«Две морковки под кофе — это провокация»

«Да, мне говорили: как ты будешь жить с таким ростом? Где найдешь себе мужа?» — рассказывает Мария Введенская, петрозаводчанка, живущая в Хельсинки. Мария — модель. Ее рост — 180 сантиметров, она легкий и веселый человек, бегает полумарафоны, никогда не сидит на диетах. Две морковки под кофе — это точно не ее вариант.

Мария Введенская: «На съемках ты должна быть позитивной, улыбчивой и приятной». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «На съемках ты должна быть позитивной, улыбчивой и приятной». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская живет в Хельсинки. До пандемии ее жизнь состояла из бесконечных международных перелетов, съемок для журналов мод и показов одежды. К 26 годам Маша сделала очень приличную карьеру модели — снималась для журнала Vogue в Италии, этой осенью изображение нашей землячки появится в рекламе Stockmann. Между тем сама Мария собирается завязать с моделингом и заняться книжным дизайном.

О том, как устроена жизнь востребованной модели, как не стрессовать, когда твои бедра — 91 сантиметр вместо 90 максимальных, а заказчик при тебе обсуждает толщину твоих ног, — в новом интервью «Персоны».

— Маша, расскажи, как стать лицом компании Stockmann?

— Stockmann, большой торговый центр в Финляндии, каждый год ищет моделей, чтобы представлять свой магазин и журнал. Они обращаются в модельное агентство, а потом выбирают из предложенных кандидатур. На сезон осень-зима-2021 они выбрали меня. Съемка уже прошла, все фотографии готовы, через пару месяцев их выпустят.

— Как проходила эта съемка?

— Съемочный процесс занял три дня — делали и фото, и видео для экранов, на которых в магазине будут крутить рекламу. Такие небольшие нарезки с настроением, которое нужно передавать покупателям. Мы представляли, как мы веселимся и танцуем. Помимо меня, было еще три модели: девочка и два молодых человека. И мы исполняли роли друзей все эти три дня — классную компанию.

Мария Введенская: «На съемках ты должна быть позитивной, улыбчивой и приятной». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «На съемках ты должна быть позитивной, улыбчивой и приятной». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Эти съемки можно считать удачей или это обычное дело для тебя?

— Наверное, это какая-то удача. Модельный бизнес вообще очень сложно просчитать, поэтому определенная удача есть в любой съемке. Всё зависит от настроения клиента, который бронирует моделей на съемки. От того, какой им типаж нужен, какие тренды в сезоне. Бывает, что заказчики выбирают тех, с кем им комфортно работать, либо пробуют что-то новое. В Финляндии редко пробуют что-то новое, поэтому если они кого-то уже нашли, то работают с ним до последнего.

— Участвуешь ли ты в показах на подиуме?

— Я модель, которая делает всё, разнопрофильная и многозадачная. Но в самой Финляндии, где я живу, не так много показов. За показами, за шоу, нужно ездить в другие в страны: в Италию, Германию, во Францию.

— Твое модельное агентство считается международным?

— Агентство представляет меня в других странах. В Хельсинки расположено мое так называемое материнское агентство, которое обо мне заботится и решает, куда я поеду. Оно заключает договор с другими, дочерними, агентствами в разных странах.

Обычно мне все говорят: «Ой, ты везде ездишь, у тебя столько возможностей посмотреть мир!» На самом деле, я приезжаю работать, хожу по кастингам, готовлюсь к ним. Нужно держать себя в форме и всё время быть готовой, что тебе позвонят. Да, удается, конечно, что-то посмотреть, но это не такой уж отдых беззаботный.

Мария Введенская: «Отдых в других странах не такой уж беззаботный». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Отдых в других странах не такой уж беззаботный». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Сколько лет ты уже в моделинге?

— Я пришла в агентство в 2013 году. Сейчас мне 26 лет, и я уже считаюсь старушкой и пенсионеркой. В 23-24 года уже нужно быть готовой, что тебя не возьмут, потому что ты уже не выглядишь, как 17-летний подросток. Всем нужны наивные лица, худенькие девушки. Тело меняется, и всегда заметно, когда девушка старше. Поэтому у всех моделей есть комплексы: в 25 лет они чувствуют себя старыми и, соответственно, толстыми и некрасивыми. Это немного токсичная сфера для девушки, нужно обладать сильным стержнем, чтобы на это не поддаваться.

— Как ты сама относишься к себе и своему возрасту?

— Мне повезло, что я довольно поздно пришла в моделинг. Мне уже было 17 или 18 лет на тот момент. И я была уже почти сформированным человеком. Я понимала, как к себе нужно относиться, что нужно выбирать в первую очередь здоровье, потому что многие девушки в погоне за худобой сидят на диетах. Я, слава богу, сразу поняла, что это не моя история. Лучше я не буду делать какие-то работы, но я хотя бы буду здорова. Я рада, что сразу для себя обозначила границы, в которых я хотела бы действовать, работать и жить. Моделинг — это временно, а здоровье — навсегда.

— У тебя нет никаких диет?

— У меня есть определенный стиль питания. Это не диета, а образ жизни. Все люди, не только модели, должны есть здоровую, полезную, свежую еду. Я не сидела на каких-то диетах, но старалась не есть жареное, например. Это ведь не здорово даже вне контекста моделинга.

Мария Введенская: «Моделинг- это временно, а здоровье навсегда». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Моделинг — это временно, а здоровье — навсегда». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— А сладкое ты ешь?

— У меня был такой период, когда я думала, что нужно поменьше есть сладкого, но это было даже не с фигурой связано, а с кожей. Потому что на сладкое меня обсыпало, и агентству это не очень нравилось. Тогда я делала себе пятницу праздничным днем — шла и ела мороженое. Это был самый счастливый день за всю неделю. Но это быстро закончилось, потому что я поняла, что для того, чтобы есть всё, что захочешь, нужно больше двигаться, заниматься спортом. И в тот момент все диеты, все ограничения небольшие ушли. Как только ты начинаешь заниматься спортом, двигаться, это всё уходит в мышцы. Сейчас у меня нет никакой зависимости от еды или ее отсутствия.

— Спортом занимаешься в системе?

— Да, я стараюсь заниматься регулярно. В последний год, правда, подрасслабилась из-за карантина по коронавирусу. То есть, я немного переключилась на свое ментальное здоровье. Но, да, спортом я занимаюсь 3-4 раза в неделю стабильно. Были периоды, когда я занималась больше.

— Как укрепить ментальное здоровье?

— Меньше нервничать, замечать, что тебя волнует, что беспокоит, в чем ты не уверен и почему. Все-таки я живу в другой стране. Когда карантин начался, я переживала, что осталась одна, родители в Петрозаводске, границы закрыты. Для меня очень важна поддержка близких людей. Я в тот момент очень сильно нервничала — не могла спать, не могла есть. Волновалась о будущем — как все будет, как разрешится.

— Помогают тебе тренинги, йога?

— Я несколько раз пыталась йогу и медитации вводить в свою жизнь, но почему-то мне это не удается. То ли терпения не хватает, то ли чего-то другого. Я предпочитаю думать, что просто еще не время. Мне кажется, что все приходит в твою жизнь в определенное время. Тогда ты уже начинаешь понимать ценность происходящего. Я настраиваю себя на то, что просто не время сейчас для меня медитировать, но когда-нибудь я к этому приду.

Мария Введенская: «Пятница была самым счастливым днем – я ела мороженое». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Пятница была самым счастливым днем — я ела мороженое». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Почему ты начала бегать?

— Бег — это легкий способ сбросить напряжение. Бегать легко — не нужно ни в какой зал идти, просто надел кроссовки и побежал. В любой стране можно побежать куда-то, подумать на бегу о чем-то. В Петрозаводске мы бегаем с мамой. Иногда вместе бегаем марафоны и полумарафоны. У меня в копилке уже 6 или 7 полумарафонов. Планирую в этом октябре бежать полный марафон и потом гордиться этим.

— Какие навыки востребованы в модельном бизнесе?

— В агентстве всегда спрашивают, какие у тебя интересы и таланты. Я, например, восемь лет в Петрозаводске занималась балетом. Это важно для заказчиков, которым нужны модели, способные хорошо двигаться. Есть модели, которые плохо совсем двигаются, деревянные — они красиво смотрятся в кадре, но неорганично на видео. Если ты любишь бегать, тебя могут в спортивные работы забирать. Чем больше у тебя талантов, тем больше шансов взять работу, поэтому нужно постоянно чем-то заниматься, не только моделингом. Важно быть разносторонним, чтобы быть востребованным.

— Участием в каких модельных проектах ты гордишься?

— Наверное, одна из моих самых интересных работ, которыми я горжусь, — это съемка в Италии для журнала Vogue. Это была моя первая поездка — так сразу хорошо началось. В Португалии я работала довольно хорошо — там были обложки журналов, реклама для магазинов, каких-то обувных компаний, местных, португальских, поэтому сюда ничего не долетело, кроме журнала в моем чемодане.
Очень приятно видеть результат своей работы. В первый раз я сразу же накупила журналов. По-моему, пять копий таких толстенных журналов повезла домой. Мама — мой главный фанат, поэтому она сказала: «Вези все!» Мама всё собирает: у нее дома большие стопки журналов с моими фотографиями.

Мария Введенская: «Важно быть разносторонним, чтобы быть востребованным». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Важно быть разносторонним, чтобы быть востребованным». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Слышала, что у некоторых моделей есть свои методики по увеличению роста. Не приходилось их использовать?

— Да, я знаю, что некоторые девочки ходят постоянно висеть на турниках, чтобы вытянуться. Не знаю, помогает это или нет. У меня рост даже слишком большой — 180 сантиметров. Идеальный стандарт — 178-179. Я не скажу, что я когда-то комплексовала из-за роста, но как преимущество его тоже не воспринимала, потому что все всегда говорили: ой, такая высокая, где ж тебе мужа искать? Это, я считаю, глупо. Если девушка высокая, в этом нет ничего плохого.

— К чему в профессии модели нужно было приспосабливаться?

— Наверное, для меня самое неприятное, что в большинстве случаев модель не воспринимают как человека. Модель — это просто красивая вешалка, на которой хорошо одежда смотрится. Тебя фотографируют, и чем меньше денег заплатят, тем больше постараются, конечно, уместить на тебя одежды и работы. Ты такой расходный материал: не пойдешь ты, пойдет кто-то другой. Всё зависит, конечно, от агентств, как они умеют за тебя бороться, как продают клиентам. Модель — это такой товар, к сожалению. Для меня это неприятный момент.

Конечно, тяжело бывает работать по многу часов, рано вставать. Бывает, что съемка начинается в 4 часа утра — все ж подстраиваются под свет, под другую команду. Бывает, что съемки длятся по 14-15 часов без каких-то нормальных перерывов. Ты же всё время перед камерой, и тебе нужно восполнять как-то свои эмоции. На съемках ты должна быть позитивной, улыбчивой и приятной. Потому что если ты станешь неприятной, то на тебя могут пожаловаться и отправить домой. Всем нравится с позитивными людьми работать, и никому не интересно, что у тебя происходит в жизни, как ты там встала, по размеру туфли или нет. Бывает, что одежду тебе закалывают, если она большая, туфли со своим 40-м размером надеваешь 38-го размера, потому что других нет. Во многом уровень заботы о тебе зависит от страны, где ты работаешь.

Мария Введенская: «Всем нравится с позитивными людьми работать и никому не интересно, что у тебя происходит в жизни». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Всем нравится с позитивными людьми работать, и никому не интересно, что у тебя происходит в жизни». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Какая самая жесткая страна в этом отношении?

— Для меня это, наверное, Италия. Я ездила в 2016 году, хотела попасть на Fashion Week, Неделю моды в Милане. Я приехала, а мне сказали: «Маша, у тебя бедра — 91 сантиметр, а нужно 90 максимум. За неделю нужно похудеть. Ешь поменьше, занимайся спортом». Я очень стрессанула из-за этого, потому что сам знаешь, что ты хорошо и здорово выглядишь, а на тебя все давят. Живешь рядом с девочками молоденькими, которые кто во что горазд питаются. Кто-то ест две морковки в день и запивает их кофе, кто-то ест все подряд и ничего. Ты на всё это смотришь и перестаешь себя воспринимать адекватно. Для меня это было самое тяжелое, и в тот момент я подумала, что я так больше не хочу, потому что ты неосознанно поддаешься на такие провокации со стороны.

Итальянцы — вообще очень эмоциональные люди, они могут из-за пустяка какого-то тебя выгнать. Я ходила как-то на примерку — момент такой запоминающийся был — всем понравилась внешне. На меня надели какое-то платье короткое… И вот дизайнер стоит, смотрит на меня и говорит: «Ой, нет, у нее слишком толстые ноги!» А я уже понимала немного по-итальянски. Это было неприятно. Идешь дальше… Потом к этому уже начинаешь привыкать, не реагируешь. Нет – ладно, пойду, может, кто другой возьмет. Это важно понимать, что, если здесь не получится, в другом месте получится. И не унывать никогда!

Мария Введенская: «Не унывать никогда!». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Не унывать никогда!» Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Как быть всегда на позитиве во время съемок?

— Я считаю, что я довольно позитивный человек. Мне нравится быть на съемках, знакомиться с людьми, поэтому у меня никогда проблемы такой не было. Но есть модели, которые наигранно это делают. Это замечаешь всегда, когда кто-то слишком сильно старается.

Все знакомства в моделинге происходят на тусовках. Если ты не тусишь, то тебе довольно проблематично найти работу. Я всё время была спокойной — никаких клубов, никакого алкоголя и баров, я хорошая девочка. И тут мне говорят, что нужно везде ходить и светиться, чтобы все видели, какая ты веселая. Это уже абсурд какой-то. Но мне же хочется, чтобы меня брали за то, как я работаю, а не за то, как я веселюсь.

— Есть у тебя кумиры?

— Я стараюсь никого кумиром не делать. Я смотрю на всех сразу и ни за кем не слежу. Всегда есть девушки Виктории Сикрет, на которых смотрят с обожанием. Мне тоже очень нравятся модели Виктории Сикрет. Они тоже не худенькие — здоровые, спортивные. Это такое направление — я хочу выглядеть как они. Была у меня мечта попасть на шоу Виктории Сикрет, но не сложилось.

Мария Введенская: «Я все время была спокойной - никаких клубов, никакого алкоголя и баров, я - хорошая девочка». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Я всё время была спокойной — никаких клубов, никакого алкоголя и баров, я хорошая девочка». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Как пандемия отразилась на твоей профессии?

— Я очень сильно замедлилась за последний год. Раньше я ездила, у меня последние 2-3 года были очень активными, я была в поездках постоянно. Неделю в месяц проводила в Хельсинки, постоянные разъезды, туда-сюда, много перелетов, работы. Я очень переживала, когда всё это закончилось. Но, с другой стороны, я восприняла это как возможность переключиться на другое хобби, потому что век модели короткий, да и мне хочется уже жить в одном месте, хочется контролировать свою жизнь, а в моделинге ее сложно контролировать. Ты не можешь никаких решений принимать сам, тебе нужно все время быть наготове, проверять почту — вдруг тебе нужно уже куда-то ехать, лететь.

— Что планируешь делать дальше?

— Я получила в Финляндии образование дизайнера. У меня были небольшие проекты, но полноценно я не работала. Сейчас пытаюсь сделать портфолио и попробовать свои силы в графическом дизайне, уйти в иллюстрацию. Я закончила в Петрозаводске художественную школу, мне очень нравится рисовать.

— Какая страна произвела на тебя сильное впечатление?

— Мне Германия очень нравится, нравится немецкий язык. Германия — одна из таких стран, где я хотела бы пожить подольше, чем пара месяцев.

Мария Введенская: «Все надо мной смеются, что я девочка, повернутая на кроссовочках». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Все надо мной смеются, что я девочка, повернутая на кроссовочках». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Какие языки ты знаешь?

— Английский, немецкий и на среднем уровне финский. Что-нибудь еще выучу потом, когда будет возможность. Один раз я работала с фотографом, с которым мы разговаривали на английском и на немецком. Под конец дня выяснилось, что он русский. Это было забавно.

— Национальность модели важна для заказчика?

— Нет, я не думаю, что это на что-то влияет. Есть страны, где востребовано русское лицо, а есть, где не востребовано. Для меня этой проблемы никогда не было. Я русская и горжусь, что выгляжу именно так. Вообще, русских по глазам всегда видно. У них особенный взгляд. Я не знаю, как это объяснить. У всех европейцев какой-то немного потерянный, а у русских — очень сосредоточен, как у ястреба.

— Меняет ли работа в модельном бизнесе отношение к личному выбору одежды?

— Я вообще, честно говоря, шопинг не люблю ни в каком проявлении. Я за свой модельный век столько одежды уже переодела, что у меня одна мысль о том, что нужно пойти и что-то купить, вызывает подергивание. Я не люблю переодеваться, искать одежду. На съемках тебе сразу же все подбирают одежду — в твоем размере — и пошел красивый. В жизни не хочется на это время тратить. У меня стиль очень простой: я одеваюсь удобно, и все надо мной смеются, что покупаю одежду в мужских отделах. Мне нравится, когда одежда свободная. Главное, чтобы было удобно и не стесняло движений.

Мария Введенская: «Век модели короткий, да и мне хочется уже жить в одном месте, хочется контролировать свою жизнь». Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Мария Введенская: «Век модели короткий, да и мне хочется уже жить в одном месте, хочется контролировать свою жизнь». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Почему именно в мужском отделе?

— У мужчин ноги бывают длинными. В женском отделе все штаны для меня обычно короткие, к сожалению. Я не переживаю. Платьишки и юбочки можно иногда надеть, но в комфортном сочетании. Туфли я не ношу, надеваю только кроссовки. У меня их целая коллекция дома — пар, наверное, 15 разных. Я стараюсь покупать такие, которых нет ни у кого. То есть кроссовки — это моя большая любовь. Все надо мной смеются, что я девочка, повернутая на кроссовочках.

Я люблю, чтобы было максимально просто. Полгода назад пыталась купить себе сумку, но всё не могу выбрать. Не могу ничего найти, поэтому хожу без сумки.

«Персона» — мультимедийный авторский проект журналиста Анны Гриневич и фотографа Михаила Никитина. Это возможность поговорить с человеком об идеях, которые могли бы изменить жизнь, о миропорядке и ощущениях от него. Возможно, эти разговоры помогут и нам что-то прояснить в картине мира. Все портреты героев снимаются на пленку, являясь не иллюстрацией к тексту, а самостоятельной частью истории.