40 секунд на жизнь

Медикам Карельского фронта и его тыла удалось вернуть в строй более 84% раненых. По стране процент вернувшихся равен 70, у немцев — 40%. Как наши врачи и медсестры спасали бойцов во время войны?

40 секунд — средняя продолжительность жизни санинструкторов на передовой в 1941 году. За годы войны погибли или пропали без вести 85 тысяч медиков. Их смертность была на втором месте после бойцов стрелковых подразделений.

Старший лейтенант медицинской службы Михаил Простяков:

Михаил Простяков

Фото: landsmann.no

— В училище, как и многие, я рассчитывал попасть на Сталинградский фронт. Но к марту боевые действия там завершились. О Карельском фронте мы с сокурсниками знали немногое. Судили, скорее, как о «тихом» направлении, редко отмечавшемся в сводках Информбюро.

Михаил Простяков все-таки попал на передовую — в 61-ю бригаду морской пехоты. Бои шли на Кестеньгском направлении. К 1943 году оно стало основным на Карельском фронте — враг не оставлял попыток прорвался к Мурманской железной дороге по кратчайшему пути.

— Я как командир отвечал на своем участке за организацию доставки раненых в медсанбат, — вспоминает старлей. — Кроме того, как фельдшер был обязан исправлять неправильно наложенные или сбившиеся бинты и жгуты, менять обильно смоченные кровью повязки. Важно было вовремя обработать раны стрептоцидом во избежание заражения столбняком, ввести антишоковые препараты, зафиксировать шинами конечности в местах переломов.

Работу медиков на Карельском фронте и в тылу осложняли транспортные проблемы, суровый климат, сложная эпидемиологическая обстановка и небольшое число медучреждений. Однако систему эвакуации раненых наладили быстро и развернули сеть госпиталей на 17 тысяч коек.

Медикам Карельского фронта и его тыла удалось вернуть в строй более 84% раненых и 93% больных.

Вывоз раненых на собаках

Из труднодоступных мест раненых вывозили на собачьих упряжках. Карельский фронт, 1943 год. Фото: landsmann.no

«Санный поезд» с ранеными. Зима 1942 года. Фото: landsmann.no

446-й военный госпиталь

Петрозаводский военный госпиталь образовали еще в 1932 году на улице Казарменной в бывшем присутствии воинского начальника. В госпитале лечили членов Карельской егерской бригады, части НКВД на границах и во внутренних районах Карельской АССР и Мурманской области.

С началом войны в 1941-м штат увеличили до 400 коек — в основном здании и в школе № 13, сформировали семь «филиалов», управления госпитальной базы армии, полевого эвакопункта, автохирургический отряд, две военно-врачебные комиссии и другие формирования.

2 июля  в госпиталь прибыли первые раненые с фронта. Работать приходилось с большой перегрузкой. С этого времени госпиталь стал принимать нейрохирургических, стоматологических, глазных и ЛОР раненых, а также с ранениями грудной клетки, брюшной полости и таза.

В сентябре 1941-го 446-й госпиталь перевели в деревню Нюхча в Беломорском районе. Разместились в жилых домах, местной школе и здании сельского клуба.

Раненых привозили на волокушах, часто по колено в грязи. Не хватало помещений, медикаментов, перевязочных материалов. Кровь поступала из Беломорска с перебоями и в недостаточном количестве, тогда в госпитале была создана группа доноров — личный состав обеспечивал помощь раненым не только своим самоотверженным трудом, но и своей кровью.

Эвакогоспиталь № 1438 в Беломорске

Эвакогоспиталь № 1438 в Беломорске был открыт 29 августа 1941 года. Фото: pomorskibereg.ru

В январе 1942 года 446-й госпиталь переехал в Сегежу. Там он разместился в здании управления бумажного комбината. Когда управление разбомбила авиация противника, он переместился в помещения школы, где работал до июля 1944 года.

С первого же дня в Сегеже начали поступать раненые и обмороженные. Персонал госпиталя работал сутками без сна и отдыха.

С июня 1941-го по октябрь 1942-го через 446-й военный госпиталь прошло более девяти тысяч раненых и около трех тысяч больных. Медики провели 2637 операций.

В это же время личный состав госпиталя заготовил 700 килограммов мха, выстирал более 18 тысяч килограммов бинтов, изготовил более шести тысяч литров хвойного настоя и 340 литров дрожжей.

Всего в годы войны в госпитале лечилось более 22 тысяч раненых и больных, в том числе много карельских партизан. В 1944 году Петрозаводский военный госпиталь кратковременно находился в Медвежьегорске. После освобождения Петрозаводска в июле 1944 года вместе с первыми боевыми частями возвратился в столицу Карелии.

Петровский Ям

На базе постоянного военного госпиталя № 446 сформировали полевой передвижной госпиталь (ППГ) № 2212. После ряда перемещений 1 декабря 1941 год госпиталь, пополненный дружинницами, передислоцировался к новому месту назначения — в деревню Петровский Ям Медвежьегорского района.

Петровский Ям

Медперсонал госпиталя № 2212. Фото: petrredsea.livejournal.com

Все военные медпункты работали на износ. Советские войска в это время пытались отбить Медвежьегорск, который заняли финны. Наступательная операция Красной армии продолжалась с 3 по 11 января 1942 года и завершилась безрезультатно.

Из воспоминаний командира приемно-сортировочного взвода 241-го медико-санитарного батальона Валентины Мелкой:

— Раненые из Медвежьегорска поступали сотнями! С операционных столов приходилось снимать больных прямо на пол или размещать их в кустах, поскольку места для госпитализации не было. Ситуация усложнялась и погодными условиями — морозы в Карелии суровые, иногда подходили к отметке в минус 40 градусов. Это добавляло работы врачам — приходилось параллельно лечить обморожения.

Зимой 1942-го в госпитале в Петровском Яме произошла трагедия, которая в наши дни стала предметом международной дискуссии.

12 февраля около двух часов ночи финская диверсионная группа старшего сержанта Пааво Луккари и лейтенанта Илмари Хонканена, вооруженная автоматами, винтовками, гранатами, зажигательными шашками и бутылками с горючей смесью, проникла на территорию госпитального городка.

Нападавшие сожгли все постройки и лечебные отделения, часть медперсонала и раненых расстреляли. В источниках приводятся разные списки погибших во время нападения, все они отличаются друг от друга.

Кроме госпиталя потери понесли и другие подразделения гарнизона в Петровском Яме. Советская сторона заявила о том, что убийство 52 человек, защищенных международными конвенциями, является военным преступлением. Однако финская сторона нарушений не признала, участники рейда были названы героями, командир сводного отряда лейтенант Илмари Хонканен был награжден Крестом Маннергейма.

По одной из версий, в Петровском Яме размещались склады артиллерии, вещей, продовольствия, горючего. В январе финны захватили советского пленного, старшину Бориса Хохлогорского, который рассказал, что в Петровском Яме есть склады. И финны якобы не знали о нахождении там полевого госпиталя.

Автор книги  «Петровский Ям. Запланированная трагедия» Петр Репников выдвинул гипотезу о том, что финны о госпитале все же знали. Затем профессор Охто Маннинен, исследователь темы Второй мировой войны, в статье для газеты Suomen Sotilas сказал, что документальных подтверждений этой теории нет.

Вопрос о численности погибших в ходе операции финнов, а также о истинных планах группы Хонканена остается открытым.

Деревня Петровский Ям обезлюдела, но в 2014 году здесь установили монумент в честь погибших в полевом госпитале № 2212.


При подготовке материала использовались следующие источники:

  • В морской пехоте на Карельском фронте: воспоминания Михаила Простякова;
  • Иванова А.А., Александрова А.С. Медицина во время Великой Отечественной войны (научная статья);
  • Спецпроект Минздрава России: подвиг медиков в Великой Отечественной войне;
  • Блог автора книги «Петровский Ям: запланированная трагедия» Петра Репникова;
  • Материалы IV Всероссийской конференции по истории медицины;
  • Статья «Петровский Ям — военное преступление или успешная операция финских диверсантов дальней разведки?».

Проект «Наша война» — попытка выразить неформальное отношение к теме Великой Отечественной. Возможность рассказать о том времени без лишнего пафоса и не по случаю. Сделать истории, которые происходили на нашей земле и с нашими людьми, своими личными переживаниями. Мы собираем мнения историков об обороне Петрозаводска и Карелии, письма, хронику, документы, живые воспоминания людей — свидетелей войны. Мы должны успеть это сделать.

Наша война - Вставай на лыжи
  • Андрей Болконский

    ничё не изменилось, в Сирии тоже жестокость террористов поражает…

  • Ala Alie

    40 секунд — средняя продолжительность жизни санинструкторов на передовой в 1941 году.» — чушь, непонятно откуда появившаяся в Сети на тему военных медработников РККА.