Фотография из прошлого

Первым её домом стал концлагерь в Саксонии. К четырем годам девочка узнала трех мам и три раза поменяла фамилию. В проекте «Наша война» — уникальная история Валентины-Александры Долматовой.

Александра Долматова. Или Валентина Холодий? Фото: Николай Смирнов

Александра Долматова. Или Валентина Холодий? Фото: Николай Смирнов

Александра Долматова живет в Петрозаводске. Вместе с мужем они собираются отмечать золотую свадьбу, на которую соберется вся большая семья Долматовых — трое детей и семеро внуков. Не приедут только родственники из Украины, которые никогда Александру не видели, и члены немецкой семьи Хензель, в которую Александра попала практически сразу после рождения.

Немецкая мама

В документах концлагеря нашлась запись о рождении девочки у пленной из Украины.

В документах концлагеря нашлась запись о рождении девочки у пленной из Украины. Из личного архива Александры Долматовой

Сельскохозяйственная работница Мария Холодий проживающая в Гартманнсдорф под Хемницем № 17 родила 30 ноября 1944 года в 2 часа 50 минут в Делене № 47 родительского лагеря девочку. Ребенок получил имя Валентина. Записано со слов акушерки Марты.

30 ноября 1944 года в 2 часа 50 минут в концлагере Делен в германской Саксонии у восточной работницы Марии из Украины родилась девочка. Девочку назвали Валентиной, фамилию она получила от матери — Холодий. О том, как долго родная мать ухаживала за новорожденной, история умалчивает, но после им уже никогда не суждено будет встретиться. Неизвестно, как сложилась бы судьба маленькой девочки, если бы ее не усыновила немка Эдит Хензель. Она назвала девочку Александрой и дала ей свою фамилию. Около четырех лет Александра жила в семье немки. Но о том времени Валентина-Александра не помнит ничего, говорит, что Германия ей даже ни разу не приснилась.

В Греблиц 2 декабря 1944 года. Фото из личного архива Александры Долматовой

В Греблиц 2 декабря 1944 года. Фото из личного архива Александры Долматовой

Другая жизнь

В 1948 году организация «Красный Крест» собрала всех русских детей из Германии, чтобы вернуть их на родину. Детей забирали из семей и распределяли по детским домам Советского Союза.

Валентина-Александра попала в Сортавалу. И, возможно, никогда бы и не узнала ни о концлагере, ни о немецкой маме, если бы женщина не отправила вместе с приемной дочкой посылку.

Посылка от немецкой мамы

Новая семья

В детском доме Валентина-Александра пробыла совсем недолго. Новыми родителями девочки стали Ольга и Борис Звероловлевы.

— Они хотели меня назвать Ниной. Но я упрямо отвечала: «Я — Александри!». Так я и осталась Александрой, но уже Звероловлевой, — говорит героиня.

На фото с семьей Звероловлевых есть няня Капитолина: «Она со мной уроки делала, мы в одной комнате жили. Она меня любила очень, видно, знала, что я сирота, вот и жалела»

На фото с семьей Звероловлевых есть няня Капитолина: «Она со мной уроки делала, мы в одной комнате жили. Она меня любила очень, видно, знала, что я сирота, вот и жалела»

Спустя много лет уже дети Валентины-Александры помогли ей найти няню Капитолину. Сейчас живет в Йошкар-Оле. Женщины долго переписывались и даже разговаривали по скайпу.

Девочка долго говорила только по-немецки. Русский учила уже как второй язык. Со временем немецкий язык стерся из памяти. В школе девочку отдали в английский класс. О том времени остались только светлые воспоминания:

— Мы жили очень хорошо. Я очень болела долго, поэтому взяли козу, курицу, чтобы я яйца сырые пила, и поросята были. Я даже помню, как колбасу делали. Питание было очень хорошее. И одежда была хорошая: портниха мамины старые платья мне перешивала. Елки мне очень хорошие устраивали, много детей звали.

Новая мама работала продавцом, а папа — главным механиком на лыжной фабрике.

Остались лишь пара фотографий

— О своей судьбе я долго не знала. Потом уже мачеха отцова сказала, что я им не родная… Я, пока родители были на работе, нашла документы о своем усыновлении. Сундучок от немецкой мамы я не видела. Родители рассказали, что вещички кое-какие были и фотография вот осталась.

«Я ей очень благодарна»

В 1957 году семья Звероловлевых переехала в Петрозаводск, родители перевелись работать на мебельную фабрику. Валентина-Александра закончила 9 классов, потом пошла на работу. Уже работая, окончила 10 классов и поступила в медицинское училище.

В 1966 году Валентина-Александра вышла замуж. Муж — Владимир Михайлович — родился 1941 году в Петрозаводске, когда город бомбили финны. Первые годы своей жизни провел с матерью в эвакуации в Териберке в Мурманской области.

Владимир Долматов. Фото из личного архива семьи

Владимир Долматов. Фото из личного архива семьи

В 1970 году эксперты из МВД КАССР восстановили рукописный текст с фотографии, доставшейся в наследство от немецкой мамы: «Александра Хензель родилась 30 ноября 1944 года в лагере Долин или Долен в Рохлитца (Саксония) Родители были восточными рабочими». На основании экспертного заключения Валентина-Александра получила статус несовершеннолетнего узника фашистских концлагерй.

Свидетельство о рождении Валентина Александра получила, когда ей было уже за 50

Свидетельство о рождении Валентина Александра получила, когда ей было уже за 50

И только в 90-е годы, когда Петрозаводск наладил побратимские связи с Тюбингеном, немецкий Красный Крест занялся поиском родной мамы женщины. Когда все данные, указанные на фотографии, подтвердились, из Германии прислали свидетельство о рождении. С тех пор в паспорте Валентины-Александры в графе «место рождения» указан город Делен, ФРГ.

В 2002 году в Западной Украине нашли сведения и о родной маме Александры Марии Холодий. Оказалось, что она умерла в 2001 году. Живы были дети Марии, но на контакт с сестрой, родившейся в немецком концлагере, они пойти не захотели.

 

— Потом они (представители немецкого Красного Креста — прим. ред.) мне написали письмо: «Мы очень сожалеем, очень расстроились за вас, но родные сестры не хотят вас признавать и адреса своего давать».

Не назвали даже город, в котором жила мать. Зато в Америке во Флориде нашли брата — сына немецкой мамы Эдит Хензель, которого она родила после войны.

— Я туда, в Америку, писала письма, но ответа не получила… Немцы написали, что он хочет со мной переписываться. Ну, не знаю, может быть, письма не дошли. Искали они и приемную мать, но безуспешно… Никаких сведений о ней нет. Но я очень ей благодарна, очень.

Единственное желание