Война. Женский род

Женщины в Карелии в годы войны жили по-разному: кто-то умирал от голода в лагерях, кто-то работал за троих в лесу, кто-то учился нравственности на курсах оккупантов. Продолжаем разговор о трагическом времени в истории Карелии в проекте «Наша война».

Наша война

Фото: livejournal.com

На оккупированных в 1941 году территориях Карелии осталось около 86 тысяч человек. Большая часть оставшихся — женщины. Их было больше мужчин на 68 процентов, причем среди трудоспособного населения (к которому относили всех от 15 до 60 лет) это соотношение было еще больше.

Жизнь

Финские оккупанты выбрали женщин из числа «родственных» — карело-финских — национальностей как основной проводник своих идей среди населения Карелии. В 1942 году Военное управление Восточной Карелии начало набирать карельских, вепсских и финских женщин на учительские и религиозные курсы или на временную работу в Финляндии.

Из письма оккупационных властей в органы полиции Финляндии от 20 ноября 1942 года:

— Военное управление Восточной Карелии наметило в течение начавшейся зимы для группы молодых восточно-карельских женщин создать возможность поработать в Финляндии в качестве домработниц в приличных сельских домах и, таким образом, на практике ознакомиться с тем, как ухаживать за домом и вести хозяйство. Знакомство с условиями жизни в Финляндии и распространение об этом реальных сведений после возвращения людей было бы хорошей пропагандой в пользу Финляндии.

Лишь немногие девушки, прошедшие курсы, остались в Карелии, когда стало ясно, что Финляндия проигрывает войну.

Финская пропаганда создавала образ новой карельской женщины. Если на советских плакатах изображали работниц, членов трудовых коллективов, то финские власти ориентировали на традиционные семейные и религиозные ценности.

Финны заботились и о моральном воспитании девушек: официально запретили им посещать вечеринки финских солдат. Те в свою очередь не имели доступа к предприятиям, где работали женщины, и в бараки женских трудовых лагерей.

Общение между финнами и жителями Карелии нередко приводило к более близким отношениям. Здесь главную роль играл вопрос национальности партнеров.

В 1942 году из 47 браков восемь были заключены между мужчинами-финнами и женщинами из «родственного» населения, в 32 браках и муж, и жена были представителями финно-угорских национальностей, в шести случаях один из супругов был представителем «родственной» национальности, а другой – «неродственной», и лишь в одном случае оба супруга происходили из «неродственного» населения.

Документы финских органов отразили историю о союзе финской учительницы и мужчины «неродственной» национальности. После сообщения о том, что женщина провела ночь с мужчиной в своей квартире, ее отстранили от работы. Их отношения продолжились в браке. Мужчина получил должность в Военном управлении. Женщине пришлось пожертвовать своей профессией из-за нарушения норм морали.

В 1943 году отдел просвещения Восточной Карелии разработал особые инструкции для повышения национального сознания жителей Карелии. В частности, карелы могли заключать браки только между собой, общение с русским населением рассматривалось как непристойное и унизительное.

Лагеря

Женщины «неродственных» национальностей боролись за жизнь в финских лагерях на оккупированных территориях. Некоторые жили по 30 человек в одной комнате в бараке.

Им приходилось выполнять большие трудовые нормы, питание при этом было очень скудным. В финской армии запретили делиться своими пайками с гражданскими после того, как у некоторых узниц находили хлеб из солдатских пайков.

Из воспоминаний заключенной финского лагеря А. Левиной:

— Мы просто сидели, не в силах куда-либо пойти. Люди стали недвижимы. Только разговоры, что этот умер, тот умер. Так время и проходило: мы ждали смерти.

Хотя женский труд женщин оплачивался ниже, чем мужской, слабый пол финны ценили больше: узницы были более послушными, ими легче было управлять. Официально телесные наказания для женщин были запрещены, но, по свидетельствам, этот запрет постоянно нарушали.

Численность населения концентрационных и трудовых лагерей достигла пика – около 24 тысяч человек — в апреле 1942 года.

Администрация лагерей нередко разделяла семьи заключенных. Детей старше пятнадцати лет отправляли в трудовые лагеря. На этапах беременным и матерям с грудными детьми не давали никаких поблажек. Поэтому уровень смертности среди младенцев был очень высок – в 1942 году в петрозаводских концлагерях умирал каждый четвертый новорожденный.

Работа

В тылу женщины встали на места лесорубов и рыбаков.

К концу войны количество женщин-лесорубов достигло 80%.

Лесозаготовители часто жили в землянках. Не было машин, лошадей, дорог, древесину вывозили вручную. Каждое срубленное дерево подносили и грузили в вагонетки, доставляли к линии железной дороги и перегружали в вагоны.

Из воспоминаний лесоруба военной поры Марии Комисаровой:

— День и ночь тянули вагонетки. Ветер, снег в лицо, мороз жуткий, а мы по колено в снегу, шаг за шагом, переломившись от напряжения в поясе, подобно репинским бурлакам, тянули лес к линии железной дороги. Печальная и вместе с тем величественная эта картина осталась в моем сердце. Трудились во имя победы.

В годы войны женщины вышли и на промысел рыбы в море. Нередко им приходилось работать под обстрелом вражеской авиации и артиллерии: самолеты обстреливали рыбацкие становища на побережье Баренцева моря.

На Беломорской и Кемско-Лоухской моторно-рыболовецких станциях создавали так называемые «наживочные команды», состоявшие преимущественно из женщин. Они обеспечивали рыбаков наживкой для наладки на крючки при ярусном лове трески. Женщины выполняли основную работу, в том числе вытягивали невод, что требовало немалых физических усилий.

В 1945 году 80-90% от общего количества рыбаков были женщинами.

На оккупированных территориях финские власти также привлекали слабый пол к физическому труду в лесу, на стройках. Женщинам постарше и матерям с детьми находили работу по месту жительства, а незамужних отправляли в крупные населенные пункты, на заготовку леса, строительство дорог.

При подготовке материала использовались следующие источники:

  • Крылова Р.И. Женское лицо войны, или вклад женщин Карелии в победу в Великой Отечественной войне.
  • Куломаа Ю. Финская оккупация Петрозаводска.
  • Устная история в Карелии: сборник научных статей и источников.

Проект «Наша война» — попытка выразить неформальное отношение к теме Великой Отечественной. Возможность рассказать о том времени без лишнего пафоса и не по случаю. Сделать истории, которые происходили на нашей земле и с нашими людьми, своими личными переживаниями. Мы собираем мнения историков об обороне Петрозаводска и Карелии, письма, хронику, документы, живые воспоминания людей – свидетелей войны. Мы должны успеть это сделать.

Абзац