«Атомная электростанция»

Лилия Болотинская разговаривает на четырех языках. Значительную часть года она проводит за границей, помогая людям выращивать, полоть, собирать или пасти. Сама она называет свой стиль жизни трудотерапией на иностранном языке.

Лилия Болотинская: "Я не могу вспомнить, чтобы мне было тяжело знакомиться". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Я не могу вспомнить, чтобы мне было тяжело знакомиться». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

На итальянском Лилия пропалывает сорняки и собирает оливки, на финском моет посуду, чистит коровник на немецком, собирает апельсины на испанском, принимает роды у свиньи на английском. Она хорошо работает и всегда смеется, поэтому ее всегда зовут на помощь в разные страны.

У Лилии Болотинской редкая способность моментально находить общий язык с любым человеком и заражать его своей энергией. Иногда специально приглашают, чтобы «создать атмосферу». Соседи называют ее «атомной электростанцией».

 


Лилия Болотинская, волонтер-путешественник, практик языкового туризма. Активистка, спортсменка. Имеет I разряд по парашютному многоборью, 82 раза прыгала с парашютом. Занималась бегом, плаваньем, прыжками, стрельбой. Любит театр.

 


 

Как давно вы начали путешествовать по миру не туристом, а волонтером?

— Сначала я путешествовала просто через каучсерфинг (люди знакомятся в сети и предоставляют друг другу помощь и ночлег во время путешествий) или через Hospitality club (здесь люди знакомятся, чтобы узнать больше о культуре и традициях друг друга). Каучсерфинг больше всего напоминает вписку. И мне было всегда как-то не по себе: живешь у людей, ничего не делаешь, не помогаешь. Хотя ведь и ко мне в однокомнатную квартиру потом люди приезжали: и немцы, и словенцы. А потом я вдруг узнала, что есть такие сайты, где можно жить у людей, ежедневно по два или пять часов помогая им по хозяйству. Кому-то нужно что-то построить, и он зовет добровольцев, кто-то собирает урожай, другим нужны работники на кухне. Волонтеры работают, а вы за это предоставляете им ночлег и еду, например. Проезд и визу путешественники оплачивают сами.

Если часто так ездить, то постепенно у тебя образуется своя история таких путешествий — как кредитная в банках. Если она хорошая, тебя приглашают чаще. В Финляндии меня уже знают люди (я работала и в саду, и в магазинчике, и на кухне) и теперь даже оплачивают мне дорогу. Сейчас меня в Швейцарию зовут, в Испанию.

КарДент - сеть стоматологических клиник


Лилия Болотинская: "Жалею, что всю жизнь не была курьером". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Жалею, что всю жизнь не была курьером». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Что нужно там делать?

— В Швейцарию меня позвали ухаживать за старенькой мамой, 80-летней, и я, честно говоря, побоялась ехать. Страшновато, я не медик, хотя ей, наверное, просто рядом живой человек нужен.

— Ваша работа позволяет так часто путешествовать?

— У меня «вахтовый» метод: две недели я работаю, две недели отдыхаю. Во вторую половину месяца обычно путешествую, каждый месяц почти.

Я курьером работаю. Так получилось, что я только на пенсии стала этим заниматься. Теперь жалею, что не работала курьером всю свою жизнь.

Лилия Болотинская: "Оливки не очень люблю - их тяжело собирать". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Оливки не очень люблю — их тяжело собирать». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Вы вышли на пенсию и начали путешествовать?

— Я и раньше путешествовала, но волонтерство началось, когда у меня дочка окончила школу и уехала в другой город. Я тогда со всех работ уволилась и поехала на два месяца в Италию. Там я оливки собирала, а до этого каштаны. Теперь я не очень люблю оливки — очень тяжело их собирать. У некоторых хозяев есть такие приспособления вроде наших комбайнов для сбора клюквы. А наш хозяин считал, что это вредит деревьям, деревья обижаются и на следующий год мало будет плодов, поэтому мы собирали оливки вручную. Под каждое дерево расстилали такую большую сеть, а плантация огромная, и потом наполняли ее оливками. Иногда просто руками туда бросали, забираясь на дерево. Дерево специально так подстрижено, чтобы солнце правильно попадало на плоды. Потом из сети оливки пересыпаешь в ящики, перебираешь и везешь на переработку. Я когда это масло оливковое впервые попробовала… Мне было потом плохо, потому что я его чашкой выпила, не могла остановиться. Вообще Италия мне сильно навредила: я теперь помидоры есть не могу местные, ничего практически есть не могу, пью кофе — я кофе до 47 лет вообще не пила никогда.

— Что еще вы делали в Италии?

— В одном месте собирала оливки, потом в другом месте. По мере созревания плодов передвигалась по стране. Некоторые любят зеленые оливки, консервируют их, даже солят. Как у нас малосольные огурчики, так у них — малосольные оливочки. Потом в одном месте в огороде помогала. В другом —  коней выгуливала: утром их нужно было выгнать, корм засыпать, потом их загнать, за это время, пока они гуляют, нужно убрать стойло, потом почистить их. Моя дочка очень любила лошадей, я немножко это знала.

Лилия Болотинская: "Четыре языка у меня активных, остальные по случаю". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Четыре языка у меня активных, остальные по случаю». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Кто еще был с вами?

— Ребята из Нидерландов приехали, семья. Они прямо на своем домике на колесах путешествуют. Сейчас у них маленький ребенок — 7 месяцев. Они ездят по миру и подбирают себе место для жизни. По пути работают. Мы с ними подружились.

— Языки вы стали изучать, когда начали ездить?

— Да, в 2003 году, когда я в Германию поехала, ни слова не знала ни по-немецки, ни по-английски. Английский был школьный: — What is your name? — Саша. — Where do you live? — Пряжа. Примерно так.

— Сколько у вас сейчас языков активных?

— Наверное, четыре: итальянский, немецкий, английский, испанский. А там еще и финский, и французский. Но книги я читаю только на трех, наверное, языках. Нет, на испанском тоже могу что-то.

Лилия Болотинская: "Просто скачи и создавай атмосферу". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Просто скачи и создавай атмосферу». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— У вас свободный итальянский?

— В Петрозаводске я хожу в Agriculture_club на литературные вечера. И там почти каждый день ходила книги обсуждать. В стране языка я прочитываю несколько книг. Две недели живу — пять книг прочитаю. Не толстых и не Фрейда, естественно. В театр я первый раз пошла во Флоренции. Смотрела там «Жизнь Галилео Галилея» Бертольда Брехта — 4,5 часа. Оказалось, что мне продали место рядом с женщиной, которая уже лет 30 ходит в театр по абонементу. Этот спектакль, например, она уже раз пять или шесть видела. А я села на место ее театрального друга, который недавно ушел из жизни. Мы с ней разговорились, а на следующий день я к ней в гости пришла, в ее художественную галерею. Теперь мы переписываемся.

— Легко знакомитесь?

— Мне нравится помогать, рядом быть, создавать какую-то атмосферу. Однажды меня позвали танцевать в какой-то клуб. Но я не профессионал, но они меня нарядили и даже выпустили на сцену, сказав: «Ты просто скачи и создавай атмосферу». Я не могу вспомнить, чтобы мне было тяжело знакомиться.

Сейчас девочка из Испании, с которой мы работали в Финляндии, призналась, что до знакомства со мной считала всех русских хмурыми и мрачными.

Лилия Болотинская: "Труд и театр - главные источники энергии для меня". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Труд и театр — главные источники энергии для меня». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Откуда у вас столько энергии?

— У меня дома нет никакого фона — ни радио, ни телевизора. Мне кажется, что любой фон тебя тоже поглощает. Для общения нужно идти к людям. Мне нравится что-то делать ночью. Такое ощущение, что время ночью растягивается и минут в часе не 60. Может быть, потому что нет лишних звуков. Я за ночь могу прочитать книгу.

В Риме я три дня гуляла по ночам. Другое ощущение от города без людей. И то у фонтана Треви человек пять было. Поэтому я люблю в ноябре путешествовать, когда меньше народа. В незнакомых местах я люблю заблудиться. Начинаешь разговаривать, что-то такое находишь необыкновенное.

Наверное, главный источник энергии для меня — это физический труд и еще театр.

Опрос - Оценка качества информационных услуг

Лилия Болотинская: "Если заболела - двигайся!" Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Если заболела — двигайся!» Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Состояние уныния у вас бывает вообще?

— Практически исключается. Ну на работе были какие-то напряги, не на этой, на другой, тогда еще. Меня прямо колотило. Все пустырник пьют, а я пошла и вскопала первую клумбу — ночью, в белом платье. Мне соседи говорят: «Лиля, почему ночью?» Я говорю: «Не знаю». Вскопала — и все прошло. Или выходишь на улицу, идешь-идешь по дороге и все становится на свои места. Мне мама всегда говорила: «Движение — это жизнь». Если ты заболела, двигайся.

— Как ваш организм реагирует на отсутствие путешествий?

— Он чем-то здесь пытается заниматься: читать или хотя бы что-то изучать. После Германии я раскопала во дворе клумбы и посадила растения. Так я и хожу теперь во дворе: где-то брошу семена, где-то еще что-то… Меня в соседнем дворе называют «атомной электростанцией».

Лилия Болотинская: "Счастье от денег не зависит в моем случае". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «Счастье от денег не зависит в моем случае». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— На чем можно экономить, чтобы были деньги на поездки?

— Я не люблю шопинг, в принципе. Мне абсолютно все равно, что носить. Мне все равно, что есть. Я привыкла к простой пище, хотя, когда ты попадаешь в другую страну, то хочется и лягушек поесть, и бычий хвост, например, в Италии. Как раз в Италии у меня был бюджет в 2 евро в день.

Самое дорогое — это, конечно, куда-то сходить. В музей или театр. В крупных европейских городах есть, например, бесплатные пешеходные экскурсии — Free Walking Tours, — но я небольшие деньги все же стараюсь дать экскурсоводу.

В моем случае счастье никак не зависит от денег.

Лилия Болотинская: "В соседнем дворе меня называют "атомной электростанцией"". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Лилия Болотинская: «В соседнем дворе меня называют «атомной электростанцией»». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— А от чего зависит счастье?

— От движения, встреч, расставаний. Хотя мне стало в последнее время очень тяжело расставаться. Прямо вот хоть не езжай никуда. А меня сейчас в Мексике уже все ждут, в Греции все ждут, всюду говорят: «Приезжай!»


«Персона» — мультимедийный авторский проект журналиста Анны Гриневич и фотографа Михаила Никитина. Это возможность поговорить с человеком об идеях, которые могли бы изменить жизнь, о миропорядке и ощущениях от него. Возможно, эти разговоры помогут и нам что-то прояснить в картине мира. Все портреты героев снимаются на пленку, являясь не иллюстрацией к тексту, а самостоятельной частью истории.