Круглый стол: как олонецкие стрелки императора спасли

«Республика» совместно с ПетрГУ, КарНЦ РАН и администрацией Петрозаводска продолжает проект «История подвига», посвященный боевому прошлому карельской столицы. Тема очередного круглого стола — «Олонецкая губерния в годы Отечественной войны 1812 года».

Отечественная война не прошла незамеченной для Олонецкой губернии. Каждый десятый ее житель мужского пола отправился служить, когда Наполеон напал на Россию. Олонецкие стрелки одни из немногих в русской армии могли на равных соперничать с французскими, а в битве при Лейпциге даже спасли жизнь российскому императору и шведскому королю. Заслуги жителей Олонецкой губернии, воевавших в Отечественной войне 1812 года, увековечены в памятнике, установленном в Петрозаводске на улице Державина. О том, как воевали олонецкие стрелки и как их встречали на родине после победы, рассказывают профессор ПетрГУ, доктор исторических наук Александр Пашков, журналист и краевед Николай Кутьков и историк, журналист и реконструктор Сергей Лапшов.

Максим Алиев: Перед тем как начать рассказ об участии жителей Карелии в Отечественной войне 1812 года, давайте узнаем, как формировалась армия того времени.

DSC_3077 — копия

Александр Пашков: Начиная со времен Петра I российская армия комплектовалась по принципу рекрутских наборов. То есть по мере необходимости объявлялся набор рекрутов, и молодые и средних лет люди из податных сословий, в основном это крестьяне, отправлялись служить. Иногда тянули жребий, иногда это было решение местного крестьянского схода, и человек становился рекрутом. До конца XVIII века служба была пожизненной, с 1796 года служба в армии продолжалась 25 лет. И если обстановка в стране была спокойная, то рекрутский набор проходил по принципу «три человека из 500 мужчин». Все губернии были поделены на так называемые пятисотенные участки.

урядник ополчения

Иногда в рекруты отдавали людей, склонных к буйству, к криминалу, к пьянству или неплатежеспособных, чтобы не было долгов по налогам.

Если происходила война, то могли увеличить норму набора или провести несколько наборов в один и тот же год. Например, в 1812 году было четыре рекрутских набора. Причем два набора прошли еще до нападения Наполеона, в предчувствии войны. Когда же началось вторжение, был объявлен немыслимый набор – 8 человек из 500. Всего по итогам 1812 года в армию ушли 20 мужчин из 500, то есть 4% мужского населения.

Такие же сильные наборы продолжались в 1813 и 1814 годах. То есть за весь период наполеоновских войн примерно 10% мужчин ушли в армию, и ушли они навсегда. Даже если кто-то доживал до конца 25-летнего срока службы, возвращаться назад не было смысла. Они тут никому не были нужны.

Сергей Лапшов: Я добавлю, что наборы были таковы и вычерпали мужское население так, что стали брать в армию людей с серьезными физическими недостатками.

Александр Пашков: При наборе 1812 года было особо указано, что можно брать горбатых, можно брать хромых, можно брать кастратов.

Сергей Лапшов: Лишь бы у него были передние зубы, чтобы мог скусывать патрон зубами.

Александр Пашков: И второе требование, чтобы был указательный палец, чтобы можно было стрелять.

Сергей Лапшов: Брали разноглазых, то есть людей с разным цветом глаз. До этого таких почему-то не брали.

Максим Алиев: А тех, кого брали в армию, они распределялись по разным частям или попадали в одну часть?

DSC_3081 — копия

Сергей Лапшов: Нет. Московский полк, Рязанский, Олонецкий полк – это не значит, что там служили жители этих губерний. Эта система наименования полков была введена еще при Петре. Он изначально хотел, чтобы были такие губернские полки, но на практике этого не получилось.  Олонецкий полк связан с Олонцом лишь названием.

Унтер-офицеры 19-го и 20-го егерских полков. Фото: wikipedia.orgНо у нас был свой полк, который был сформирован именно в Олонце. Это 20-й егерский полк. Сформировали его из 11 рот разных военных инспекций. В нем несколько десятков человек было местных рекрутов. Он впоследствии отличился во всех войнах отечества и в 60-е годы XIX века был переименован в 103-й Петрозаводский полк. Он дислоцировался у германской границы в Гродно, и из Городской думы ему прислали поздравление к 100-летию. Он был сформирован в 1803 году. Местные купцы скинулись и подарили иконку, на что командир полка отправил телеграмму, чтобы упрекнуть их за скупость: «Всем полком молимся за благополучие петрозаводских жителей».

Где растворились наши рекруты, мы не знаем. Мы знаем лишь, откуда взялись наши ополченцы в 1812 году. Рекрутский набор был заменен набором ополченцев. В петербургское ополчение 575 человек ушли.

Александр Пашков: Я хочу добавить, что существовала такая проблема при наборе рекрутов, что молодой крестьянский парень, который всю жизнь прожил в своей маленькой деревне и нигде не был, вдруг оказывается в большом городе, в казарме, в огромном людском коллективе. Он мог и по-русски плохо говорить, если это карел. И тут начинаются жесткие требования: маршировать, поворачиваться, выполнять приказы и т. д. Была проблема, что молодые рекруты от стресса заболевали и умирали. Чтобы уменьшить такие не боевые потери, накануне войны были сформированы в губерниях батальоны типа курса молодого бойца. Молодых людей набирали и первые несколько недель они служили в рекрутском депо. А когда они немного привыкали, их отправляли в воинские части.

Максим Алиев: Давайте поговорим о форме. Насколько я помню, на фронт ведь уходили даже со своими ружьями?

Сергей Лапшов: Если мы говорим об ополченцах, то многие из них, поскольку было велено призвать охотников «искусных в стрелянии дичи», он взяли с собой свои карамультуки (самодельные ружья — прим. ред.). Но когда командование увидело, как они стреляют, им выдали новые французские ружья и штуцера – нарезное оружие, которое хоть и медленнее заряжается, но стреляет дальше и более метко.

Что касается формы, когда мы готовили выставку, то нашли описание формы. Она была разная. И синяя, и черная. Носили казакины суконные, кожаные кивера и фуражные шапки с ополченским крестом. Сапоги, кушаки и солдатская сбруя, то есть подсумок, ранец с имуществом.

Я принес с собой элементы формы. Это бескозырка или фуражная шапка солдата первой роты Олонецкого пехотного полка. На ней шифровка, объясняющая, что она принадлежит солдату первой гренадерской роты. Гренадеры отбирались из числа рослых солдат. Задача их была в нанесении удара по противнику, и они были сильны в штыковом ударе.

DSC_3067 — копия

Форма меняется от царя к царю, но отличительными особенностями Олонецкого полка были зеленые погоны. У 20-го егерского полка были желтые погоны с цифрой «3». Это был номер дивизии.

По униформе солдата легко было определить, к какой роте, полку и дивизии он относится. Когда все в бою смешивались и надо было потом быстро собраться. Офицеры могли выделить своих, а солдаты построиться.

Максим Алиев: А кивер – это элемент парадной формы?

Сергей Лапшов: Не то чтобы парадная. Это боевой головной убор, но в быту, на биваке, на фуражировке, солдаты носили фуражки. Они поэтому так и называются. Такой головной убор практичен, он не давит на голову, а уже в боевом строю, на строевых занятиях одевали кивер. Он голову не только от дождя защищает, но и от сабельного удара.

Максим Алиев: А насколько успешно наши земляки действовали на полях сражений Отечественной войны?

Александр Пашков: Наши ополченцы были сформированы и выступили на фронт довольно поздно, в октябре 1812 года. Есть такая легенда, которая даже в учебниках оказалась, про то, что наши ополченцы приняли активное участие в штурме Полоцка, но Полоцк был занят 5-6 октября, а как раз в эти же дни наше ополчение только выходило из Петербурга. Наши дружины присоединились к регулярной армии только в Белоруссии. Выяснилось, что в Белоруссии наши ополченцы не нужны, потому что тут и так все идет успешно. Ополченцам приказали идти в Литву на усиление корпуса Витгенштейна.

Правда, пока наши находились в Витебске, из вражеских тылов вышел партизанский отряд Фердинанда Винцингероде, который доложил начальству, что у него не хватает метких стрелков. Из числа олонецких ополченцев где-то порядка 50 человек было взято. Они вошли в отряд Винцингероде и действовали в составе этого отряда.

Остальное ополчение пришло в Литву, присоединилось к армии Витгенштейна, и вместе с этой армией наши ополченцы пришли в Кёнигсберг.

med8Когда война 1812 года закончилась, то абсолютно все участники боевых действий получили специальную памятную медаль. Таких памятных медалей было отчеканено чуть ли не полмиллиона, и все, кто воевал, их получили. В нашем ополчении такие медали получили только те, кто был в отряде Винцингероде. Остальные в боевых действиях не участвовали в 1812 году, но зато когда они пришли в Кёнигсберг, Витгенштейн устроил смотр, и на смотру такое на него произвели впечатление олонецкие и вологодские стрелки, что он приказал сделать из них конвой главного штаба. Как сейчас сказали бы — комендантскую роту. Они должны были охранять штаб. Наши стрелки вслед за армией пошли на территорию Польши, затем на территорию Германии, и вот весной 1813 года наши стрелки принимали участие в реальных боях. К тому времени Наполеон собрал армию.

Витгенштейн покинул руководство армией, и наши стрелки оказались в корпусе генерала Раевского. Октябрь 1813 года – звездный час наших стрелков. Это битва под Лейпцигом. Наполеон собрал все силы, которые у него были. Это порядка 150 тысяч человек. Союзники собрали все свои силы, которые превосходили армию французов, но Наполеон был военный гений, а победить гения очень тяжело. Наполеон понимал, что разгромить вражескую армию он может лишь одним сильным и решительным ударом  по вражескому штабу. Он приказал сформировать многотысячную колонну конницы, и эта колонна во главе с маршалом Мюратом пошла на вражеские цепи, чтобы порвать их, залететь на холм в тылу, где находился штаб союзников, уничтожить этот штаб и добивать всех оставшихся.

DSC_3066 — копия

Когда отряд Мюрата прорвал позиции союзных войск, их задача оставалась небольшая: доскакать несколько километров на холм, где находился наш император Александр I, где находился прусский король и австрийский император. Задача была достаточно простая, и командование союзников приказало закрыть дыру чем угодно. Туда подтянули казачий полк Орлова-Денисова, батарею пушек и туда же подошли наши олонецкие стрелки, которые в Лейпцигской битве выполняли роль загрядотрядов. Они стояли в тылу и помогали эвакуировать раненых, отлавливать дезертиров, но оказались на острие.

В официальной реляции этого события было сказано, что олонецкие и вологодские стрелки своим оружейным огнем заставили повернуть назад несколько вражеских эскадронов. Так что с определенной долей натяжки мы можем сказать, что олонецкие стрелки изменили ход мировой истории.

Битва при Лейпциге

После Лейпцига Наполеон потерял армию и отступил во Францию, и спустя некоторое время олонецкие стрелки в составе русской армии вошли в столицу Франции.

Ополченцы в кампании 1813 года изрядно поизносились. Одежда была потрепана, обожжена, и чтобы как-то привести себя в порядок, ополченцы заказывали немецким портным пошив и ремонт старой формы. Немецкие портные не умели шить русскую форму и шили на прусский манер. В итоге у солдат появлялись узорные манжеты, жабо и другие украшательства.

Сергей Лапшов: Надо отметить, что крайне редко в боевых действиях использовались части ополчения. Только в таких случаях, как осада крепостей, конвоирование пленных, а олонецкие стрелки и вологжане использовались по своему прямому назначению, потому что набрали хороших охотников, способных выбивать офицеров вражеской армии. Ведь чем брала французская армия? Не храбростью или ударом. Французские солдаты очень метко и быстро стреляли. Если поставить французский батальон и батальон русских ополченцев, французы быстро их перестреляют. Они будут стрелять в три, а то и в четыре раза быстрее, а вот с олончанами и вологжанами они могли перестреливаться на равных.

Максим Алиев: Давайте теперь поговорим о том, как жила Олонецкая губерния в годы войны, какой вклад внесли ее жители в победу над Наполеоном.

DSC_3121

Николай Кутьков: Оказывается, что в войне с Наполеоном Олонецкая губерния участвовала еще в 1807 году. У нас в архиве хранится книга «Книга пожертвований временного ополчения или милиции». То есть в 1807 году потребовалось тоже создать такое ополчение — 600 человек — и вооружить их на деньги олончан. Был кинут клич. Собрали 3450 рублей только деньгами. Не возбранялось участвовать в этом оружием и припасами. Губернатор Мертенс 600 рублей пожертвовал. За неимением наличных он перечислял по 50 рублей из своих столовых денег. Флота капитан Качанов, то есть представитель флота, который принимал у нас пушки, пожертвовал 25 рублей. Его коллега лейтенант тоже 25 рублей передал. Городничий Баранов – 50 рублей, учитель Лапотинский — 25 рублей. Гауптман Адам Армстронг пожертвовал 250 рублей и предложил взносы в виде 500 копьев. Это, конечно, не копья были. Это были такие пики. Вооружения было мало, и для того, чтобы произвести впечатление на французов, эти пики выпускались у нас на заводе, и к ним был приделан ружейный приклад. По сути это была пика, но в виде ружья.

Чтобы устрашить врага, ополченцы с такими пиками ходили в атаку. Даже мелкие чиновники вносили кто сколько может. Кто вносил сабли, а вдова чиновника Пыхтина внесла ружье, пистолет и кортик. Эти ополченцы участвовали в бою под Аустерлицем и под Фридлендом.

После войны оставшиеся в живых 232 ополченца пешим порядком возвращались назад. Сначала на площади в Петербурге их выстроили, а потом их отправили домой. Несколько дней они шли до Петрозаводска, где их торжественно встретил сам губернатор Мертенс. Был дан торжественный обед в Дворянском собрании. Триумфальную арку для них даже установили. По всей видимости, она находилась недалеко от Неглинки, там, где еще с советских времен находится магазин «Спорттовары».

Всех ополченцев пригласили в театр. Для них даже была разыграна специальная пьеса, которая называлась «Крестьянский сын». Командиров принимал губернатор.

DSC_3073 — копия

Александр Пашков: Когда началась война 1812 года, на Александровский завод пришло распоряжение: все заказы для морской артиллерии отложить, а в первую очередь выполнять только заказы для сухопутной артиллерии, поэтому выпуск сухопутной артиллерии вырос.

Около 400 пушек было сделано в 1812 году, и столько же было выпущено в 1813 и 1814 годах. На завод пришло еще одно задание – наладить выпуск чугунных пуль. Свинцовых пуль не хватало, и их начали делать из чугуна. Это было сложно, но уровень квалификации мастеровых и инженеров позволял это делать.

Всего было изготовлено 1,5 миллиона чугунных пуль. Завод на полную мощь работал на войну. Начальник завода даже два раза по 150 рекрутов забирал для работы на заводе. Численность мастеровых в годы войны выросла до 1,5 тысячи человек, и в 1815 году возникла другая проблема – мощный военный завод остался без военных заказов, и пришлось заниматься конверсией.

А ведь в Олонецкой губернии были еще и французские пленные.

Сергей Лапшов: Мало кому известно, что французские пленные тоже внесли свою лепту в выпуск продукции Александровского завода. Несколько сотен этих несчастных, которые у нас оказались, их пригнали с юга. Проживали они у нас более-менее сносно. Не были им созданы тут концлагерные условия. Их обеспечили одеждой, кровом и пищей, а тем, кто работал, платили деньги. Несколько десятков французов выжигали уголь для завода в лесах близ Петрозаводска, а один кирасир устроился на завод мастеровым.

Александр Пашков: Он сказал, что у себя во Франции он работал на таком же заводе, ему устроили экзамен и признали, что он квалифицированный специалист.

Сергей Лапшов: Еще один интересный случай произошел в Пудоже. Один француз женился на своей походной жене, у них родилась дочь, ее окрестили в православную веру и назвали Дарьей.

Максим Алиев: А в Пудоже он каким образом оказался?

Сергей Лапшов: Их рассылали от Пудожа до Повенца и от Олонца до Вытегры.

Александр Пашков: Жизнь пленных все-таки была не столь радужной. Основные пленные пошли когда? Октябрь, ноябрь, декабрь 1812 года, когда их хватали замерзших.

Сергей Лапшов: Часть пришла в 1813 году из германских крепостей, которые капитулировали.

Александр Пашков: Недавно опубликовали ведомость по 1813 году, сколько пленных в губернии прибыло и сколько из них умерло. У нас в Олонецкой губернии умерло порядка половины пленных, но это не потому, что здесь был создан какой-то сознательный геноцид, а просто они поступали в плен замерзшие, с воспалением легких, с запущенными болячками, плюс сам климат не способствовал здоровью привыкших к теплу французов.

Сергей Лапшов: Власти все-таки следили за тем, чтобы партии пленных были обеспечены зимой теплой одеждой, чтобы они получали свое жалование. Был у нас даже один генерал.

Николай Кутьков: Генерал Делетр.

Сергей Лапшов: Вообще он ездил в экипаже по Петрозаводску и получал в день очень неплохие деньги, и квартира у него в Петрозаводске была достойная. У него был адъютант.

Максим Алиев: И до каких пор они жили в Петрозаводске?

Александр Пашков: В марте 1814 года взяли Париж, война закончилась, и было отдано распоряжение французских пленных отправить своим ходом до Риги, а в Риге их сажали на корабли, и на кораблях они уже двинулись во Францию. Им было предложено принять российское гражданство, но этим воспользовались несколько поляков и евреев. Известен случай, что один француз остался в Саратове, дожил до 100 лет, и ему выдали в конце XIX века медаль как одному из немногих выживших ветеранов наполеоновской армии.

памятник олонецкому ополчению

«История подвига» — проект «Республики», объясняющий, за что Петрозаводск получил почетное звание «Город воинской славы». Мы делаем этот исторический проект вместе с мэрией города, Петрозаводским госуниверситетом и Карельским научным центром РАН. Каждый месяц наша проектная команда будет работать с одной из тем, касающейся страниц военной истории Петрозаводска: сначала мы готовим обзорный журналистский материал, а затем проводим круглый стол, в котором принимают участие ученые, общественники, студенты и журналисты. Итог — видеотрансляция этой встречи и текстовая расшифровка беседы на «Республике». Исторический проект «Республики» объединил прессу, ученых и чиновников для того, чтобы получился большой общегородской разговор о том, чем каждый из нас может гордиться — о военном подвиге Петрозаводска. Этот подвиг длился более трехсот лет и прославил наш город на всю страну.

Абзац