Белый барон

Успешная карьера в российской армии, участие в Русско-японской и Первой мировой войнах, статус национального героя Финляндии и сотрудничество с нацистами в годы Второй мировой. Кем был маршал Маннергейм и какую память он оставил о себе в Карелии?

О том, что Густав Маннергейм возглавил независимую Финляндию после большевистской революции, знают все. Известен он и своей долгой борьбой с советской Россией – на протяжении двадцати с лишним лет между СССР и Финляндией прошло несколько войн. А что было до этого?

В 1917-м Маннергейму исполнилось 50 лет. К тому времени он дослужился до генеральского звания и успел поучаствовать в двух крупных войнах – Русско-японской и Первой мировой. На обеих барон (этот титул он носил с рождения) командовал крупными частями. Но начнем с начала.

Предки

Карл Густав Эмиль Маннергейм родился 4 июня 1867 года в небольшой финской коммуне Аскайнен, что недалеко от города Турку. Отцом его был потомственный барон Карл Роберт Маннергейм, матерью – графиня Хедвига Шарлотта Хелена фон Юлин.

Род Маннергеймов известен как минимум с начала XVII века. Долгое время историки считали, что один из его представителей однажды переехал в Швецию из Голландии, однако несколько лет назад исследователи нашли записи о Маннергеймах (тогда еще Маргейнах) в церковных книгах Гамбурга.

В конце XVII века Маннергеймы получают шведское дворянство, предварительно основав в Скандинавии успешный железоделательный завод. Спустя век одного из прямых предков Густава возвели в баронское достоинство, в 1825-м его прадед стал графом. С тех пор старшие сыновья в роду становились графами, младшие – баронами.

Учеба

Густав рос в имении его родителей, недостатка в деньгах у семьи не было. Однако в 13 лет его судьба круто изменилась: сначала отец разорился, бросил жену и детей и уехал в Париж, спустя полгода умерла мать.

В 1882 году пятнадцатилетний Густав поступил в кадетский корпус, расположенный в городе Хамина. На следующий год его отчисляют: самовольно отлучился. После этого мечтает попасть в Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге, чтобы в будущем стать кавалергардом.

Чтобы поступить в одно из самых престижных военных училищ империи, юноше приходится сдать университетские экзамены и выучить русский (в этом ему помогает дядя, работавший инженером в Харькове). В 87-м Густав наконец становится кадетом кавалерийского училища, а спустя два года заканчивает его с отличием. Одним из его товарищей по учебе в те годы был, кстати, будущий маршал Семён Будённый.

Русская армия

Военную карьеру Маннергейм начал в чине корнета. Прослужив несколько лет в драгунском полку, в 1891 году он становится кавалергардом: мечта сбылась. Спустя несколько месяцев Густав женится на Анастасии Араповой, дочери крупного московского чиновника. Маннергейм получает серьезное приданое, заводит породистых лошадей, участвует в скачках (иногда в роли наездника).

Постепенно у Маннергеймов рождаются дети, но скоро Густаву надоедает спокойная семейная жизнь, и он заводит роман с графиней Елизаветой Шуваловой. Отношения с женой портятся – через несколько лет она заберет детей и уедет на Лазурный берег. Маннергейм останется в Петербурге один с офицерским окладом и гигантскими долгами.

Зато хорошо дается военная служба. В Кавалергардском полку он на хорошем счету, в 1896 году даже участвует в коронации Николая II.

 

Несколько следующих лет Маннергейм служит в придворной конюшенной части, потом в офицерской конюшенной школе. К началу Русско-японской войны (1904 год) он дослужился до звания подполковника и получил несколько орденов, в том числе иностранных.

На Дальнем Востоке Маннергейм возглавил соединение драгунов, которое в одном из боев обратило японскую пехоту в бегство. За несколько успешных операций его производят в чин полковника.

Первая мировая для барона начинается успешно: его кавалерии поручено удержать польский город Красник, с чем она справляется, попутно взяв в плен около 250 австрийских солдат и восьмерых офицеров. Потом будет еще несколько сражений, ранение, ордена. Февральскую революцию полковник встретил в Хельсинки.

Смена власти

В феврале 1917-го к власти в России приходит Временное правительство, вскоре император Николай II отрекается от престола. Весть о революции его удивляет, первое время барон вынужден даже скрываться, опасаясь ареста. В начале марта Маннергейм оказывается в Москве.

В целом Маннергейм воспринял революцию негативно: он был убежденным монархистом. Вернувшись на фронт, он даже попытался убедить генерала Сахарова оказать перевороту сопротивление, но тот отказался. Поддержки у царской семьи на тот момент практически не было даже среди дворянства.

К осени 1917-го развал армии заставил Маннергейма уйти из армии. Тем временем в Финляндии набирало движение за независимость от России, и генерал (получил звание летом 17-го) отправился на родину.

В Суоми Карл Густав вернулся только 18 декабря, спустя почти два месяца после прихода большевиков к власти. Финляндия в то время находилась на пороге гражданской войны, опиравшиеся на красную гвардию социал-демократы хотели сбросить «буржуазное правительство» и установить власть советов.

31 декабря российское правительство во главе с Лениным официально признало независимость Финляндии. Социал-демократы, однако, планов по захвату власти не отставили, а часть российских войск осталась на территории бывшего Великого княжества. Маннергейм – еще раз: убежденный противник всякой революции – становится главнокомандующим правительственной армии.

Против красных

Поначалу армии, которую возглавил Маннергейм, не существовало. Генерал отправляется на север страны, где на основе шюцкора (вооруженное ополчение, созданное в 1917-м) сколачивает боеспособные соединения. В ночь на 28 января 1918 они без боя разоружают местные гарнизоны российской армии. В тот же день успешный переворот в Хельсинки проводят социал-демократы: начинается Гражданская война.

К марту Маннергейм сумел создать боеспособную 70-тысячную армию, которую сам и возглавил. В течение двух месяцев проправительственные войска при поддержке немецких интервентов (напомним, идет Первая мировая война) разбивают одно за одним соединения красной гвардии и постепенно устанавливают власть над всей территорией независимой Финляндии. К середине мая гражданская война фактически окончена, 18-го числа в Хельсинки проходит парад победы, одним из главных участников которого становится Маннергейм.

Именно весной 18-го в биографии Маннергейма появляются первые сомнительные эпизоды. До этого успешный офицер и даже герой, теперь он участвует фактически в белом терроре. Новая власть массово расстреливает финских красногвардейцев и гражданское население, заподозренное в связях с коммунистами.

Между войнами

После победы белофиннов Маннергейм отправился в европейское турне, пытаясь наладить дипломатические отношения с западными правительствами. В ноябре, когда Германия признала поражение в Первой мировой, действующее финское правительство ушло в отставку. Маннергейм как самый авторитетный политик республики официально стал главой государства в статусе регента (этот статус формально наделял его полномочиями монарха).

Параллельно барон размышлял о контрреволюции в России. Он вел переговоры с бежавшими за границу дворянами и офицерами. В 1919 проходят выборы, Маннергейм их проигрывает и покидает Финляндию. Некоторое время он живет в Лондоне, Париже и городах Скандинавии.

В двадцатые годы барон занимается преимущественно дипломатической работой, фактически представляя Финляндию во Франции, Польше и даже Индии. После этого он возвращается в Суоми, где становится одним из руководителей шюцкора и Красного Креста. В 1931-м Маннергейм возглавляет государственный совет обороны, спустя два года получает почетное звание фельдмаршала.

В тридцатые годы противоречия между европейскими государствами постепенно усиливаются, и возглавляющий финские войска Маннергейм начинает модернизацию армии и ополчения. Одновременно за счет граждан в Финляндии сооружаются новые противотанковые и противопехотные укрепления, впоследствии получившие неофициальное название «линия Маннергейма».

 

Карл Густав хорошо понимал, что в случае конфликта между Германией и Советским Союзом Финляндия окажется между двумя превосходящими силами. Во второй половине тридцатых он начинает переговоры с западными правительствами, желая заручиться поддержкой на случай нападения с Востока.

Шаг вправо

В течение 1939 года между Финляндией и СССР шли переговоры о границе: Сталин требовал отодвинуть проходящий в 20 километрах от Ленинграда рубеж на запад, взамен предлагая втрое большие территории в Карелии. 1 сентября началась Вторая мировая война, вскоре переговоры зашли в тупик.

26 ноября произошел так называемый Майнильский инцидент, послуживший Сталину поводом для начала советско-финской войны. Каждая из сторон винила в развязывании конфликта противника.

После войны Маннергейм писал

И вот провокация, которую я ожидал с середины октября, свершилась. Когда я лично побывал 26 октября 1939 года на Карельском перешейке, генерал Ненонен заверил меня, что артиллерия полностью отведена за линию укреплений, откуда ни одна батарея не в силах произвести выстрел за пределы границы…

26 ноября Советский Союз организовал провокацию, известную ныне под названием «Выстрелы в Майнила»… Во время войны 1941—1944 годов пленные русские детально описали, как была организована неуклюжая провокация

30 ноября Маннергейм становится верховным главнокомандующим Финляндии. Под его руководством армия Суоми смогла сдержать первый удар советских войск, после чего на протяжении нескольких недель успешно боролась с превосходящими силами противника.

В то время барон активно переписывался с лидерами европейских государств, стремясь добиться от них если не военной, то хотя бы финансовой поддержки. Тем не менее ни Англия, ни Франция помогать стране не стали.

Красная армия смогла прорвать первую полосу «линии Маннергейма» только в феврале 40-го, спустя почти три месяца непрерывных боевых действий. После этого финские части начали отступление в глубь страны.

Сам Маннергейм, кстати, был не слишком высокого мнения о линии имени себя и находил другую причину успешного сопротивления советскому агрессору.

«…Русские ещё во время войны пустили в ход миф о «линии Маннергейма». Утверждали, что наша оборона на Карельском перешейке опиралась на необыкновенно прочный и выстроенный по последнему слову техники оборонительный вал, который можно сравнить с линиями Мажино и Зигфрида и который никакая армия никогда не прорывала.

Прорыв русских явился «подвигом, равного которому не было в истории всех войн»… Всё это чушь; в действительности положение вещей выглядит совершенно иначе… Оборонительная линия, конечно, была, но её образовывали только редкие долговременные пулемётные гнёзда да два десятка выстроенных по моему предложению новых дотов, между которыми были проложены траншеи.

Да, оборонительная линия существовала, но у неё отсутствовала глубина. Эту позицию народ и назвал «линией Маннергейма». Её прочность явилась результатом стойкости и мужества наших солдат, а никак не результатом крепости сооружений».

9 марта Маннергейм рекомендовал политическому руководству страны немедленно заключить мир: резервы были исчерпаны, армия истощена. 13 марта в Москве было подписано мирное соглашение, по которому Финляндия отдавала Советскому Союзу 12 процентов своей территории.

После этого Маннергейм как фактический руководитель Финляндии начал выстраивать отношения с Германией. Вермахт к тому времени более чем успешно реализовывал планы Гитлера по захвату Европы, на западе континента шла «странная война», СССР захватил часть Польши, часть Румынии и государства Балтии. Международное положение было, мягко говоря, напряженным – тем проще барону было пойти на сотрудничество с Гитлером.

 

Весной переговоры между финским и германским руководством вышли на финальную стадию. Суоми тогда формально возглавлял президент Ристо Рюти, хотя, как полагают историки, без согласия Маннергейма в стране не могло быть принято ни одно важное решение. В результате стороны договорились, что в случае наступления Вермахта на СССР Финляндия окажет гитлеровским войскам поддержку в районе своей границы. Одной из задач финской армии была помощь в захвате Ленинграда.

К Великой Финляндии

В июне Гитлер попросил своего союзника Маннергейма пустить немецкие войска на финскую территорию. Главнокомандующий дал добро, но выступил против создания объединенного немецко-финского командования. 17 июня в Финляндии объявили мобилизацию. В конце июня финская армия пересекла советскую границу: началась очередная советско-финская война.

В своих мемуарах Маннергейм подчеркивал, что принял звание главнокомандующего финской армией в войне против СССР с одним условием: финны не будут принимать непосредственного участия в наступлении на Ленинград. Свое слово отчасти сдержал: основная часть сил была направлена на Карельский фронт.

В приказе о наступлении на Советский Союз Маннергейм писал, что Финляндия должна не только отвоевать потерянные во время Зимней войны территории, но и получить более восточные земли – вплоть до Онежского озера и Белого моря. Главной целью называлось создание Великой Финляндии – государства, объединяющего финнов и их «младших братьев» карелов, вепсов, ингерманландцев.

Сам конфликт получил в Финляндии название «война-продолжение». Продолжение, разумеется, Зимней войны. Солдаты шли на восток с освободительной миссией, и Маннергейм поддерживал в них эту уверенность. Пока финская армия уверенно продвигалась в глубь советской территории, Маннергейм боролся с немецким командованием, всячески пытаясь сохранить независимость в принятии решений.

1 октября финские войска захватили Петрозаводск, к концу года линия Карельского фронта стабилизировалась. Больше половины территории бывшей КФССР оказалась под властью военной администрации, в республике установился оккупационный режим. Стратегию управления захваченными районами вырабатывал Маннергейм.

Режим

По мере укрепления финской власти в Карелии создавалась сеть трудовых и концентрационных лагерей. В них было помещено практически всё не финно-угорское население, счет шел на десятки тысяч человек.

Условия содержания были более чем жесткие, но всё же – в отличие от лагерей немецких – никакой речи об систематическом уничтожении рабочей силы не шло. План был прост: держать славян в лагерях до тех пор, пока немцы не захватят центральную Россию. Затем пленных следовало отправить туда и перепоручить их судьбу нацистской администрации.

Немцы, однако, центральную Россию так и не захватили. Уже к концу 41-го стало понятно, что молниеносной война не будет, а в течение двух следующих лет становилось всё более и более очевидно, что СССР не сдастся. Финны всё это время корректировали свои планы на Карелию.

Поначалу задача новых властей была двоякая: сконцентрировать «национально чуждый элемент» в лагерях и подготовить родственное население к жизни в Великой Финляндии. Карелов и вепсов сначала начали перекрещивать в лютеранство, но, поскольку те делали это неохотно (сотни лет исповедовали православие), Маннергейм приказал отменить принудительное обращение.

К представителям родственных народов финские власти вообще относились довольно мягко: не только оставили их на свободе, но и дали крестьянам землю со скотом, позволили относительно свободно передвигаться, организовали для детей школы. Всё это отвечало планам Маннергейма: главным для него было включить Восточную Карелию в состав Финляндии вместе с ее населением («коренным», конечно), которое должно быть готово стать частью нового, европейского, общества.

К населению славянскому такой мягкости не было. Создается впечатление, что главнокомандующий вообще мало внимания уделял судьбе русских. Пару раз он посещал лагеря, произвел приятное впечатление на заключенных («вот его я помню, высокий такой, с усами», вспоминала одна из узниц), но реальных мер, чтобы улучшить положение хотя бы детей, не принимал. Больше внимания лагерям он стал уделять примерно в середине 1943-го, когда советские войска погнали противника к границе, а в Карелию стали приезжать инспекторы Красного креста.

За два с половиной года оккупации через лагеря в Карелии прошли больше двадцати тысяч человек. Каждый пятый узник погиб.

Смена ориентиров

Летом 1944 года советские войска освободили Карелию. Вскоре финские солдаты вернулись на родину, о чем многие из них давно мечтали. Но Красная армия двигалась в глубь Суоми, и власти республики начали искать пути выхода из войны.

В августе президент Рюти уходит в отставку, его место занимает Маннергейм. Курс на прекращение войны с СССР укрепляется. На протест, высказанный немецким послом, Карл Густав отвечает:

Он в своё время убедил нас, что с немецкой помощью мы победим Россию. Этого не произошло. Теперь Россия сильна, а Финляндия очень слаба. Так пусть сам теперь расхлёбывает заваренную кашу…

19 сентября 44-го в Москве было подписано соглашение о мире. В нем прописывалось, что финские власти должны вывести со своей территории немецкие войска. Поначалу Маннергейм попытался договориться с командиром немецкого контингента Рендуличем о добровольном отступлении, однако тот посчитал заявленные сроки нереальными. 22 сентября президент Финляндии отдал приказ о принудительном интернировании немцев.

1 октября началась Лапландская война: финны начали боевые действия против расположенных на территории суоми немецких частей. Финская армия постепенно продвигалась на север, оттесняя соединения Вермахта в направлении Норвегии. За время войны, закончившееся победой Финляндии, погибли 950 немецких и 744 финских солдата.

PS

По итогам войны у победителей не оказалось претензий к маршалу Маннергейму. До марта 46-го он оставался президентом сохранившей независимость Финляндии, после чего добровольно ушел в отставку: на 79-м году жизни здоровье барона значительно ухудшилось.

Последние годы жизни Маннергейм провел в путешествиях по курортам Италии, Франции, Швейцарии. В 1948 году вернулся на родину и жил некоторое время в сельской местности, где написал два тома мемуаров. Скончался маршал 27 января 1951 года в возрасте 83 лет. На похороны в Хельсинки пришли тысячи человек.

Сегодня в Финляндии существует Фонд наследия маршала Маннергейма, занимающийся исследованиями в области военной истории. Именем барона назван один из главных проспектов Хельсинки, в разных городах страны ему установлены памятники.

Несколько дней назад памятная доска Маннергйму появилась и в России – на фасаде дома № 22 по Захарьевской улице в Петербурге, где в конце XIX века располагалось одно из зданий Кавалергардского полка. Установка мемориального объекта вызвала неоднозначную реакцию в обществе, спустя пару дней доску осквернили вандалы. Образ Карла Густава Маннергейма, русского генерала и союзника Гитлера, до сих пор волнует ум русского человека.


Проект «Наша война» — попытка выразить неформальное отношение к теме Великой Отечественной. Возможность рассказать о том времени без лишнего пафоса и не по случаю. Сделать истории, которые происходили на нашей земле и с нашими людьми, своими личными переживаниями. Мы собираем мнения историков об обороне Петрозаводска и Карелии, письма, хронику, документы, живые воспоминания людей – свидетелей войны. Мы должны успеть это сделать.

Хорошие карельские книги. Почти даром