я была знакома с Генрихом Сауловичем Альтшуллером, который изобрел ТРИЗ. Жила с отцом, который был другом и соратником Альтшуллера, продвигал идеи ТРИЗ, а ему вечно мешали, строили препоны.

История петрозаводских семинаров ТРИЗ уникальна. Каждые два года, начиная с 1980-го, сюда приезжали люди. И это были не обучающие, а именно исследовательские семинары. Все первые наработки, которые сильно продвинули теорию, были получены в Петрозаводске.

Сейчас  по проекту «Бренд Карелии» Национальная библиотека хочет сделать музей Альтшуллера. Планируется собрать рукописи, вещи Альтшуллера и сделать центр, где можно было бы заниматься со взрослыми и детьми. Мне кажется это важным, потому что автор ТРИЗ последние годы жизни прожил в Карелии. Уже не вел здесь занятий, потому что был болен, но сюда приезжало много людей.

Алла Нестеренко: "Оказалось, что двоечники - состоявшиеся в жизни люди!" Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Алла Нестеренко: «Оказалось, что двоечники — состоявшиеся в жизни люди!» Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Как работала здесь школа Альтшуллера?

— О научной школе Альтшуллера нужно делать отдельную экспозицию. В 1970-80-е годы это было дистанционное образование. Генрих Саулович и его жена Валентина Николаевна Журавлева (она была писателем-фантастом, как и ее муж) сами готовили материалы для обучения. Информацию они распечатывали на пишущей машинке, которая могла принять 12 закладок. Приходилось печатать каждый текст раз по 10. Потом эта информация рассылалась по всей стране. Материалы приходили  в питерскую, минскую, рижскую, днепропетровскую и другие школы ТРИЗ. И это было систематическое обучение. У нас дома лежат целые тома этих информаций. Альтшуллер собирал сводную картотеку изобретений, интересных идей, из которых потом вырастали приемы. Мастеров ТРИЗ Альтшуллер выучивал по переписке.

Алла Нестеренко: "Масштаб личности равен масштабу его целей". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Алла Нестеренко: «Масштаб личности равен масштабу его целей». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Получается, что человеком управляет не технический прогресс все же, а внутреннее движение?

— Развитие цели важнее, чем технологичное развитие мозга. Потому что человек равен своим целям. Про это еще Рубинштейн, психолог, говорил. Масштаб личности равен масштабу его целей. И наша проблема не в том, что мы не умеем научить детей хорошо писать, читать и считать. А проблема в том, что мы не можем научить их нормально ставить цели.

 


«Персона» — мультимедийный авторский проект журналиста Анны Гриневич и фотографа Михаила Никитина. Это возможность поговорить с человеком об идеях, которые могли бы изменить жизнь, о миропорядке и ощущениях от него. Возможно, эти разговоры помогут и нам что-то прояснить в картине мира. Все портреты героев снимаются на пленку, являясь не иллюстрацией к тексту, а самостоятельной частью истории.

Абзац