Девочка на «Смурфике»

Мальчики злились, когда в гонках на картах их обгоняла 10-летняя девочка в шлеме с котенком из мультика. Сейчас Ире Сидорковой 15 лет, и она уверенно обгоняет взрослых людей на серьезных чемпионатах. Её машину зовут Смурфиком, но соперники об этом не знают.

Ира Сидоркова: "Буду сдавать на права, когда мне исполнится 18". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Буду сдавать на права, когда мне исполнится 18». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

В сентябре Ира Сидоркова уехала в Грозный на финальный этап Российской серии кольцевых гонок, где стала в итоге победителем в классе «Национальный юниор». Потом гонщицу из Петрозаводска пригласили в Нидерланды на «Формулу-4». Затем у Иры были мероприятия в Москве, съемки, а следом тренировки в Петербурге. В Северной столице она успела проехать одну гонку, заняла второе место в ралли-кроссе и получила приглашение на тесты на «Формулу-4» в Эстонию. Потом она вернулась домой, провела несколько дней в школе и снова уехала в Москву по делам. Сейчас у нее есть какое-то время, чтобы учиться в школе, заниматься с репетиторами и готовиться к сдаче экзаменов.

Ира говорит, что в классе к ней относятся хорошо и никто ей не завидует.


Ира Сидоркова — гонщица, победитель в Российской серии кольцевых гонок в классе «Национальный юниор», чемпионка Эстонии, призер этапов Европы. 15 лет


— Вы гонщица, но по городу вас на машине возит папа, да?

— Ну, в основном меня возят родители. Если нужно добраться до школы или к репетиторам, я всегда езжу с ними. И, что самое смешное, буквально пару лет назад я ездила еще в детском кресле, хотя уже участвовала в соревнованиях на спортивном автомобиле.

— Готовы водить машину по городу?

— Не нужно путать гоночную трассу и дороги общего пользования — везде свои правила, которые нужно учить. И я, так же как и все участники дорожного движения, буду сдавать на права в 18 лет и честно учить правила. Моя гоночная лицензия, благодаря которой я выступаю, никакого отношения к общественному движению не имеет.

— Вы уже придумали, какая это будет модель?

— На самом деле, сложно загадывать. Желания меняются каждый год. Буду исходить из возможностей. Вообще, любимая модель у меня «Мерседес» S купе или S 65. Ну, и параллельно мне нравится более скромный вариант. Это «Мазда 3».

— Вы скромный человек?

— Ну, можно и так сказать: я достаточно скромная личность. Я никогда не болела звездной болезнью. И сама не люблю таких людей. Меня так воспитывали.

Ира Сидоркова: "Папа, не нужно Барби. Привези бетономешалку!". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Папа, не нужно Барби. Привези бетономешалку!». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Было предчувствие, что у вас будет необычная жизнь?

— Да, я с самого детства собирала машинки. Когда папа уезжал в командировки, я просила его привезти мне не куклу Барби, а бетономешалку. Я собирала все машины, не важно, суперкары это или строительные автомобили. У меня было около 2 тысяч маленьких моделек Hot Wheels. Куклы у меня, конечно, тоже были, но больше внимания я уделяла автомобилям. Я откручивала у них колеса, сама там что-то собирала, перекрашивала их лаком для ногтей. У меня была своя мини-мастерская.

— Сейчас можете разобрать настоящий автомобиль?

— Я не такой профессионал в области строения автомобиля, как мой тренер, но хочу им стать, потому что считаю, что это очень важно для профессионального пилота. Я 9 лет занимаюсь автоспортом, поэтому, конечно, какие-то детали знаю. Картинговый двигатель я и сейчас могу разобрать и собрать, сложнее разобраться в двигателе большого автомобиля.

— Расскажите про вашу машину.

— У меня две машины. Мне их представляет моя компания «Академия ралли». На одной я выступаю именно в гонках, а другая машина тренировочная. Она в основном стоит в Петербурге, куда я часто приезжаю тренироваться. Машины похожи, тренировочная имеет отличие по подвеске: на ней стоит раллийная подвеска для более неровных поверхностей. А так обе машины «Фольксваген Поло» полностью стоковые, так как в классе «Национальный юниор», в котором я выступала в этом и прошлом году, запрещены какие-либо изменения.

— В выборе цвета можно участвовать?

— Голубой цвет — это цвет команды, и он мне нравится — успокаивает перед гонкой, когда есть какой-то мандраж.

Ира Сидоркова: "Картинговый двигатель и сейчас могу собрать и разобрать". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Картинговый двигатель и сейчас могу собрать и разобрать». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Я видела вас за рулем с желтым маникюром. Вам нравится этот цвет?

— У меня есть такая гоночная традиция: на каждый этап я делаю финишные флажки и крашу ногти в разные цвета. На счастье. Желтый — мой самый счастливый цвет, я думаю.

— Ваши машины имеют имена. Тоже традиция?

— Да, это тоже традиция. Самый первый мой кар звали Апельсин, это был мальчик. Поспособствовал этому его ярко-оранжевый цвет, неоновый, который даже в темноте светился. Потом были Радуга, Ромашка, Смурфик, Малыш, Василек.

— Так делают все девочки в автоспорте?

— Девушек в автоспорте вообще немного, и я стараюсь развивать идею их конкурентоспособности. Но, насколько я знаю, я единственная, кто дает имена машинам.

Ира Сидоркова: "Девушки более усердные". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Девушки более усердные». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Сейчас создается женская серия «Формулы-1». Какие у женщины-пилота плюсы и минусы, по-вашему?

— Не секрет, что девушки физически слабее, чем парни, и чем они старше, тем это заметнее. Но девушки более усердные. Мы готовы тратить больше времени на тренировки, мы более спокойны, у нас меньше волнений перед стартом. В старших классах «Формулы-1» почему нет девушек? Им просто физически не хватает возможностей туда добраться — девушек-пилотов априори меньше. Предположим, в год в картинг приходит 100 тысяч мальчиков и 10 тысяч девочек. Их этих 100 тысяч на «Формулу-1», если повезет, попадает один. А из этих 10 тысяч сколько попадет? А так — я уверена — у женщин будут шансы пробраться в «Формулу-1». Если мне выпадет такая возможность, обязательно воспользуюсь.

— От чего зависит физическая форма пилота?

— От тренировок, в том числе в зале. Я, например, тренируюсь 6 раз в неделю. Правда, сильные накачанные руки у мужчин — это красиво, а у женщин это выглядит не очень. Широкая спина, мускулы… Я думаю, что девушки не готовы к такому. Поэтому им не хватает силы для выступления в известных гонках.

— Что нужно, чтобы победить в гонке?

— Есть определенная стратегия. Вот, например, в финальной гонке в Грозном у моей команды был план, чтобы я выиграла чемпионат. Так как я заняла второе место в квалификации, моей задачей было доехать до финиша второй или третьей. Когда после первой гонки я оказалась на первом месте, дальше мне нужно было просто пересечь финишную черту, хоть последней. Что, собственно, и случилось в результате контакта с моим соперником. Я доехала в самом конце, но по итогу стала чемпионкой.

Ира Сидоркова: "Девушкам было просто не добраться до Формулы 1". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Девушкам было просто не добраться до «Формулы-1″». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Как можно придерживаться стратегии на такой бешеной скорости?

— На самом деле, предугадать ход гонки невозможно, нужно разбираться по ситуации. Нужно думать во время движения, думать быстро.

— Какие у вас были неожиданные ситуации?

— Было, что меня на старте толкали в стенку, в результате чего у машины ломались тяги, сгибались колеса, но нужно было каким-то образом добираться до финиша, желательно как можно выше по позициям. Были ситуации, когда меня ударяли, выкидывали. И опять же приходилось как можно быстрее на неисправной машине добираться до финишной черты. Такое бывает часто, и с этим приходится попросту справляться. В гонках есть штрафы, чтобы никто специально никого не убирал.

— Могут толкнуть специально?

— Никто не хочет специально кого-то бить и убирать с трассы, но у меня и в прошлом сезоне, и в этом постоянно случаются какие-то форс-мажоры. То меня соперник случайно уберет с трассы — и я не финиширую вообще. То два соперника начнут борьбу между собой, не заметят меня и ударят в стенку. Такие ситуации бывают. Конечно, им дают за это штрафные очки, но мне от этого легче не становится.

— Это не страшно, когда тебя толкают в стенку?

— Это контактная борьба, к ней надо быть готовой. Когда я выступала в картинге, все было суровей. Открытые колеса — сами понимаете, это страшнее, когда по голове тебе кто-то проедет. Здесь же ты защищен, это намного комфортнее. Страхов никаких нет.

Ира Сидоркова: "Нужно думать и думать быстро". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Нужно думать и думать быстро». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Как мальчики относятся к тому, что девочка их обгоняет на соревнованиях?

— Для меня соревнования с мальчиками — обычное дело. Я когда в этот спорт приходила, понимала, что девочек будет немного и мне нужно будет бороться с парнями. В некоторых соревнованиях это даже мужчины за 30. Я готова с ними соревноваться и обгонять их без проблем. Я думаю, они уже привыкли к этому. Одно время у меня на шлеме был рисунок котенка с бантиками — Hello Kitty, и я думаю, что мои соперники, которых я обгоняла, были немного не в себе. Но сейчас они понимают, что я сильный пилот.

— Можно тренироваться дома перед компьютером?

— Да, у меня дома есть специальный тренажер: руль, гоночные педали, гоночное кресло. На приставке я запускаю специальную игру, беру там автомобиль, похожий на свой, настраиваю его — и вперед! Часа два так можно тренироваться. С перерывами, конечно, чтобы не портить себе глаза. А в перерывах я читаю учебники.

Ира Сидоркова: "Страшнее, когда тебе в открытой машине по голове могут проехать". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Страшнее, когда тебе в открытой машине по голове могут проехать». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Гонки — это не профессия? Кем вы хотите стать?

— Конечно, я бы хотела продолжать гонять по жизни, выступать в мировых сериях вроде DTM, но не нужно забывать про образование. Да, я хотела бы учиться в Москве, в МАДИ, и параллельно хотела бы гонять. Думаю, что институт меня поддержит.

— Какая у вас будет специальность?

— Сейчас мне сложно загадывать. Я думаю, что, скорее всего, это будет или дорожное строительство, или логистика.

— Какое чувство вы испытываете, когда садитесь за руль?

— Когда это гонка, я немного волнуюсь, но стараюсь с этим не перебарщивать, чтобы не проиграть. В основном я чувствую ответственность за свою команду, за семью, которая меня поддерживает. И стараюсь настроиться на максимальный для себя результат.

— А эмоции бывают?

— Только серьезность, я думаю. Только серьезность. И, конечно, я получаю кайф оттого, что я за рулем, у меня большая скорость и сейчас я буду гоняться. А так… лишних эмоций я стараюсь не испытывать.

Ира Сидоркова: "Я хочу учиться в Москве и одновременно гонять". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Я хочу учиться в Москве и одновременно гонять». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Вы можете заплакать от радости?

— Наверное, нет. Больше плачу из-за серьезных проблем. Лет пять назад, когда я в картинге ездила, всегда плакала из-за 4-го места. Все знали, что я буду плакать. Я садилась и плакала минут 20. Это уже становилось традицией. В прошлом году у меня был шанс выиграть чемпионат, но мои соперники ошиблись, толкнули меня, и я не смогла. Тоже были слезы горя.

— Можете рискнуть всем, чтобы победить?

— Нужно уметь себя настраивать и рисковать. Например, если нужно пройти какой-то поворот в полный газ, нужно перебороть себя и постараться обязательно это сделать. Когда села за руль в «Формуле», поняла, что мне нужно работать над уверенностью. Мне нужен просто опыт, я справлюсь.

— Фильмы о гонщиках смотрите?

— Из комедий мне нравится фильм «Сумасшедшие гонки», он про старый «Фольксваген Жук» с номером 53. Там в главной роли Линдси Лохан. А если из серьезных, то это фильм «Гонка» и другие, документальные в том числе.

— Кто вас поддерживает финансово в автоспорте?

— Меня заметила, поддержала и вывела в кольцевые гонки компания «Академия ралли». Они мне предоставляют машины, помогают с тренировками. Партнеров из Карелии немного — целый один. Для меня это странно, поскольку я достаточно известная личность, у меня много подписчиков в соцсетях. У нас в Карелии вообще нет возможности заниматься автоспортом. Я езжу в Питер только потому, что там находится ближайший автодром. В Карелии тренироваться негде.

Ира Сидоркова: "Что бы делала без гонок?". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ира Сидоркова: «Что бы делала без гонок?». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— Жизнь у вас нелегкая, да?

— Почему же нелегкая? Мне многие говорят, что родители отнимают у меня детство, но я объясняю, что сама пришла в этот спорт. Я считаю, что автоспорт дарит мне массу впечатлений: я путешествую по миру и смотрю не только трассы. Я знакомлюсь с новыми людьми, изучаю языки, получаю новые возможности. Что бы я делала без гонок?

 


«Персона» — мультимедийный авторский проект журналиста Анны Гриневич и фотографа Михаила Никитина. Это возможность поговорить с человеком об идеях, которые могли бы изменить жизнь, о миропорядке и ощущениях от него. Возможно, эти разговоры помогут и нам что-то прояснить в картине мира. Все портреты героев снимаются на пленку, являясь не иллюстрацией к тексту, а самостоятельной частью истории.