Бойцы с грифом «секретно»

Победа в войне – заслуга не только бойцов на передовой или тружеников военных заводов, но и тех, кто рисковал жизнью в тылу врага, добывая ценные сведения. Новый предпраздничный выпуск проекта «Люди Победы» посвящен работе спецслужб на Карельском фронте.

Война внутри войны

О победах в войне спецслужб не пишут в газетах с пометкой «Срочно», о них становится известно спустя много лет, когда, если исследователям повезет, с документов снимут гриф «Секретно».

«Основная задача контрразведки – сковывание противника. Мы должны были получить по возможности полные данные о противнике – это раз, во-вторых, мы должны были сделать все для дезинформации противника. В итоге это все вело к нашим победам на фронте и к уменьшению людских потерь», – рассказывает председатель совета ветеранов карельского управления ФСБ России Константин Белоусов.

Константин Белоусов. Фото: "Республика"/Максим Алиев

Константин Белоусов. Фото: «Республика»/Максим Алиев

В годы войны из НКВД были выделены подразделения, которые занимались разведкой за линией фронта и выявлением диверсантов в собственном тылу. Так в 1943 году появился Наркомат государственной безопасности, многие сотрудники которого в годы войны показывали пример героизма.

Об успешной работе советской контрразведки говорит тот факт, что из 87 диверсионных групп противника, которые финны пытались забросить на советскую территорию в 41 и 42 годах, свою задачу в той или иной форме смогли выполнить только четыре. 33 разведгруппы уничтожили в ходе боев, больше 20 групп смогли захватить  и допросить, остальные отступили после того, как их обнаружили.

Например, в марте 1942 года большой диверсионный отряд финнов в 80 человек вышел на Бесов Нос, чтобы уничтожить штаб партизанской бригады, но в итоге попал в окружение и был полностью уничтожен.

Одной из особенностей войны стало широкое использование радиосвязи как для того, чтобы получать информацию от своих разведчиков в тылу, так и для того, чтобы дезинформировать противника. Захватить вражеского радиста и заставить его работать в интересах Советского Союза – одна из задач, которая ставилась перед контрразведкой.

«На Карельском фронте было проведено 15 успешных радиоигр (т.е. операций по дезинформации — прим.ред.) с противником. 13 игр – против финнов  и две радиоигры на севере против немцев. Все они закончились нашим успехом», — рассказывает Константин Белоусов.

Схема местонахождения радистов спецотряда НКВД КФССР в годы войны

Схема местонахождения радистов спецотряда НКВД КФССР в годы войны. Фото из книги «На северо-западном рубеже. К 100-летию органов безопасности Республики Карелия»

Подготовка радистов и разведчиков также шла с участием сотрудников сначала НКВД, а потом НКГБ. Только в 1941 году в финский тыл забросили 73 разведывательно-диверсионные группы. Подготовка шла сразу по нескольким направлениям. Разведчики должны были уметь обращаться с оружием, владеть навыками рукопашного боя, знать техническую часть, уметь оказывать медпомощь, прыгать с парашютом и ходить на лыжах. Костяком учащихся разведшкол стали комсомольцы, многим из которых едва исполнилось 18 лет.

Победа на хрупких женских плечах

О разведчицах Карельского фронта можно снимать фильмы и писать книги, настолько они подчас удивительны. Евдокия Аникиева, в девичестве Трофимова, в 1943 году окончила школу радистов в Москве и в составе группы ее забросили в район Шелтозеро. Несколько дней 18-летняя девушка передавала радиограммы, а когда встретилась с напарником, попала в финскую засаду. Автоматной очередью второго разведчика убило, а Евдокия получила пять пуль, но смогла выжить. До конца жизни она носила в спине две пули, которые так и не смогли достать, боясь, что девушка умрет на операционном столе, хотя и стола операционного не было. Евдокию выхаживала местная семья.

Евдокия Анникиева в 2012 году и в военные годы.

Евдокия Анникиева в 2012 году и в военные годы. Фото из книги «На северо-западном рубеже. К 100-летию органов безопасности Республики Карелия»

Финны разведчицу долго допрашивали, но выбить показания так и не смогли. Исследователи даже смогли найти записи финского офицера, который признавался, что вытащить из нее информацию, как и пули из спины, невозможно, пока она жива.

Девушку отправили в лагерь, откуда она пыталась сбежать. Ее едва не расстреляли, но наступило лето 1944 года, и советские войска освободили узников лагеря. История Евдокии Аникиевой легла в основу документального фильма, который сняли сотрудники национального архива Карелии.

Не менее драматична судьба еще одной советской разведчицы, которая действовала в тылу финнов. Клавдия Колмачева сначала оказалась в партизанском отряде, несмотря на то, что девушке было всего 17 лет. Ее быстро заметили в контрразведке и направили в спецотряд. После небольшой подготовки в школе НКВД в Москве, в феврале 1942 года  Клавдия перешла фронт. По легенде она должна была представиться перебежчицей, которая якобы сбежала с оборонных работ.

Если финны поверят, она должна была собрать разведданные и вернуться к своим, если нет, то постараться выжить в лагере и вести работу с населением. Финны с подозрением относились ко всем, кто попадал на оккупированную территорию с советской стороны и без колебаний отправили Клавдию в лагерь. На допросах она ни разу не запуталась, но предатель выдал финнам 14 партизан и вместе с ними и Клавдию. Девушку приговорили к расстрелу, но затем, ввиду ее молодости, расстрел заменили пожизненным заключением. Так она оказалась в финской тюрьме для политзаключенных.

Домой она вернулась только в ноябре 44-го, когда советские войска освободили Карелию и между СССР и Финляндией был заключен мирный договор, Клавдия Ефимовна вернулась домой, к родителям, которые уже получили на нее похоронку.

Клавдия Колмачева в 2012 г и в военные годы

Клавдия Колмачева в 2012 г и в военные годы. Фото из книги «На северо-западном рубеже. К 100-летию органов безопасности Республики Карелия»

«Знаете, что отличало то поколение? Высочайшая дисциплина. Наверное, за счет этого многие из них остались живы, — говорит Константин Белоусов. — А второе — это настоящий патриотизм. Эти люди воевали за свою Родину. Для них это был не миф, а убеждение, с которым они прошли всю жизнь. И я не помню случая, чтобы человек, который прошел фронт, на что-то жаловался. Они говорили о трудностях, но при этом просто констатировали свою работу, говоря о ней, как о долге, который должен выполнять человек, когда страна в опасности».

За годы войны советские диверсионные группы 89 раз выходили в тыл финских войск. За это время они уничтожили семь гарнизонов противника, убили почти полтысячи солдат, офицеров и чиновников, уничтожили десять складов с оружием, множество финской техники. Агентурную работу для советской разведки и контрразведки в тылу противника выполняли больше 200 человек. Сведения, добытые ими, позволяли проводить успешные военные операции и рейды партизанских отрядов.