Александр Ханцевич: «Главный принцип: сказал — сделай!»

Александр Ханцевич — один из самых опытных политиков города и республики. В городскую власть он пришел, имея за плечами четверть века службы в погранвойсках. В интервью «Республике» заместитель председателя Петросовета ответил на личные вопросы: о выборе жизненного пути, о семье и о людях, которые всегда были для него примером.

Александр Ханцевич. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Ханцевич. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

— Александр Юрьевич, вы пришли в политику в конце 1990-х. Не самое простое, мягко говоря, было время как для страны, так и для нашей республики и ее столицы, только что прокатился дефолт. Тогда, наверное, городской власти работать было сложнее, чем сейчас?

— Вы знаете, сказать однозначно, в какие периоды было сложнее или легче, невозможно. У каждого времени свои плюсы и минусы, свои задачи. В конце 90-х назрела, на мой взгляд, необходимость, чтобы в Петросовет пришла новая команда. И нам такую команду удалось создать: в ней были и директора школ, и деятели культуры, и предприниматели, и люди, проявившие себя в общественных проектах. У меня за плечами к тому моменту было 25 лет службы в пограничных войсках, опыт руководящей и организационной работы. И этот опыт оказался нужен и востребован. Мы победили на выборах, организовали свою фракцию в Петросовете «Будущее города». Несмотря на непростое, как вы сказали, время, нам все-таки удавалось воплощать в жизнь достаточно крупные проекты, в том числе по благоустройству города (в те годы, например, была создана аллея 300-летия Петрозаводска, благоустроен Губернаторский парк и т.д. — прим. ред.) Это, еще раз подчеркну, возможно было сделать только командой. Один в поле не воин. В справедливости этой поговорки я потом не раз убеждался.

Это ваш главный жизненный принцип?

— Главный принцип — это ответственность за свои слова, сказал — сделай! Во что бы то ни стало. Его я придерживался всегда, так же воспитывал своего сына. Не представляю, как можно по-другому. Есть люди, которые работают от звонка до звонка, просиживают в кабинете с девяти до шести, а потом уходят домой и забывают обо всех проблемах. Вот так формально, прохладно я относиться к делу никогда не умел. Если работаешь в команде, надо выкладываться по максимуму. Этому меня научила служба: в погранвойска я пришел в 1974 году, а демобилизовался в 2004-м. Хотя очень многие мои знакомые офицеры после распада СССР не выдержали, ушли. Вы же помните, какое было тогда отношение государства к армии, пограничникам, силовикам. По несколько месяцев зарплаты не платили, люди чувствовали себя ненужными Родине, которой столько лет служили, ощущали горечь и разочарование.

Сейчас переписываюсь со своими бывшими коллегами, с однокурсниками. Кто в 1993-м уволился, кто чуть позже… Они спрашивают: «Ты сколько прослужил?» — «Тридцать лет». — «Ну ты прямо герой!» Но я всегда считал: если принес присягу Родине, надо служить, пока есть силы.

Биографическая справка

Ханцевич Александр Юрьевич

Заместитель председателя Петрозаводского городского Совета, депутат избирательного округа № 8.

Родился 18 ноября 1956 года в городе Майкопе Краснодарского края.

В 1978 году окончил с золотой медалью Московское высшее пограничное командное Краснознаменное училище КГБ при СМ СССР имени Моссовета.

С 1974 года по 2004 год проходил службу в пограничных войсках ФСБ РФ на различных должностях. Уволился в звании «подполковник».

В 1992 году окончил Санкт-Петербургский институт государственного и муниципального управления Северо-Западного кадрового центра.

После окончания службы в погранвойсках работал в Министерстве сельского хозяйства Республики Карелия помощником министра, далее — в правительстве Республики Карелия помощником вице-премьера.

В 1999-2000 годах стоял у истоков создания в Карелии регионального и городского отделений партии «Единство», которая стала фундаментом партии «Единая Россия». Несколько раз был избран депутатом в Петрозаводский городской Совет.

 

— Почему вы пошли в погранвойска? С детства мечтали об этой профессии?

— Нет, в детстве я о другой профессии мечтал. Мне шесть лет было, когда Юрий Гагарин полетел в космос. Но самым ярким примером для меня был другой наш космонавт, Владимир Комаров, командир первого в мире экипажа космического корабля. Мы тогда жили в Майкопе, и я решил поступать в Армавирское училище противовоздушной обороны, очень серьезно готовился. С точными науками у меня все было хорошо, учился в физико-математической школе. Серьезно занимался спортом: легкой атлетикой и особенно футболом. По футболу получил второй разряд, играл в молодежном составе нашего местного клуба «Дружба» — эта команда, кстати, до сих пор в Майкопе существует.

Словом, был уверен, что поступлю. Но на медкомиссии у меня неожиданно обнаружили какие-то шумы в сердце. А требования, как вы сами понимаете, к будущим космонавтам были очень жесткие. В общем, меня не взяли. Я, конечно, очень расстроился: мечта рухнула… У меня даже, как говорится, никакого «запасного аэродрома» не было: поступить хотел только в это училище, про другие учебные заведения даже не узнавал.

А в это время у нас в Адыгее, как и в других областях и республиках Советского Союза, проводился отбор в погранвойска. Я об этом узнал от знакомых моей семьи, они спросили: «Ты парень подготовленный, спортивный, не хочешь попробовать?» Я подумал, согласился, пришел на собеседование. И мне дали направление в Москву, в Высшее пограничное командное училище КГБ.

Александр Ханцевич. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Ханцевич. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— То есть, можно сказать, профессию вы выбрали случайно?

— Нет, случайностью это назвать нельзя. Была все-таки в душе готовность к этой профессии, был интерес, было желание служить стране. На меня в этом плане большое влияние оказал мой дед, фронтовик, Михаил Александрович Ханцевич. Он ушел в Красную армию на срочную службу в 1939 году, а демобилизовался только год спустя после окончания Великой Отечественной, в 1946-м, из Германии. Всю войну прошел, был награжден множеством медалей: «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией». В 1945-м ему Приказом Верховного Главнокомандующего была объявлена благодарность за Берлин.

Деда я очень хорошо помню, мы с ним много общались. Когда он демобилизовался, пришел работать на производство, у него тоже было множество благодарностей, грамот. В 1973 году в школе нам дали задание написать реферат о родном человеке, который является примером. И я написал о дедушке, даже помню название — «В труде, как в бою».

Так что пример деда оказался определяющим. Кроме меня, у нас в семье военных нет: родители всю жизнь на производстве работали, в лесной отрасли. Брат тоже военным не стал. А я выбрал этот путь, и ни разу не пожалел. Служба дает человеку нравственный и духовный стержень, умение преодолевать любые трудности. Я ведь в пограничное училище пришел не из армии, с «гражданки». Поначалу очень нелегко было, одни 20-километровые марш-броски с полной выкладкой чего стоили…Бежишь и думаешь: «Зачем мне это?» А потом на других посмотришь: «Нет, я не хуже, я тоже смогу!» В итоге окончил училище с золотой медалью, потом началась служба.

— Служили в Карелии?

— Не только: в Алакуртти Мурманской области, в Сосновом бору в Ленобласти. Но основная часть службы действительно связана с Карелией: сначала в Ребольском погранотряде, потом в Петрозаводске. После демобилизации здесь и остался, даже мысли не было уезжать. Иногда в Майкоп погостить приезжаю, друзья спрашивают: «Не надумал вернуться?» — «Нет, — отвечаю. — Что я тут у вас делать буду? Жить надо там, где ты можешь принести пользу, где ты нужен». Петрозаводск для меня уже давно родной и любимый город, хочется работать для того, чтобы он становился комфортнее, развивался. Вот некоторые мои сослуживцы: вышли на пенсию, она у военных ранняя, и отдыхают себе. Я так не могу. Даже когда в отпуск выхожу: пару дней еще ничего, а потом от отдыха устаешь (улыбается).

— И все же, в свободное время чем увлекаетесь? Не ошибусь, наверное, если предположу, что вам военные, исторические фильмы, литература нравятся?

— Конечно, люблю читать исторические книги. Было время, очень увлекался произведениями Пикуля, Юлиана Семенова. А так самый лучший для меня отдых — это путешествия, туризм. В том числе на автомобиле, водительский стаж более 40 лет. Конечно, с семьей стараюсь как можно больше времени проводить. Супруга у меня педагог, а сын по образованию математик — видимо, по наследству склонность к точным наукам передалась.

— С будущей супругой как познакомились?

— Я тогда служил в Ребольском погранотряде, а она работала в местной школе в Муезерском районе: вернулась на свою малую родину после окончания Карельского пединститута. Мы с сослуживцами как-то обратились в школу с предложением: почему бы не организовать уроки патриотического воспитания, встречи ребят с нашими офицерами, пограничниками? Нас пригласили выступить перед детьми, рассказать о нашей службе. Вот так я со своей будущей женой и познакомился. Потом, когда переехали в Петрозаводск, она работала в разных школах, а сейчас заведует одним из детских садов.

— Вы сказали про патриотическое воспитание. Сейчас, на ваш взгляд, этому уделяется достаточно внимания?

— По крайней мере гораздо больше, чем в 90-е годы. В Карелии очень активно поисковые отряды работают, фонд «Эстафета поколений», который создал мой коллега по Петросовету Александр Анишин. Очень хорошее и благородное, нужное дело: восстанавливать память о наших погибших бойцах. Я часто общаюсь и с Анатолием Рождествиным («Боевое братство» — прим. ред.), Алексеем Беляниновым, который руководит общественной организацией воинов-«афганцев». Они большие молодцы, много работают с молодежью. Очень здорово, что у нас Президентское кадетское училище открылось. У меня пока внука нет, но если будет, то очень бы хотел, чтобы он стал кадетом. Ведь это не просто отличное образование: там детям прививают главные ценности — долг перед Родиной, честь, стойкость, мужество. Хорошо, что сегодня мы возрождаем эти ценности.

Александр Ханцевич. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Ханцевич. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Вы считаете, что отношение людей и к своей стране, и к своей малой родине, своему городу все-таки меняется?

— Безусловно. Я в этом убеждаюсь, в том числе и общаясь со своими избирателями. Еще несколько лет назад большинство обращений ко мне как депутату касались сугубо частных просьб о помощи. Конечно, и сегодня такие обращения есть. Бывают очень сложные, несправедливые ситуации: человек везде получает отказ, ничего не может добиться, приходит к депутату уже как к последней инстанции. Ни от одного такого обращения не отмахиваюсь, стараюсь помочь. Вот буквально на днях один горожанин обратился: у него тяжелая семейная ситуация, очень больна супруга, он прошел переобучение по рабочей специальности, но трудоустроиться не мог. Как можно не откликнуться? Сделал все возможное, решили эту проблему.

Но при этом все чаще люди приходят и с другими просьбами: например, спрашивают, как их дом может попасть в проекты по благоустройству дворовой территории. Приносят предложения, как обустроить у себя в микрорайоне парк или сквер. Приходят с другими общественными инициативами. То есть уже не только свои частные вопросы и проблемы хотят решить — стремятся, чтобы в целом жизнь вокруг, во всем городе становилась лучше. Люди «просыпаются», понимают, что только вместе можно добиться результата. И когда удается помочь, когда видишь эти реальные результаты нашего общего труда — установленную детскую или спортивную площадку, отремонтированный двор — это очень здорово. Это то, ради чего хочется работать.

«Городское собрание» — совместный проект «Республики» и Петрозаводского городского Совета, отмечающего в апреле 1918 года свой 100-летний юбилей. Наши журналисты будут встречаться с депутатами карельской столицы и разбираться, в чем состоит суть их работы. Мы попросим народных избранников ответить на очень личные вопросы и съездим к каждому из них в округ — проверить, как выполняются наказы избирателей.

Хорошие карельские книги. Почти даром