«История подвига»: великая война

О Первой мировой войне, которая для России обернулась 1917-м годом, знают мало. Поэтому историки, архивисты и краеведы собрались вместе, чтобы восполнить этот пробел. Очередной круглый стол в рамках большого проекта «История подвига» посвящен жизни Олонецкой губернии в военные годы и участию наших земляков на полях сражений.

Первую мировую войну называют Неизвестной войной, потому что долгое время внимание к этому периоду было смещено в сторону 1917 года. Даже сами ветераны войны предпочитали не указывать в своей биографии службу в царской армии. Тем не менее из 30 тысяч солдат и офицеров, призванных на службу из Олонецкой губернии, не менее 350 стали георгиевским кавалерами. Тема очередного круглого стола в рамках проекта «История подвига» посвящен участию Олонецкой губернии и и ее жителей в Первой мировой войне.

Максим Алиев: с каким настроением встретили жители Олонецкой губернии известие о начале войны 1 августа 1914 года?

Юрий Шлейкин

Юрий Шлейкин, журналист, историк

Судя по фотографиям, которые сохранились, и открыткам, и газетам, которые я читал, было приподнятое настроение. Была победная эйфория: «Ура, мы победим!» Никто не представлял, что это будет длиться 4 года и будут тысячи жертв.

В Петрозаводске гремел оркестр, проводились всевозможные манифестации. Слава богу, что у нас не дошло до погрома немцев, потому что в Петербурге и Москве были ужасные события, когда начали громить лавки людей, как считали, с немецкими фамилиями. Но там могли быть люди и с шведскими и с еврейскими фамилиями.

Круглый стол. Фото: Владимир Григорьев

Круглый стол. Фото: Владимир Григорьевв

Елена Дубровская, старший научный сотрудник сектора истории Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН

Особенно подробно это изучал Николай Александрович Кораблев, ныне покойный. У нас с ним в соавторстве была подготовлена монография, посвященная истории Карелии в годы Первой мировой войны.

Мобилизация в действующую армию прошла организованно и при высокой явке призывников. В конце июля, в августе по всей губернии проходили торжественные проводы на фронт.  Я смотрела в связи с историей своей семьи, только из Пудожского уезда отправлялись команды по сто и больше человек. И в Ориенбаум, и в Старую Руссу. В какие-то ополченческие бригады попадали наши призывники. Лозунг всех демонстраций был: «За веру, царя и отечество».

Конечно, никто ее Первой мировой войной не называл. Никто не знал, что будет первая и затем вторая мировые войны. Население ее восприняло как Вторую Отечественную войну. И зачастую в документах того времени ее так и именовали. Ну или назвали ее Великой войной. Уже потом в просторечье она стала Германской, Империалистической и даже Австрийской. Такое название я тоже встречала.

В результате мобилизации и призывов 1913 и 1914 годов из Карелии половина всего трудоспособного населения ушла на фронт, и это привело к другим проблемам.

[/efspanel-content]
[/efspanel]

DSC_5719

Елена Намятова, научный сотрудник Национального архива Карелии

В Национальном архиве хранится множество документов о начале войны, о мобилизации. Мы в 2014 году подготовили сборник «Карелия в годы Первой мировой войны» и там опубликован один такой приказ. В этом приказе все расписано, кто чем занимается и как должна проходить мобилизация.

У нас в документах есть рапорты от уездных исправников о том, как проходила мобилизация в уездных городах. Так же торжественно с оркестром отправляли солдат на фронт.

Елена Дубровская: Призывали мужчин с 21 года до 40 лет. Потом в воспоминаниях у Сергея Сергеевича Ратчева читала, что и больного 17-летнего соседа призвали в армию, и 40-летнего брата. Стали выходить за рамки правил.

DSC_5773
Татьяна Мошина краевед

Я вам могу рассказать на примере моей семьи. Этот документ тоже в Национальном архиве есть. У моей прабабушки было призвано четыре брата, а всего в семье было шесть сыновей и три дочери. У них было образцовое хозяйство по тем временам, а когда все эти братья были на фронте, они уже не могли обрабатывать землю. Они были вынуждены обращаться за пособием. А они были не большие, и денег не хватало, чтобы кого-то нанимать обрабатывать поля.

Максим Алиев: у нас на мероприятии присутствует Виктор Иванович Рыбаков, чей отец ушел на фронт и вернулся в 1924 году. Судьба этого человека оказалась на-настоящему удивительной.

DSC_5717

Виктор Рыбаков:

— Мой отец родился в деревне Ютнаволок Медвежьегорского района. Семья у них была большая, 8 человек. Он уехал работать в Петроград. Был призван в армию оттуда. Так случилось, что он попал в Русский экспедиционный корпус в 1916 году.

Царское правительство и Франция заключили договор: вы нам солдат, а мы вам оружие и боеприпасы. Туда послали наших призывников, а оттуда стали получать боеприпасы.

Отец участвовал в боях во Франции. Четыре бригады было сформировано. Интересно, что нашему правительству было поставлено условие: во Францию посылать только грамотных и красивых солдат. Отец отвоевал, встретил во Франции революцию. Там их было несколько десятков тысяч. Обмена никакого не было, потому что не было установлено никаких дипломатических отношений с Советской Россией. Очень долго решался вопрос, как вернуть солдат домой, и отцу потребовалось на возвращение много лет. Ушел мальчишкой, а вернулся уже взрослым мужчиной. Он мало рассказывал об этом периоде. Вернулся он в кожаном пальто, в костюме и с кожаным чемоданом, что для Карелии было невиданным делом.

Он не писал и никаких вестей не подавал. Представляете картину: приезжает он, на берег поднимается… мать упала в обморок. Встретили его, радости было много, а дальше началась работа. Надо было работать в лесу. Он помог неделю, а потом говорит — не могу больше, комары съели — и уехал обратно в Петроград и там обосновался.

DSC_5730

Юрий Шлейкин: позвольте еще два слова об экспедиционном корпусе. Петр Александрович Васильев жил у нас Петрозаводске. Это был почетный гражданин Петрозаводска. Когда прошло время и стали разбираться с его биографией, выяснилось, что он был участником Первой мировой войны, получил ранение и потом узнал о том, что формируется экспедиционный корпус, и тоже был во Франции. Получил награды, вернулся в Россию через Дальний восток, попал в Красную армию. Получил вскоре орден Красного знамени. Стал ученым, но нигде о том, что он был участником экспедиционного корпуса, он не писал. И только после выхода на пенсию в журнале «Север» появились его воспоминания.

Многие участники Первой мировой войны скрывали это, потому что гордиться царскими наградами было не принято. Это, конечно, грустная ситуация.

Максим Алиев: а какие данные о работе Александровского завода?

Елена Дубровская: Завод работал на износ, с превышением всех возможностей технических, что к концу военного периода стало давать о себе знать. Предприятие огромную роль сыграл в военных поставках. На производстве трудились военнопленные. Кроме Александровского завода был и проект по созданию завода по производству азотной кислоты.

На основе этих разработок и инфраструктуры появилась идея строительства Кондопожского ЦБК.

Во время Первой мировой войны правительству срочно пришлось исправлять свои прежние ошибки недооценки русского севера. После петровских реформ интерес к русскому северу у центральных властей был приглушен, и в Первую мировую войну это дало о себе знать. Если бы вовремя была построена железная дорога, не пришлось бы в годы войны спешно тянуть эту линию.

Уже в советское время правительство эти недоработки учло, и внимание к северу было более пристальным. Первая мировая война была встречена с полным невниманием к проблемам севера.

Максим Алиев: пока работа шла в тылу, как обстояли дела на фронте? Что мы можем сказать об участии жителей губернии на полях сражений?

Татьяна Мошина: Меня всегда волновала история георгиевских кавалеров, а среди них выходцев из Олонецкой губернии было много. В этом деле мне помогали многие, в том числе и сидящие сегодня за столом: Елена Сергеевна Намятова и другие работники архива, Ольга Витальевна Макарова, Николай Александрович Кораблев, Елена Юрьевна Дубровская. Я подготовила книгу, в которой представлено более 350 имен георгиевских кавалеров.

Я нашла полного георгиевского кавалера, уроженца Петрозаводска Вострякова и еще пять георгиевских кавалеров из разных уездов, в том числе одного карела – Романова Ивана Герасимовича, кстати, героической личности. О нем писали еще во время войны в специальном сборнике.

DSC_5748

Когда постепенно этот список вырастал, я поняла, что это значимая тема. 30 тысяч уроженцев нашей губернии участвовало в войне и удалось найти 350 георгиевских кавалеров, а это отнюдь не полный список, потому что документы сохранились не все.

Меня удивило, что в основном это уроженцы сел, причем маленьких, которые я искала в списке населенных мест Олонецкой губернии. В списке кавалеров есть и священники, дети священников.

Пять сестер милосердия из нашей губернии тоже были награждены георгиевскими медалями за храбрость.

DSC_5831

Юрий Шлейкин: Хочу еще дополнить о священниках, участвовавших в войне. Была публикация в журнале «Север». Тут два имени. Первый — Павел Эмильевич Вильчевский. В русской армии он был генерал-майором, а звание генерал-лейтенанта он получил от Врангеля. В 1915 году он был командиром полка и получил почетное георгиевское оружие. Полк, которым он командовал, взял в плен 523 вражеских солдата, потом с Врангелем он переехал во Францию, в 1941 году был рукоположен в священники, до 1958 года служил там и похоронен в районе Канн. Лет 7 назад продавали его личные вещи, в том числе письмо-характеристика Врангеля, а также документ об окончании Олонецкой гимназии.

А вторая судьба – судьба выходца из семьи священников Елпидинских. Один из сыновей окончил военное училище, получил звание прапорщика и воевал на кавказском фронте. И этот Андрей Елпидинский там повоевал, сюда вернулся и поучительствовал, а потом через Мурманск отправился во Францию и совершил священнический подвиг. На 18 лет переехал в Индию под именем отца Андромида. Потом переехал в Америку и там скончался в одном из монастырей.

DSC_5749

Максим Алиев: получается, очень многие остались за границей?

Много. А сколько ушло с Врангелем? А через Финляндию? Это же тысячи солдат и офицеров.

Интересно, как помогали во время войны. Потрясающая была многолетняя акция помощи. Не было ни одного номера газеты без указания о том, что успели собрать для фронта, что отправили и в чем нуждаются солдаты. Все это шло под патронажем губернатора. Проводились лотереи, спектакли. Все это проводилось для помощи фронту и раненым.

Максим Алиев: при этом жизнь-то дорожала с каждым днем. И это ведь не могло отразиться на отношении людей к происходящему вокруг. Если поначалу были бравурные заявления, то что было уже году в 16-м?

Татьяна Мошина: Это отразилось даже на печати. Газета «Олонецкие ведомости» в начале войны выпускалась большим тиражом и на хорошей бумаге, а к концу войны она была уже напечатана на мешочной бумаге и выходила она не каждый день, а два раза в неделю.

Елена Дубровская: Хозяйственные трудности, вызванные войной, нехватка продовольствия чувствовалась еще в начале войны, но самое главное – транспортный кризис. Даже если хлеб был закуплен, доставить его было проблематично. В целях наживы торговцы припрятывали продовольственные товары, цены взвинчивали. Попытки властей сдержать рост цен путем административного регулирования их предельного уровня результатов не дают. Стоимость основного набора продуктов к 1916 году по сравнению с летом 14 года увеличилась в 2-3 раза. Разумеется, это не добавляло энтузиазма населению. 12-часовой рабочий день был установлен на Александровском заводе еще в 1915 году. Были отменены выходные дни. Такой же распорядок был введен на некоторых лесозаводах.

Если в 1913 году женщины и подростки составляли 21% от рабочих на заводах, то в 1916 году это уже 36%.

Номинальная зарплата увеличивалась, но реальные доходы к 16 году упали на треть. В тяжелом положении из-за задержек зарплаты оказались строители железной дороги. Экономический кризис постепенно перерастает в социальный. У жителей края появляется социально-психологическая усталость от войны. Зреет недовольство существующими порядками. После этой эйфории начала войны к концу военного периода возобновляется стачечное движение. Наиболее значительные выступления были на стройке железной дороги. Брожения на Александровской заводе. Традиционная форма протеста – подача петиций с требованиями повышения зарплаты.

Показательные примеры роста недовольства – стихийные уличные волнения.

DSC_5830
Александр Пашков профессор ПетрГУ, доктор исторических наук

Во время Первой мировой войны власти приняли меры по обеспечению продовольствием семей военнослужащих. То есть все семьи ушедших на фронт были взяты на учет, и каждой семье полагался продовольственный паек. Деньги на продукты выделили, но технически распределять эти пайки было поручено местным купцам. В Пудоже одного купца попросили, чтобы он взял в свои руки распределение пайков среди солдаток. Были составлены списки, были завезены продовольственные пайки, и в назначенный день толпа солдаток из Пудожа пришла к лавке этого купца. Но он, вероятно, что-то распространил среди своих покупателей, что-то придержал, и когда началась выдача этих пайков, небольшая часть солдаток получила продукты, а остальным было сказано: «Пайки кончились, расходитесь по домам».

Солдатки знали, что в следующий раз раздача будет нескоро, и недовольство перешло в то, что начали кидать камнями в окна этой лавки. Интересно, что на этой же площади находились полицейские, и эти полицейские, которые должны были следить за порядком на площади, не вмешивались. Они сочувствовали этим солдаткам. Этот пример показывает, что Россия понимала, какие задачи надо решать, она даже имела средства, чем эти задачи решать, но она не имела механизма их решения.

Народ чувствовал себя обиженным, обделенным, и это было характерно для всей территории страны. Народ устал от такого положения и был готов принять любые перемены.

Елена Дубровская: Сразу после падения самодержавия политическая жизнь забурлила. Власть оказалась в руках Комитета общественной безопасности, потом перешла к Советам. Возникали профсоюзные организации. Вся эта эйфория, начавшаяся с марта 1917 года, к лету стихает, а дальше Советы все больше радикализируются, но здесь, в Олонецкой губернии, к моменту Октябрьского переворота Совет был настроен не по-большевистски и советскую власть не признал.

Конечно, положение в городе, подпитанное брожением, тем, что приезжавшие на побывку солдаты вносили дестабилизацию. Было уже много дезертиров. «Вестник Олонецкого губернского земства пишет, что некоторые, отправленные на побывку или в помощь родным на полевые работы, приезжали сюда, отбирали у родных последние деньги и пропивали их.  Деморализованная армия утратила единоначалие, и солдаты с передовой войну приносили в свои родные места, и все это потом вылилось в столкновения гражданской войны.

Максим Алиев: а как был встречен Брест-Литовский мир в Олонецкой губернии?

Александр Пашков: Была такая демократия, что по вопросу о мире Совет Народных Комиссаров запросил каждый губернский совет. Некоторые губернские советы говорили, что нужно продолжать революционную войну, а Олонецкий совет ответил, что будет согласен с решением Совета Народных Комиссаров.

Максим Алиев: а война на марте 1918 года закончилась для Карелии или нет?

Елена Дубровская: Формально Россия вышла из войны, но Карелия оказалась оказалась театром действий все еще продолжающейся войны, и до ноября 1918 года здесь находились войска Антанты, чьи задачи были не борьба с Советским государством. Бывшие союзники опасались, что Германия может начать действовать через Финляндию, которая получила независимость.

Высадились здесь английские силы, было сформировано национальное карельское вооруженное подразделение, получившее название Карельский полк, с лета 18 года он проводил активные действия. Затем начинают выдвигаться националистические лозунги, и белое правительство в Архангельске в 19 году ставший для них неугодным карельский полк расформировывает по различным полкам. Судьба участников этого полка оказалась печальной. В советское время даже сам факт пребывания в этом полку считался основанием для преследований.

DSC_5746

«История подвига» — проект «Республики», объясняющий, за что Петрозаводск получил почетное звание «Город воинской славы». Мы делаем этот исторический проект вместе с мэрией города, Петрозаводским госуниверситетом и Карельским научным центром РАН. Каждый месяц наша проектная команда будет работать с одной из тем, касающейся страниц военной истории Петрозаводска: сначала мы готовим обзорный журналистский материал, а затем проводим круглый стол, в котором принимают участие ученые, общественники, студенты и журналисты. Итог — видеотрансляция этой встречи и текстовая расшифровка беседы на «Республике». Исторический проект «Республики» объединил прессу, ученых и чиновников для того, чтобы получился большой общегородской разговор о том, чем каждый из нас может гордиться — о военном подвиге Петрозаводска. Этот подвиг длился более трехсот лет и прославил наш город на всю страну.

Хорошие карельские книги. Почти даром