ШИлова и КиЖИ

Наталья Шилова, доцент ПетрГУ, рассказывает о древних гаджетах, жизни в соцсетях и литературном пространстве Кижей. Все по правилам!

Как можно реализовать себя в жизни? По правилам Натальи Шиловой, можно быть красивым человеком. Писать тексты (хотя бы в соцсетях). Сажать деревья в своем саду. Работать с белыми пятнами.

 


Наталья Шилова — кандидат филологических наук, доцент кафедры классической филологии, русской литературы и журналистики в Институте филологии ПетрГУ. В студенческом исследовании «Топ-10 лучших преподавателей ПетрГУ» вошла в тройку лучших педагогов факультета.


 

— В этом году конкурс на отделение прикладной филологии в наш университет оказался больше 10 человек на место. Разве это не удивительно?

— Это нормально, я считаю. В последние годы было много такого давления: мол, времена гуманитарных наук ушли, а все филологи с дипломами идут работать в «Макдоналдс». Но у меня нет ни одного знакомого филолога, который бы там работал. Это миф!

Филология — это область практики, связанная с коммуникацией, способ комфортно находиться в информационной среде. Филология трансформируется вместе с текстами. Была клинопись, потом свитки, теперь — электронные книги. Меняется форма, но текст как передача мысли на расстоянии остается. Мы адаптируемся к новым условиям, к новым гаджетам, а буковки-то остаются и никуда не денутся.

Сейчас в филологии появляется много междисциплинарных направлений. Например, Digital Humanities. Это цифровые гуманитарные науки. До России все это еще только доходит маленькими шажочками.

Наталья Шилова: "У меня нет знакомых филологов в "Макдональдсе". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Наталья Шилова: «У меня нет знакомых филологов в «Макдоналдсе»». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Комфортно ли тебе находиться в современном технологичном пространстве?

— Я очень люблю технологии. Не будь технологий, как бы я посмотрела, например, лекции Андрея Зализняка, тонкого, красивого, изящного филолога. Вот тебе пример перспективы профессии! Бог с ним, как деньги зарабатывать, но быть красивым человеком — это ли не возможность реализации в жизни?

— Когда ты поняла, что тебе нравится быть педагогом?

— Я поняла, что мне нравится быть в университетской аудитории в тот момент, когда я впервые попала в университетскую аудиторию. Более безопасного, комфортного, более МОЕГО места в мире нет. Мне комфортно в аудитории с людьми, которые приходят, чтобы вместе подумать и поговорить. Что может быть лучше?

— Многие знают тебя как блогера. Как соцсети влияют на твою жизнь?

— Есть люди, предпочитающие непосредственные коммуникации. Им нужно послушать голос собеседника, отреагировать на его интонацию. Я принадлежу к людям, которым удобнее писать тексты. Иногда нужно время для того, чтобы сформулировать, не отвлекаясь на то, какие у человека глаза и какой у него голос. Я и людей могу воспринимать как тексты. Соцсети для меня очень комфортная среда.

Наталья Шилова: "Бог с ним, как зарабатывать деньги!". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Наталья Шилова: «Бог с ним, как зарабатывать деньги!» Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Ты представляешь себе людей, для которых пишешь посты?

— Лев Толстой сказал, что его адресат, его читатель — это его единомышленник, с которым он разделен в пространстве или во времени, то есть с которым он не может поговорить вживую. Так и мой идеальный читатель — это, если угодно, мой единомышленник, который живет где-нибудь очень далеко.

— Достоверно ли представление о тебе самой в соцсетях?

— Нет, конечно. Нельзя верить соцсетям. Мы придумываем, конструируем какую-то идеальную или не идеальную жизнь. И я думаю, что ничего плохого тут нет. Это моя жизнь, я могу ее причесать, сделать из нее то, что мне хотелось бы.

— Кто у тебя «в друзьях»?

— Соцсети делают легкими отношения с людьми, с которыми я, скорее всего, никогда не познакомилась бы в реальной жизни. Я читаю посты этих людей, восхищаюсь ими, учусь у них. Я подписана на страницы чудесных персон: Татьяну Толстую, Галину Юзефович, замечательного критика, регулярно поставляющего информацию о том, что выходит, что нужно читать, на ученых, замечательных филологов, коллег. Мне кажется, что соцсети — это хорошая площадка для того, чтобы делиться открытиями разного рода.

— Твои дети много читают?

— Мои дети читают меньше, чем я в их возрасте. Мне кажется, что это закономерно и естественно, потому что у них есть альтернатива чтению. Они, например, на ютубе смотрят гораздо больше материала, чем я. Значит ли это, что кто-то из нас лучше или хуже? Нет, они работают с другими форматами информации.

Наталья Шилова: "У Галины Юзефович можно прочитать про то, что нужно читать". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Наталья Шилова: «У Галины Юзефович можно прочитать про то, что нужно читать». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Что же до беспокойства, что дети стали меньше читать, то мне кажется, что они читают гораздо больше букв, чем мы с тобой читали в детстве. Помнишь, в магазине раньше все молочное продавали в прозрачных бутылочках, которые различались только цветом крышечки? Молоко — серебристая крышка, сливки — золотистая, ряженка — красивого малинового цвета. Все, больше не было ничего: ни рисунков, ни букв, ни юридического адреса производителя. Это просто были бутылка и молоко в ней. Мы жили в мире, где букв было гораздо меньше. Если сейчас оглянуться вокруг, мы увидим очень много слов: на рекламных щитах, вывесках, бесконечных объявлениях. Нашим детям приходится гораздо больше обрабатывать повседневной текстовой информации.

Тем не менее я стараюсь своих детей приохотить к чтению книг. Книга — это же хороший гаджет — древний, старинный, прекрасный, апробированный, замечательный, удобный. И я знаю, как из чтения извлечь удовольствие.

Наталья Шилова может с ходу придумать 6 эпитетов к древнейшему гаджету. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Наталья Шилова может с ходу придумать 6 эпитетов к древнейшему гаджету. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Ты написала книжку о восприятии нашего острова Кижи разными писателями. Кто первым упомянул в своем произведении карельскую жемчужину?

— Лев Толстой был первым, кто написал в своей записной книжке слово «Кижи».

«В 1879 году в имении Льва Толстого около месяца живет крестьянин из деревни Боярщина Кижской Волости Василий Щеголёнок, талантливый сказитель былин, импровизатор, разговоры с которым Толстой тщательно фиксирует. Шесть сюжетов Щеголёнка использованы в «Народных рассказах» писателя». (Из монографии Н. Шиловой «Остров Кижи и русская литература»)

На самом деле, до ХХ века территория острова Кижи была совсем не освоена писателями. Я знаю, что несколько лет назад в Швейцарии стали делать проект литературной карты мира — сейчас модно все картографировать. На этой карте будут отмечены все территории, которые литературно освоены, про которые что-то написано. До самого последнего времени Кижи был на ней белым пятном.

«Исторические источники свидетельствуют, что в конце XIX столетия еще не сформировалось то особое пиететное отношение к Кижскому погосту, которое мы знаем теперь. В заметках путешественников конца XIX — начала ХХ века гораздо больше внимания уделяется другим достопримечательностям Карелии, в том числе воспетому Державиным водопаду Кивач». (Мнение историка Александра Пашкова из монографии Н. Шиловой «Остров Кижи и русская литература»)

Наталья Шилова: "Кижи были белым пятном". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Наталья Шилова: «Кижи были белым пятном». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Вообще, специалисты занимаются исследованием символических образов пространства последние лет 30. Когда мы выходим на Ладожском вокзале в городе Санкт-Петербурге, то ступаем не только на землю этого города, но и входим в некое представление об этом городе. Мы летим не просто в Париж, а в наше представление о Париже. И это представление не в последнюю очередь формируется теми же книжками, которые мы прочитали.

— Каким представляли наш остров Кижи писатели?

— О Кижах написаны тонкие, красивые тексты Паустовского, Казакова, Вознесенского, Рождественского и других писателей. Потрясающе интересно писал об острове Виктор Пулькин. Его первая большая книжка — «Кижские рассказы» — вышла в Москве в начале 1970-х годов. Когда я ее прочла, то поняла, что ничего не знаю про Кижи.

Наталья Шилова: "Мы летим не в Париж, а в наше представление". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Наталья Шилова: «Мы летим не в Париж, а в наше представление». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Есть идея сделать аудиогид по острову с возможностью прослушать рассказ о том, как Кижи видели писатели и поэты. Мне кажется, что это может быть интересным. Будет возможность сравнить ландшафт перед нашими глазами, с тем, каким его видели известные авторы. Юрий Нагибин, например, брюзжал, что первое, что видишь, когда подъезжаешь к Кижам, — это ресторан. А у Паустовского впечатление лиричное, а у Казакова абсолютно эйфорическое. Остров-то у нас маленький, но когда читаешь текст, его территория становится огромной.

 


«Персона» — мультимедийный авторский проект журналиста Анны Гриневич и фотографа Михаила Никитина. Это возможность поговорить с человеком об идеях, которые могли бы изменить жизнь, о миропорядке и ощущениях от него. Возможно, эти разговоры помогут и нам что-то прояснить в картине мира. Все портреты героев снимаются на пленку, являясь не иллюстрацией к тексту, а самостоятельной частью истории.

Абзац