Где мои 17 лет?

Григорий Яковлевич Танасейчук ушел на фронт в 17 лет. С 1943 по 1945 год он прошел тяжелый и страшный путь от Лодейного Поля до Норвегии.

Григорий Танасейчук

Григорий Яковлевич не потерял юношеский задор даже спустя 71 год после Победы. Фото: Николай Смирнов

— Никак из головы не выходит то, что было во время войны. Рассказывать трудно, а пережить еще сложнее…

За каждым словом фронтовика Григория Яковлевича Танасейчука — вереница воспоминаний, чувств молодого парня, столкнувшегося с войной лицом к лицу. Григорий Яковлевич родился на Украине. Маленьким мальчиком с родителями переехал в Медвежьегорск.

— Это было трудовое переселение, — поясняет ветеран. — Из села людей перевозили в промышленные районы. Сначала отец и мать работали на лесозаготовках, а потом в Медвежьегорск переехали.

Здесь, в Карелии, Григорий Танасейчук окончил восемь классов школы. В июне 1941 года перешел в девятый.

— Никто ничего не знал, — вспоминает ветеран о первом дне войны. — Люди веселились, на улице было тепло. Девчонки бегали, парни – за ними, веселились, отдыхали. По радио сообщили, что началась война. После обеда уже всякое веселье прекратилось, уже другое настроение было. Из военкомата начали бегать с повестками. Ощущение неприятное было: война есть война, там стреляют. Перед этим была Зимняя война, гражданская война, Первая мировая. Люди знали, что это такое. Тогда еще живы были участники этих войн. Они рассказывали, и мы знали, что война – это страшно.

В начале войны наши войска отступали, сдали Петрозаводск, Кондопогу сдали. Когда финны уже подступали к Медвежьегорску,  Григорию и его родителям пришлось ехать на север, в Сегежу.

— Нужда заставила, бежать надо было. Эвакуация. Не только мы, все бежали, — рассказал фронтовик.

В Сегеже в эвакуации провели второй год войны, а в январе 1943-го Григория призвали в армию. До его совершеннолетия оставалось три недели.

Григорий Яковлевич Танасейчук

Григорий Яковлевич Танасейчук. Фото из личного архива

Боевой путь

— Когда меня призвали, подучили в учебном полку, — вспоминает солдат. —  При военкомате были созданы курсы, где нас учили стрелять из винтовки, автомата, пулемета, миномета, пользоваться гранатами. Я получил специальность – минометчик. Попал в артиллерию.

После учебки – на фронт. Первые бои в жизни младшего сержанта прошли в составе 19-й армии Карельского фронта на Кандалакшском направлении. Там защищали от немцев железную дорогу на Мурманск.

— Там были бои местного значения. Крупных наступательных операций не было. В начале июня 1944 года наш полк сняли с позиций на Кандалакшском направлении. Задача была выполнена – немца не пустили.

После полк пешком добрался до Кандалакши, его поместили в эшелоны и доставили на реку Свирь, в Лодейное Поле. Солдатам седьмой армии предстояло форсировать реку.

Это сражение Григорий Яковлевич вспоминает как самое сложное:

— В это время пехотные части переправлялись на тот берег Свири, — рассказал ветеран. — Противника обстреливали со всех сторон, и им, конечно, не до того было, чтобы по нашим стрелять. Когда войска переправились, послышались крики «ура!», артиллерия прекратила огонь, бой перешел на ту сторону.

После войска, в которых служил Григорий, прошли по берегу Ладожского озера. Освобождали Олонец, Погранкондуши, Видлицу, Салми, Питкяранту:

В сентябре 1944-го бои прекратились. Полк отправили в составе 14-й армии в Мурманскую область, а затем в Норвегию.

— Наш полк сняли с позиций, пешком дошли до Сортавалы, а там нас посадили в эшелон и отправили на север. Там готовилось освобождение нашей территории. С боями была освобождена Мурманская область и северная часть Норвегии. В Норвегии местные принимали нас очень хорошо. Мы не понимали их языка, они — нашего. Просто махали руками, улыбались.

О победе Григорий и его сослуживцы узнали в чужой стране.

— Это был самый радостный день: прыгали, скакали, в шутку боролись друг с другом, поздравляли, стреляли в воздух, — ветеран как будто снова переживает тот день. — Это была неописуемая радость: кончилась война, наконец-то поедем домой. Но домой пришлось мне ехать только через пять лет.

Уже опытного на тот момент сержанта оставили в приграничном полку обучать молодых призывников. Так он служил до марта 1950 года.

Не для кинофильмов

Душещипательных историй о подвигах, любви, ненависти, страданиях и лишениях, которые показывают в фильмах о войне, Григорий Яковлевич не рассказывает. Все было просто.

 — Там все время страшно, но как-то не думалось о страхе, — пояснил фронтовик. — Там каждый солдат думает, как бы перехитрить противника, чтобы его уничтожить. А о себе как-то не думалось. Не думалось ни о чем. Одна цель – противник. И все внимание обращено туда.

Кормили в армии хорошо:

— Утром давали каши: перловую, ячневую, манную, гороховую, кусок трески, и, разумеется, чай. В обед – суп какой-нибудь: квашеная капуста, сушеная картошка, крупа и каша, и еще кусочек рыбы. Рыба всегда была. На ужин – тоже самое: каша и кусок трески. Если мало, подойди к повару, он тебе еще добавит. Кушали возле кухни. Зимой – стоя, сесть-то негде, кругом снег. Радовались горячему супу. Летом, весной и осенью – проще. Садились на бревно, камень или кочку. Зимой каждому солдату давали по 100 граммов водки.

Другая радость для солдат — редкие перекуры и горстка махорки.

— Офицерам давали папиросы «Беломорканал», а всем солдатам — махорку. Я никогда не курил, но махорку мне давали, и у меня курящие, которым не хватало своей, просили эту махорку.

Григорий Танасейчук

Раньше ветеран каждый год поздравлял сослуживцев 9 мая. Теперь контакты потерялись. Фото: Николай Смирнов

Конечно, в тяжелых условиях войны между сослуживцами возникали дружеские, товарищеские отношения. Григорий Яковлевич и сейчас хорошо помнит фамилии однополчан. Когда война закончилась, все разъехались кто куда, и больше судьба их не сталкивала.

Григорий Яковлевич прошел войну без ранений, но получил две контузии. Первую – на Кандалакшском направлении. В 19 лет, после освобождения Приладожья, в Питкяранте ему вручили медаль «За боевые заслуги».

— Я и не знаю, за что. Что там написало командование в моей характеристике? Прямо на боевых позициях построили наше подразделение и вручили, — говорит Григорий Яковлевич. В Норвегии, после освобождения от немцев укрепленного Киркенеса, вручили медаль «За отвагу».

Вернулся со службы в 1950 году Григорий Яковлевич в Петрозаводск: сюда его родители переехали, чтобы восстанавливать разрушенный город. Здесь он нашел жену, стал заслуженным учителем Карелии и России, воспитал детей. Но это уже совсем другая история.


Проект «Наша война» — попытка выразить неформальное отношение к теме Великой Отечественной. Возможность рассказать о том времени без лишнего пафоса и не по случаю. Сделать истории, которые происходили на нашей земле и с нашими людьми, своими личными переживаниями. Мы собираем мнения историков об обороне Петрозаводска и Карелии, письма, хронику, документы, живые воспоминания людей – свидетелей войны. Мы должны успеть это сделать.