Высочайший визитер. Круглый стол

Что стало с дворцом Петра Великого в Петрозаводске? Какие тайны хранит земля в Парке культуры и отдыха? На чем стоит памятник Кирову? Кто был первым петрозаводским правозащитником? Ответы искали участники круглого стола в рамках проекта «История подвига».

В Петрозаводском государственном университете прошел второй круглый стол в рамках проекта «История подвига». На этот раз темой обсуждения стал вопрос, зачем Петр Первый приезжал на территорию будущего Петрозаводска и чем здесь занимался.

Страницы первых десятилетий истории Петрозаводска вызвали оживленную дискуссию. Подробности — в трансляции «Республики».


Почему Петрозаводск — место сакральное?

Михаил Данков

Научный сотрудник Национального музея, заслуженный работник культуры Карелии Михаил Данков:

— Слобода при заводах — так назывался Петрозаводск при Петре Первом. Походные дневники — «юрналы» — Петра Великого и Александра Меншикова как раз и говорят о приездах «на заводы». Хотя мне представляется, что более грамотно называть эту территорию заводским посадом.

Исходя из карты Матвея Витвера начала 20-х годов XVIII столетия, мы имеем дело с шестью слободами. На карте мы можем видеть солдатскую слободу: она располагалась чуть ниже современной Национальной библиотеки. Была слобода у редута, там жили, очевидно, военнослужащие. Была слобода тульских мастеров. На начальном этапе этот комплекс слобод справедливо называть «заводской посад». Такие посады были разбросаны по территории России.

"Чертеж" Петровской слободы Матвея Витвера

Красным на карте отмечены дома Петра Первого. На плане Витвера их почему-то два

Михаил Данков: — Я бы хотел сказать пару слов о предыстории города и о сакральности того места, где мы с вами сейчас живем.

Так получилось, что за год до начала работы первых цехов Петровского завода, в 1702 году, Петр Великий прошел с командой лейб-гвардейцев и кремлевской свиты по знаменитому пути — Осударевой дороге. При этом, как выяснилось, сложилась интересная ситуация. В момент выхода войск и свиты из города Архангельска в августе 1702 года там освятили церковь Петра и Павла. Этот храм был обнаружен недавно, и я впервые его публикую.

В момент прохода по Осударевой дороге по ее линии и по линии границы со Шведским королевством возникла совершенно четкая череда новоманерных, по западному стилю строенных храмов Петра и Павла. Это и Петропавловский храм в Новодвинке, и Петропавловский храм на острове Янисаари на реке Неве. Через некоторое время, очевидно, через полтора года, не менее, на территории заводского посада — у нас — возникает третий храм, который также несет имя Петра и Павла.

 

Кстати говоря, в момент движения по Осударевой дороге был построен и четвертый храм, также Петра и Павла, который был освящен в начале сентября 1702 года на реке Свирь. Тогда это место называлось Мокришвицы, а сейчас это город Лодейное Поле.

Таким образом, четыре храма Петра и Павла выстроились вдоль границы со шведами. Это все, конечно, говорит о некоей сакральности нашего края и того места, где возник завод, где возникла слобода. Эти знаковые сооружения, с одной стороны, стали некой защитой от католичества, от лютеранства, сохраняя православие. С другой стороны, они промаркировали сам маршрут Осударевой дороги, промаркировали границу со шведами.

St Martin-in-the-Fields, 1720, Трафальгарская площадь

St Martin-in-the-Fields, 1720, Трафальгарская площадь

А это храм в Лондоне, который построен, как это ни парадоксально, масоном. Тема Петропавловских новоманерных храмов уходит далеко за пределы нашего края. Эти соборы, конечно, отличались от византийской архитектуры.

Константин Савандер:  — Я соглашусь с Михаилом Юрьевичем в том, что Петр Первый, несмотря на некий скепсис в отношении религии, все-таки был верующим человеком. И запустить свое благое начинание, не получив благословения свыше, он не мог. Что касается шпилей, то в старину на Руси была очень популярна шатровая архитектура. Архитектура шпиля на шатровую архитектуру в некотором смысле похожа.

Мне кажется, что Петр Первый действительно внес какое-то новшество в архитектуру, но нельзя сказать, что это было что-то совершенно новое. Все-таки шатровая архитектура очень нравилась русским людям, и со стороны церковного начальства, когда приводили все к канонам Византии, подвергалась даже неким гонениям. И в этом отношении, мне кажется, какая-то демократичность Петра прослеживалась, хотя он, конечно, был самодержец.

Максим Алиев: — Если не ошибаюсь, еще до Петропавловской церкви в Петровской слободе была походная палаточная церковь Петра. По некоторым данным, алтарный камень этой церкви сохранился в Петрозаводске, на нем сейчас установлена скульптура обнаженной девушки.

Скульптура "Юность" Людвига Давидяна

Скульптура «Юность» Людвига Давидяна в Парке культуры и отдыха

Михаил Данков: — Это легенда, это городская мифология, и слава богу, что она живет. В реальности брезентовые походные церкви действительно существовали в начале XVIII века. Скорее всего, до того, как построили Петропавловский храм, была какая-то церковь. Вероятно, что для тех иностранных специалистов, которые прибыли сюда с заводов Бутенанта, был выстроен какой-то храм, связанный с лютеранским вероисповеданием.


Что осталось в Петрозаводске со времен Петра?

Андрей Спиридонов

Кандидат исторических наук, археолог Андрей Спиридонов:

— Археологические раскопки на территории городского Парка культуры и отдыха проводились во второй половине 1990-х годов археологическим отрядом Петрозаводского государственного университета. Раскопки шли в рамках учебных планов силами студентов исторического факультета. Это было место проведения археологической практики на протяжении четырех сезонов.

Я хочу акцентировать внимание, что это вторая половина 90-х годов, времена были довольно тяжелые, в университете денег не было совсем, тем не менее учебный план выполнять было надо. Может быть, не сложись так обстоятельства в университете в 90-е, наверное, нашли какой-нибудь другой объект. Здесь исходили и из соображений дешевизны, хотя объект был очевидно интересен.

За четыре полевых сезона семью раскопами в разных частях парка было вскрыто в общей сложности порядка 600 квадратных метров.

Раскопки не ставили своей задачей дать что-то новое для изучения петровской эпохи или изучения истории Петрозаводска. Цели были скорее музейные и охранные.

Только благодаря этим раскопкам в начале 2000-х территория Парка культуры и отдыха была поставлена, наконец, на государственную охрану как объект археологического наследия.

За эти годы вскрыт целый ряд объектов, которые довольно легко идентифицируются при сопоставлении с планом полковника Витвера. Места для раскопок выбирались в том числе исходя из этого плана. Это древнейший и, по сути, единственный план слободы Петровского периода или сразу после него.

Что касается путевого дворца Петра Первого. Да, следы этого дворца были найдены в одном из раскопов. Это были следы в виде тлена — бревен с минимальным количеством других находок. После разборки дворца  в 1770-х годах эта территория никогда не застраивалась, других построек здесь не было.

Дворец Петра

Изображение Петровского дворца, опубликованное в 1849 году первым архиепископом Олонецким и Петрозаводским Игнатием.

Михаил Данков: — Я хочу дополнить. На плане Витвера обозначены два дворца Петра Великого — «дома его царского величества». Это парадоксально. И тот памятник, о котором говорит Андрей, это угол дворца, который на карте отмечен литерой три.

Андрей Спиридонов: — В современном парке это место находится чуть выше современного фонтана. На месте самого фонтана, очевидно, располагался пруд перед дворцом. Далее был обнаружен объект, связанный с именем основателя заводов Александра Даниловича Меншикова. Были вскрыты остатки даже двух фундаментов, как ни странно, на  том месте, где полковник Витвер обозначил «дворец светлейшего князя». Очевидно, эта постройка совпадает с домом ландрата Муравьева. Дворец для Меншикова построили накануне инспекции, которую он должен был здесь осуществить в 1705 году, но не приехал, потому что Петр его послал на фронт. Александр Данилович Меншиков вообще любил с удобством располагаться повсюду, куда бы его ни заносила царская служба.

Также была вскрыта часть «дома коменданта», как он обозначен на плане Витвера. Это очень любопытная постройка, потому что создана она была, по всей видимости, по планам и для командира Яковлева и Алексея Степановича Чоглокова. Не исключено, что по чертежам Чоглокова, который был довольно грамотным архитектором. На карте это здание отмечено литерой пять.

Круглый стол в ПетрГУ

Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Летом этого года по заявке Министерства культуры при поддержке дирекции Парка культуры и отдыха и Национального музея Республики Карелия были проведены дополнительные изыскания для уточнения границ археологических объектов. Причем не сколько объектов XVIII века, сколько трех стоянок каменного века, которые там же на территории парка есть. Итог получился любопытный. На карте Витвера обозначена канцелярия Олонецких Петровских заводов. Ее следы удалось обнаружить. Здание это памятное, потому что с канцелярией связано множество документов в истории города, поэтому там памятник впору ставить.

Александр Пашков: — Канцелярия Олонецких Петровских заводов — это заводоуправление. Там сидели переписчики, там сидело начальство, там был архив. С учетом того, что люди там активно обитали столько десятилетий, там наверняка и монеты можно найти, печати, пломбы и другие случайные потерянные вещи. Поэтому имеет смысл раскопать само это здание и все, что вокруг.

Андрей Спиридонов: — В XIX столетии неоднократно предпринимались попытки музеефикации летнего городского сада. Начиная с 1820-х годов. Тогда при входе в парк был поставлен чугунный бюст императора Петра Великого. Место его дворца и место его походной церкви обозначили памятными досками. Посещение этого места в летнем городском саду входило в программу всех высочайших визитов XIX столетия.

А дальше пошли утраты. В 1924 году сгорели Петропавловская и Воскресенская церкви при не выясненных до сих пор обстоятельствах. В 1930 году взорван кафедральный Святодуховский собор.

Дальше утраты продолжились, особенно в послевоенное время. С преобразованием летнего городского сада в Парк культуры и отдыха возникли группы аттракционов в прибрежной зоне и вдоль современного проспекта Карла Маркса, нарушившие культурный слой. Ну и последние крупные утраты — это 1990-е годы — строительство здания гостиницы «Маски», которое, кстати, строилось как вспомогательное здание муздрамтеатра, а потом вдруг стало гостиницей. Это здание стоит на фундаментах двух церквей.

Вопрос аудитории: — Где, если соотносить с современной картой города, находился Петровский завод, давший начало городу?

Совмещение карт

Современная карта Петрозаводска, наложенная на план Витвера

Михаил Данков: — В университете специалисты наложили современную карту на исторический план Матвея Витвера.

Андрей Спиридонов: — Я могу сказать, что в университете еще в 2000-х годах Непряхин сделал ту же самую работу: наложил план Витвера на современную топографическую карту. Были добавлены три-четыре константы, которые выяснились уже на раскопах. Потому что констант на местности сейчас вы не найдете. Последний объект Петровской эпохи — Петропавловская церковь — сгорел еще в 1924 году. Чем Петрозаводск и отличается от Санкт-Петербурга: подлинных объектов нет.

Михаил Данков: — Петропавловская церковь много реконструировалась, за ней следили достаточно серьезно, в отличие от дворца Петра. Поэтому ее дотянули вплоть до начала XX века. А дворец Петра был раскатан ретивым Аникитой Ярцовым в 1772 году.

Андрей Спиридонов: — Он действовал по указу. Сам бы он никогда не позволил себе этого сделать.

Михаил Данков: — Но, тем не менее, именно он пустил дворец под топор. Всем заведовала канцелярия Олонецких Петровских заводов. Она предписала обер-прокурору Саймонову выдать разрешение на раскатку дворца Петра и из его бревен построить лабораторию.


Зачем Петр приезжал в Карелию?

Александр Пашков

Доктор исторических наук, профессор ПетрГУ Александр Пашков:

— Я хочу сказать, что Петр Первый для Карелии был, что называется, свой человек. Он сюда на территорию Петрозаводска приезжал, скорее всего, восемь раз, потому что он четыре раза ездил лечиться в Марциальные Воды. И всякий раз по дороге туда и по дороге обратно он останавливался — иногда на несколько дней, иногда на несколько часов — на Петровском заводе. Причем причин этому было две. Первая — в том, что Петр ездил в Марциальные Воды не один. Его сопровождала жена, огромный штат придворных, свита. То есть он приезжал с командой примерно в 60 человек. Чтобы всю эту группу перевезти, не хватало лошадей. Поэтому ехали двумя партиями. В первой ехал Петр и его окружение, а во второй, следом, буквально через день-два выезжала Екатерина.

На Петровском заводе Петр ожидал Екатерину, чтобы потом поехать в Марциальные Воды.

Вторая причина — в том, что все-таки Петровские заводы были крупнейшими военными предприятиями и Петр не упускал случая их осмотреть.

Понятное дело, когда стало известно, что Петр приедет на Петровский завод, для него срочно и спешно построили дворец. Это к вопросу, почему его разобрали в 1770-е годы. Так как его строили в спешке, древесина была не просушенная. После смерти Петра за дворцом не ухаживали, и лет через 50 он пришел в негодность. Поэтому вполне естественно было его разобрать. Но действительно ценные части древесины, которые еще можно было использовать, применили, насколько я знаю, даже в доме горного начальника, который сохранился.

 

Интересно, что после смерти Петра долго этот дворец поддерживали. И даже в 1730-м году составили опись того, что в этом дворце находилось. Она очень любопытная. Например, в описании есть пункт «спальня и токарная императора с прихожей». Это показывает, насколько Петр любил токарное дело. Дальше — «крестовая», это домашняя церковь. «Мыльная  с тремя уборными» — это баня внутри здания. Затем — «подключная» — комната с припасами, которая запиралась на ключ. Два винных погреба. Токарная, в которой находился большой стол с «железными тисками». Таким образом мы можем себе представить, в каких условиях, в какой обстановке жил Петр.

Что касается его приездов. Петр ездил в Марциальные Воды всегда зимой. Во-первых, зимой на санях дорога удобнее — более ровная, во-вторых, считалось, что зимой, когда земля скована льдом, концентрация железа в марциальной воде выше.

Впервые Петр приехал на заводы в 1719 году 26 января и выехал на Марциальные Воды отсюда 28-го, то есть пробыл здесь около трех дней. В Марциальных Водах он находился больше трех недель и вернулся обратно в феврале. В документах смутно говорится о том, сколько он пробыл на обратном пути на Петровском заводе, но, вероятно, один день.

Церковь апостола Петра в Марциальных водах

Петровская церковь в Марциальных Водах, в отличие от Петропавловского собора, дожила до наших дней. Фото: Виталий Голубев

Очень подробно описан второй приезд царя в марте 1720 года. «2 марта. Его величество по утру приехал на Петровские заводы. 3 марта. Гулял по всем работам и в молотовой. 4 марта. Гулял по всем каморам в доме и принимал лекарство. 5 марта. Поехал на Петровские заводы, кушал в доме своем и играл в бирюльки и в шахматы. 6 марта. Слушали литургию и поехали с заводов».

Получается, шесть дней он провел на Петровских заводах. И под влиянием этой остановки Петр не удержался и написал письмо Меншикову. Это письмо нашел историк Павел Александрович Кротов. Он переслал его нам. И мы опубликовали его в «Ученых записках ПетрГУ». В нем говорится о том, что он осмотрел Петровские заводы и нашел их в полном порядке. И дальше самое важное: «вам яко их фундатору приятно будет об этом узнать». «Фундатор» — это основатель. То есть Петр считал Меншикова основателем заводов в подтверждение того, что знаем мы. На обратном пути Петр почему-то снова остановился на Петровском заводе на четыре дня. Опять ходил по заводам. Особенно ему нравилась молотовая, и он любил сам поработать молотом. Опять ходил на литургию на всенощную.

 

Во время третьей поездки через два года — в 1722-м — посещение Петровского завода было очень коротким. Петр приехал 14 февраля, а 15-го уже уехал в Марциальные Воды. О том, был ли он на обратном пути, данных нет, но, с другой стороны, мы знаем, деваться ему некуда, хотя бы на один день он должен был заехать: лошадей меняли, надо было пообедать и так далее.

Очень интересной и, можно сказать, трагичной была последняя поездка царя в Марциальные Воды. Это был 1924 год, меньше года осталось до его смерти.

Здоровье у Петра очень плохое и, находясь в Марциальных Водах, Петр отдает два очень важных распоряжения, которые говорят о том, какие мысли его одолевали и в каком состоянии он находился. Первое распоряжение — собрать все его законы в одну книгу и опубликовать. Чтобы был свод законов, изданных при Петре, как ориентир для дальнейшего законотворчества. И второе решение — срочно короновать Екатерину как императрицу. Петр понимал, что он может умереть в любой момент. Он понимал, что нужен надежный преемник. В то время он считал, что таким преемником может стать только Екатерина. Именно в Марциальных Водах Петр пишет церемониал коронации Екатерины, из Марциальных Вод идет приказ в Петербург: всему двору, всем чиновникам, всем иностранным послам немедленно ехать в Москву на коронацию.

Во время этого визита в Марциальные Воды Петр посетил завод на пути туда: 19 февраля приехал, 23-го — уехал. И затем, что опять-таки показательно, 15 марта он приехал на Петровский завод, одну ночь переночевал и дальше поехал не в Петербург, а через Шелтозеро и Белое озеро — в Москву, прямо на коронацию Екатерины. И вот как раз в этот приезд на заводы и состоялась его знаменитая встреча с Фаддеем Блаженным.


Фаддей Петрозаводский — это кто?

Константин Савандер

Протоиерей, клирик Крестовоздвиженского собора Константин Савандер:

— В государственном плане фигура Фаддея Блаженного, наверное, совершенно незначительна. Она больше значительна в духовном плане. Да и с точки зрения исторической мы очень мало знаем о первых петрозаводчанах, простых людях, которые работали на этих Петровских заводах.

Фаддей Петрозаводский работать уже не мог, потому что он был очень стар. Он пришел, вероятнее всего, из Олонца. Он стал таким неформальным лидером православной общины простых жителей нарождающейся Петровской слободы. Жить было трудно, и Фаддей, грубо говоря, занимался благотворительностью. Он собирал деньги и раздавал их бедным.

Поэт Федор Глинка написал о Фаддее Петрозаводском небольшой стих, где он отразил то, что о Фаддее было известно:

Во времена царя Петра
Жил дивный муж в Кареле дикой —
Фаддей, раб Божий, друг добра,
Муж свят и труженик великий.
Враг золота и серебра,
Кой-как маячась на день со дня,
Без дум, без завтра, без вчера,
Он знал одно — своё сегодня…
Старик везде, старик нигде,
Являлся в церкви и в суде,
Там — образец молитв усердных,
А там — делец, истец за бедных;
При всяком горе, при беде
Всё он!.. Кончалось дело свалкой,
Фаддей был там, как в руку сон, —
Громя бойцов железной палкой:
Везде ходил с той палкой он!
С своей утиной перевалкой
На свадьбу часто с похорон,
Бежал он в колпаке двурогом…
Урод — в отрепии убогом, —
С детьми он пел, с детьми играл,
Верхом на палочке езжал;
Но громовой перун блистал
Во взоре строгом, взоре остром,
Когда в грехе он обличал
Бесчинников закоренелых.
Огонь — в своих порывах смелых.
Стоял он сильно за людей,
И часто, часто злых судей
Или приказных закоснелых
Крестил разгневанный Фаддей
Железной палкою своей.

Святого Фаддея можно назвать первым правозащитником города Петрозаводска. После их знакомства с Петром Первым император попросил ландрата Муравьева взять старца на заводы. Немного грубовато он написал в своем письме ландрату по поводу того мужика, который Фаддей, который стар, который приходит в деревни, где его считают за чудо. То есть Фаддей в Петровской слободе был популярен. Он боролся за то, чтобы среди людей развивалась нравственность, он был категорический противник пьянства. Поэтому Петр решил, чтобы производство наладить, чтобы народ был доволен, Фаддея нужно взять на заводы.

Это высочайшее расположение Фаддей, несмотря на то, что вел себя как юродивый, использовал для того, чтобы защищать бедных. Все это закончилось, когда Фаддей не удержался и предсказал императору скорую кончину. В житии написано, что Петр очень расстроился, ну а Фаддея Петрозаводского сразу в острог запечатали, стали с ним соответствующую работу проводить. Соответственно, Фаддей Петрозаводский не прожил и года после кончины Петра Первого, хотя его выпустили из острога по амнистии.

 

Казалось бы, незначительная личность, но и через 100 лет после кончины его помнили в Петрозаводске, его считали святым. В Национальном музее есть вериги — металлический пояс, который, возможно, принадлежал Фаддею. То есть Фаддей Петрозаводский был православным подвижником, мирянином, он не был священником. Но, тем не менее, авторитет имел, может, больше другого священника в городе.

Максим Алиев: — А насколько истории о Фаддее Петрозаводском можно считать достоверными?

Александр Пашков: — Самая ранняя информация о Фаддее относится к первому петрозаводскому историку Тихону Васильевичу Баландину. Он родился где-то в середине XVIII века в Петрозаводске, и его дедушка и бабушка были первыми жителями слободы. Дед его снабжал Петра съестными припасами во время поездок царя в Марциальные Воды. Длинными зимними вечерами во время разговоров в семье Баландина часто обсуждали то, как здесь было при Петре: кто его видел, кто с ним разговаривал. Маленький Тихон был среди взрослых, слушал, запоминал. И в 14 лет он записал в тетрадку все, что мог запомнить. Позже на ее основе он написал сочинение по истории Петрозаводска — «Петрозаводские северные вечерние беседы». В нем одна из глав — «вечеров» — посвящена Фаддею. Потом Баландин решил развернуть этот эпизод в более обширное произведение и написал «Повесть о достодивном и благочестивом Фаддее», а потом уже, опираясь на эти сочинения Баландина, о Фаддее писали все.

Где-то на рубеже XIX-XX веков выходец из Петрозаводска, житель Петербурга Андрей Петрович Воронов нашел письмо Петра по поводу Фаддея. Он его опубликовал, но не сделал никаких ссылок на первоисточник. И только недавно, несколько лет назад, удалось выяснить, что это письмо хранится в Архиве Военно-морского флота. Письмо доказывает, что это был реальный человек, что Петр лично Фаддея знал.

Указ императора Петра Великого ландрату Олонецкого уезда (дистрикта) Муравьеву об отводе на Петровский завод для прокормления вплоть до его смерти живущего в лесу богомольца Фаддея, почитаемого местными жителями за святого.

«Г[осподин] Муравьеф

Здешний мужик, которого зовут Федеем, стар и кажетца ума лишен. Живет в лесу, приходит в деревню, которого здесь за чюдо имеют, а худости и расколу не сказывают. Того ради дабы не было блазни, велел я его к вам на заводы отвесть, дабы там его кормить до смерти его».

«Того ради дабы не было блазни, велел я его к вам на заводы отвесть» — эту фразу я, например, трактую так. Фаддей предсказал Петру его скорую кончину. Петр уехал, но по дороге (а он написал это письмо в Мегре на южном берегу Онежского озера) на ухабах, на торосах царю не спалось, здоровье плохое, все болит, тем более какой-то мужик сказал, что он скоро умрет… И Петр написал письмо отвезти его на заводы, чтобы не было «соблазна», чтобы он не болтал, что царь скоро умрет, надо его держать на заводах, а не в слободе.

Но потом, как сказано в житие, на смертном одре Петр вспомнил, что был человек, который предсказал его смерть. Тогда Петр приказал Фаддея освободить.


Константин Савандер: — Мы сейчас разрабатываем концепцию духовного возрождения площади Кирова. Если есть возможность возродить то, что было утрачено, то надо это делать. На архитектурно-градостроительном совете нам разрешили работать по восстановлению часовни Фаддея Петрозаводского с левой стороны от здания Музыкального театра. Часовня будет иметь подземную часть, где можно будет прикоснуться к фундаментам Воскресенского собора. Мы планируем обратиться к археологическому сообществу, чтобы провести там крупные раскопки и открыть фундамент собора. Благодаря Андрею Михайловичу мы обрели и фундамент Воскресенского собора, и фундамент часовни Фаддея Петрозаводского.

 

В районе памятника Кирову нужны археологические изыскания, чтобы идентифицировать стену Святодуховского собора. Геосканирование ее определило. Святодуховский собор имел подземную церковь, в которую можно будет сделать проход из часовни Фаддея Петрозаводского. Такой глобальный проект мы сейчас разрабатываем.

Возможно, лет через 30 эти объекты в Петрозаводске появятся. Во всяком случае, пока я жив, я буду этим заниматься.

Александр Пашков: — Я хотел бы посвятить несколько слов такой проблеме, как сохранение исторической памяти о Петре после его смерти. По моим подсчетам, Петр провел в Петрозаводске в общей сложности 24 дня. И когда он умер, известие об этом не оставило петрозаводчан равнодушными. Местный умелец в память о нем сделал поклонный крест. Он имел надпись «1725 года генваря 29-го дня» — это на следующий день после смерти царя. «Сей честной крест по вере своей построил петровских заводов житель Юлиан Иоаннов Сараев». Фамилия Сараевы — петрозаводская, и есть люди с такой фамилией в Петрозаводске до сих пор.

 

Этот крест, вероятно, в XIX веке был обновлен. Сейчас он хранится у входа в Крестовоздвиженский собор. Это реальный памятник Петровской эпохи. Это первый этап почитания памяти о Петре.

Следующий этап — это бюст, который был поставлен по инициативе Александра Первого. Во время визита в Петрозаводск он упрекнул местных жителей: «Ваш город основан Петром, а у вас нет ни одного места, связанного с Петром». И городские, и губернские власти, чтобы хоть как-то исправиться, восстановили городской общественный сад на месте петровского летнего сада и в центре этого сада поставили бюст, отлитый на Александровском заводе. Такой бюст есть и в Национальном музее, и в Марциальных Водах.

Третий этап — это установка памятнику Петру в честь 200-летия со дня рождения царя. Памятник был открыт и стоял на Круглой площади (современная площадь Ленина). Затем его большевики в октябре 1918 года снесли. Какое-то время он лежал в парке в Губернаторском саду. В 1938 году во время очередного переосмысления русской истории и роли Петра памятник был восстановлен у бывшего здания краеведческого музея, который располагался в Александро-Невском соборе.

Памятник Петру Первому на Круглой площади

В 1978 году памятник установили на набережной, где он находится и сейчас. То есть почитание Петра не утихало с момента его смерти и до наших дней.

Михаил Данков: — Однако нет ни одной улицы, ни одного сквера, ни одной площади в Петрозаводске XXI века, которая носит имя Петра Великого.


Следующий круглый стол в рамках проекта «История подвига» пройдет уже в новом году. На нем эксперты будут обсуждать уже другую эпоху в становлении Петрозаводска — эпоху Екатерины Великой. «Республика» приглашает к участию всех заинтересованных. Следите за нашими анонсами.

 

«История подвига» — проект «Республики», объясняющий, за что Петрозаводск получил почетное звание «Город воинской славы». Мы делаем этот исторический проект вместе с мэрией города, Петрозаводским госуниверситетом и Карельским научным центром РАН. Каждый месяц наша проектная команда будет работать с одной из тем, касающейся страниц военной истории Петрозаводска: сначала мы готовим обзорный журналистский материал, а затем проводим круглый стол, в котором принимают участие ученые, общественники, студенты и журналисты. Итог — видеотрансляция этой встречи и текстовая расшифровка беседы на «Республике». Исторический проект «Республики» объединил прессу, ученых и чиновников для того, чтобы получился большой общегородской разговор о том, чем каждый из нас может гордиться — о военном подвиге Петрозаводска. Этот подвиг длился более трехсот лет и прославил наш город на всю страну.

Хорошие карельские книги. Почти даром