Экогерои: «Не стыдно зарабатывать деньги на американском хламе»

Артем Медведев родом из Удмуртии. По делам своего бизнеса он часто бывает в Америке. Пандемия его задержала в Штатах на полгода, и за это время молодой человек изучил американский быт и нашел дело по душе: выброшенные на свалку вещи и технику он ремонтирует и продает. Вырученные деньги отправляет в Удмуртию и Карелию для поддержки культурных проектов. У нас новый экогерой.

Фото из личного архива Артема Медведева

Фото из личного архива Артема Медведева

Артем Медведев как-то увидел в соцсетях пост о том, что в карельском поселке Эссойла дети делают мультфильмы. Удивился, что такое возможно. И решил помочь хорошему делу. Купил для студии «Домик света» светодиодный осветитель, который необходим для съемок кукольных мультфильмов. Артем помогает разным национальным проектам. Говорит, душа просит. А деньги на благотворительность зарабатывает на мусоре: чинит бытовую технику и вещи, которые выбрасывают на помойку жители США, и продает их. Мы решили поговорить с Артемом о его отношении к проблемам экологии и к благотворительности, а получился большой разговор о жизни в России и Америке, о культурных ценностях и национальной идентичности.

— Артем, вы родом из Удмуртии, работаете в Америке. Что вас связывает с Карелией? Почему вы решили помогать карельской студии детской мультипликации?

— Я увидел пост во «ВКонтакте» о том, что в какой-то деревне в Карелии есть дом творчества, где дети делают мультфильмы. Это звучало, как если бы на Луне собирали автомобили. Я примерно понимаю, насколько сложной является мультипликация. Еще сложнее делать мультфильмы с детьми. Труд Олега Обносова (руководителя студии «Домик света» — прим. ред.) — это просто самопожертвование. Таким людям надо кланяться в ноги и сдувать с них пылинки.

Заниматься с детьми надо. Развивать национальную культуру надо. Показывать, как использовать современные технологии в прикладном ключе, тоже надо. В «Домике света» соединилось всё это. Таким проектам хочется помогать. В конце концов, ты не съешь два завтрака. И ни копейки не унесешь на тот свет — в гробу карманов нет. Поэтому пока мы молодые, пока нам что-то интересно, надо помогать, раз душа просит. У меня душа просит, изучение родной — а в случае с Карелией родственной — культуры дает опору в этом неспокойном мире.

Я не хочу быть как «усредненный современный зрелый мужчина-космополит» — кроссовки Nike, джинсы Levi’s, футболка с Джимми Хендриксом, кепка New York. Мне кажется, что зипун, рубаха косоворотка, кускертэм (пояс) намного красивее в плане одежды. Иногда я так и гуляю по американским улицам в выходные. Люди оборачиваются, и мне кажется, где-то на подкорке они понимают, что вот это вот правильно.


Олег Обносов, руководитель арт-студии в Эссойле "Домик света". Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Олег Обносов, руководитель арт-студии в Эссойле «Домик света»: «Мы благодарим Артема Медведева за предоставленную спонсорскую помощь в приобретении светодиодного осветителя L4500 для нашей студии. Он необходим для съемок кукольных мультфильмов и в качестве дополнительного источника студийного света. Артем удивительный человек, он не только оказывает помощь студиям и национальным проектам, но помогает снизить нагрузку на природу, а именно на общественных началах ведет борьбу с безалаберным отношением к старым вещам, которые наша потребительская цивилизация называет мусором».


— На выброшенных вещах в Америке реально можно заработать?

— Смотря что считать «реально заработать». Мне эти деньги погоды не делают. Работа руками разгружает мозги, когда ты в стрессе после трудных переговоров. Деньги от этого проданного хлама идут на благотворительность. Вот, например, села и испортилась батарейка, американцы сразу весь электросамокат выбрасывают на свалку. Я за 13 долларов купил новую батарейку, за 65 долларов продал самокат, а выручку отправил на светодиодный светильник уважаемому Олегу Обносову из Карелии для его детской студии.

Гораздо большей ценностью, чем деньги, для меня являются горящие глаза наших молодых артистов, которые смогли позволить себе новый фотофон для студии интернет-телевидения «ДаурТВ» (первый молодежный интернет-телеканал на удмуртском языке — прим. ред.). Или их радость от встречи с блогером-полиглотом. Я организовал поездку автора канала «Энциклоп» в Удмуртию, так как он делал выпуск об удмуртском языке и потом в поездке познакомился со всеми языковыми активистами, упомянутыми в его видео. Или новые красивые фотографии в фирменных худи, которые я подарил нескольким талантливым и активным ребятам из небольших городов. Ну и так далее.

Часто языковому активисту, который живет в условном поселке Игра или Алнашах, достаточно получить какой-то презент и открытку со словами благодарности, чтобы понять — его труд кто-то ценит. Им это дает новый импульс к развитию. А нашему удмуртскому обществу — новый контент, новые проекты. Суть моего проекта с американским хламом — поддерживать понемногу наших активистов, чтобы у них рождались новые идеи.

— Вы поддерживаете именно национальные проекты?

— Мне не стыдно и не лень брать деньги со свалки. На проживание и питание средств от бизнеса достаточно. Мне нечего жаловаться на свой образ жизни, я не нуждаюсь. А вот ситуация с национальной культурой в Удмуртии печальная. Денег мало, министерства вечно ноют «в бюджете не заложено», артисты полунищие. Многие артисты и певцы имеют основную работу, а творчеством занимаются в свободное время — это сказывается на количестве новых песен, клипов и контента. Носителей удмуртского языка становится меньше — мы не выдерживаем конкуренцию с такими яркими и сильными языками, как русский и английский. Все современные певцы, даже если они из национальных республик, поют на русском — башкиры Моргенштерн, Земфира, татарин Тимати. Даже знаменитости и чиновники федерального масштаба как будто забыли о том, кто они по национальности — например, московский мэр Сергей Собянин — манси. Мне сложно сказать, почему нашим звездам и политикам стыдно говорить на родном языке, признавать себя татарами, башкирами, якутами, удмуртами, манси.

Национальные костюмы Удмуртии. Фото: almode.ru

Национальные костюмы Удмуртии. Фото: almode.ru

Я рад, что в Удмуртии есть молодые артисты, которые делают современный контент для молодежи на родном языке. Я понимаю, что если мальчик или девочка в 12 лет услышит того же Богдана Анфиногенова, Ивана Белослудцева или Анастасию Иванову — они будут воспринимать это творчество на удмуртском как такой же интересный и ценный контент, как и на русском или английском.

Своей мини-задачей я вижу, чтобы мальчики и девочки 8-13 лет узнали, что есть интересный контент на их родном языке. Увы, сейчас часто знакомство с культурой современной происходит в виде музыки или клипов, поскольку читать молодежь не любит. Это означает, что нужны качественные записи в профессиональных студиях, хорошие клипы со сценарием, профессиональным оператором, командой осветителей, координаторами. Недавно я оплатил съемку клипа на песню «Сайкыт Инбам» («Свежий воздух») — 42 тысячи рублей. И это был самый-самый минимум на грани рентабельности для съемочной команды и с нулевым гонораром артистам. Хороший контент стоит денег. Поэтому мне не стыдно забрать со свалки тренажер или самокат — я знаю, что эти деньги пойдут на благое дело.

— Когда вы переехали в Америку и почему?

— Я в США в командировке, занимаюсь бизнесом. Раньше командировки были 3-10 дней. Из-за коронавируса в 2020 году я провел тут полгода, так как были отменены все рейсы. В это время пришлось обживаться: из гостиницы переехал на арендованную квартиру, соответственно, сам стал готовить пищу, обустраивать быт, разбираться с местными правилами, в том числе с тем, как и куда выкидывают мусор.

— Где вы жили в России?

— Я из Удмуртии, большую часть жизни прожил там. Это очень бедный регион, и в этом плане мы похожи на Карелию, к сожалению. Мы тоже относимся к финно-угорской группе народов, можно сказать, что и проблемы примерно те же самые: люди заняты банально выживанием, поэтому на высокие материи времени не остается. Культура, родной язык «анай-кыл», экология — всё это на каком-то десятом месте в иерархии ценностей.

Артем Медведев. Фото из личного архива

Артем Медведев: «Мне 35 лет. Это возраст, когда человек уже сознательно принимает решения и влияет на будущее своей страны. От нашего поколения 35-летних зависит, какой будет Россия в целом». Фото из личного архива

— Насколько экологична жизнь в США? Там есть правила раздельного сбора отходов и переработка?

— Очень сложный вопрос. С одной стороны, засилье одноразовой посуды, распродаж, огромное количество упаковки: товары покупают в интернет-магазинах, их доставляют в конвертах, пузырьковой пленке, картоне — это делает среднего американца чемпионом по производству мусора. Плюс очень легкое отношение к деньгам — вещи не чинят, их просто выбрасывают. Например, дешевле купить по кредитной карте с кешбэком новую мебель, чем починить старую.

С другой стороны, переработка здесь развита. В богатых районах с этим лучше, в бедных районах — хуже. То же самое касается штатов — в Калифорнии «зеленые» технологии развиты лучше, где-то в небогатых штатах среднего запада — хуже. У нас во Флориде есть целые поля из солнечных батарей. Многие собственники домов участвуют в программах коммунального монополиста JEA — они ставят солнечные батареи. Излишки электроэнергии продают в JEA, а если электроэнергии не хватает, подключаются к стандартной электросети.

Мусорный бак в Америке. В него можно положить металл, бумагу, пластик Фото: Артем Медведев

Мусорный бак в Америке. В него можно положить металл, бумагу, пластик. Фото: Артем Медведев

По мусору ситуация в целом такая: на коммерческие фирмы распространяются более строгие правила по обращению с отходами. Например, ресторанам запрещено сливать фритюрное масло в канализацию, поэтому для него ставят отдельные емкости, жир и фритюр сливаются в них. Каждую неделю их собирает специальная машина, потом из этого сырья делают биоэтанол. На биоэтаноле во многих городах ездят автобусы — общественный транспорт.

Многие фирмы, торгующие потенциально опасными в будущем отходами, имеют программы приема вторсырья. Отработанные автоаккумуляторы принимают многие магазины автозапчастей. Например, фирма, которая продает аккумуляторы, приняла мой вышедший из строя аккумулятор за 18 долларов, а другая фирма принимает за 10 долларов. Использованный б/у телефон можно сдать мобильному оператору. Если это относительно новая модель, вам дадут скидку на покупку нового телефона. Если старая — бесплатно заберут в переработку. Много фирм, которые за деньги вывозят старые холодильники, плиты и прочее. Естественно, в бедных районах никто не хочет платить — это всё выкидывается на компостер. Собственно, поэтому там иногда можно найти электросамокат, холодильник, стиральную машину, мебель, монитор и прочее.

А что касается канализации, то стоки очищаются и используются для полива газонов в вечернее время.

Поливка газона. Фото: pixabay.com

Поливка газона. Фото: pixabay.com

С частными домохозяйствами всё сложнее. Где мусорный оператор ставит разные баки, люди сортируют отходы. Где-то таких баков просто нет.

— Вы ведете экологичный образ жизни? Сдаете вторсырье?

— В целом да. Бумага и картон, стеклянные бутылки и банки, алюминиевая фольга, пластик, железо, батарейки, лампы — это я собираю и сортирую.

В нашем комьюнити стоит общий компостер. Но я всё равно отдельно собираю пластик, стекло, железо, алюминий и бумагу. В соседнем комьюнити уже другой мусорный оператор, и там стоят баки для раздельного сбора. Каждый месяц я отвожу свои пакеты с сортированным мусором туда. Также я не выкидываю батарейки, аккумуляторы — сердце кровью обливается, когда понимаешь, какой ущерб грунтовым водам наносят тяжелые металлы, содержащиеся в крохотной пальчиковой батарейке! Не могу пересилить себя, собираю их (и лампы тоже), надеюсь, в будущем найду переработчика и сдам туда.

 

Я стараюсь тратить меньше ресурсов. Мне сложно понять, почему люди болеют «вещизмом». Особенно это заметно в США, у многих гаражи забиты всяким хламом. Тут огромное количество мини-складов self-storage — замена нашим балконам и гаражам. У людей просто кубометры хлама, который они купили за деньги. Конкретно сейчас мы не задумываемся о стоимости утилизации и переработке этого, поэтому люди не воспринимают это как проблему. Но если бы мы посмотрели на то, сколько сил надо потратить на производство одного пластикового стаканчика, сколько надо потратить, чтобы его выкинули в правильную урну, собрали, отсортировали по типу пластика, отвезли на перерабатывающий завод, переплавили в пластмассу и сделали новый продукт — это очень много сил, то мы бы отказались от одноразовой пластиковой посуды и пластиковых пакетов.

У каждой вещи есть альтернативная цена. Если будет введен утилизационный сбор на особо вредные товары, многие сферы бизнеса станут невыгодными. Собственно, поэтому утилизационный сбор и не вводится — проще закрыть глаза, увезти мусор за 30 км от города и свалить в закрытом от посторонних глаз месте. «Я не вижу проблемы, значит, ее нет!» Просто поразительно, что мы так далеко продвинулись в плане технологий и так бездарно используем эти технологии в повседневной жизни.

одноразовая пластиковая посуда

Одноразовая пластиковая посуда позволяет экономить время на мытье посуды. Но сэкономленное время тратится на серфинг в Facebook и просмотр очередных идиотских роликов в TikTok. Платит за это все пока природа, но вряд ли это будет продолжаться долго. В какой-то момент мы станем отдыхать в огороженных парках и купаться в специальных бассейнах, потому что гулять в лесу или плавать в реке станет невозможно — мусор, осколки стекла на дне, ржавые консервные банки и вездесущие одноразовые пакеты-маечки.

— Почему даже бедные люди выбрасывают достаточно дорогие вещи на свалку?

— Собственно, причиной этого являются лень и глупость. Меня поражает, когда люди выбрасывают на компостер рабочие приборы и технику просто потому, что они купили новую. Нередко достаточно прочистить теплообменник в том же холодильнике, чтобы он снова стал хорошо работать. Или вентилятор не крутится, потому что на лопасти пропеллера налипли жир и пыль — почистил, и всё работает. У кухонного стола сломана ножка — ремонт занимает 5 минут: разобрать, перевернуть ножку на 180 градусов, просверлить новое отверстие под шуруп и вставить на место. Но нет, выбрасывается весь стол целиком.

— А как же известные американские распродажи?

— Иногда люди переезжают в другой штат и не могут забрать вещи с собой. Они просто дают объявление Garage Sale или CurbSide Alert. Первое — это бросовая распродажа, когда за пару долларов можно купить лестницу, весы, диван или стулья. Второе — просто забирайте кто что хочет. К такому я отношусь позитивно, потому что это reuse (повторное использование). А reuse, как известно, даже лучше, чем recycle (переработка).

В богатых районах часто на обочине дороги стоит техника. Если провод питания обрезан, это значит, что она сломана. Если провод целый — работает, просто заберите с собой. Человек не хочет тратить время на продажу, платить за вывоз в утилизацию. Кто-то да заберет.

— Как давно вы посещаете американские свалки и ремонтируете технику и разные выброшенные вещи?

— Когда я застрял в США из-за пандемии, мне пришлось снять жилье. Мебели в квартире не было, а покупать новую не хотелось. Я думал, что поживу тут 2-3 месяца, потом ситуация успокоится и удастся вернуться в Россию. Поэтому вместо покупки новой я обставил всю квартиру и свой офис мебелью и техникой со свалки: диван, кофейный столик, коврики, обеденный стол с пятью стульями, кресла, кровать, торшеры. В офисе, вы не поверите, у меня даже принтер со свалки. Как и офисный стол, кресло, полочки-этажерки, два стеллажа для запчастей, рабочие столы для ремзоны, сейф, пылесос, мойка высокого давления со шлангами, стулья для переговоров. Это то, что использую я сам.

 

— Что вам удалось отремонтировать и перепродать?

— Десяток пылесосов. Их выбрасывают, когда рвется ремень турбощетки. Новый ремень стоит два доллара, меняется за 10 минут. Но люди ленятся, им проще выбросить. Стиральные и сушильные машины, несколько микроволновых печей, штук пять велосипедов, столы, стулья, кресла, клюшки для гольфа, домашняя скамья для жима штанги, тренажер для тренировки пресса, кресло-груша. Честно говоря, перечислять долго. Иногда берешь вещь, чистишь, фотографируешь и думаешь, это точно никто не купит.

 

Например, емкость для льда, чтобы пиво охлаждать на бэк-ярде. Продалась за день, клиент приехал на здоровом желтом Hummer H2 и благодарил за отличный товар. Он купил видавшую виды емкость для льда за 25 долларов со следами ржавчины. Или гриль. Предыдущий хозяин его неправильно использовал, в результате этого сгорел мотор. Пустяковый ремонт, и вот уже гриль уехал за 150 долларов. Сетки-переноски для собак. Я могу понять, что в путешествии это полезная штука. Но отдельное кресло для собаки — его тоже купили! Просто постирал в машинке тканевую обивку и проветрил запах (неделя на улице). Мне сложно сказать, почему местные этим не занимаются. Скорее всего, из-за почасовой ставки: если ты зарабатываешь 15 долларов в час, то тебе проще получить деньги на работе, чем тащить со свалки холодильник, мыть его, проверять, чистить теплообменник, потом выставлять на продажу и встречать клиента. Если ты его за 60 баксов продашь, а потратишь 4 часа, то на то и выходит. Спрашивается, зачем брать себе лишнюю головную боль? Мне нравится работать руками, это снимает стресс, успокаивает. К тому же это плюс в карму — вещь обретает вторую жизнь, не засоряет планету. А вырученные деньги я трачу на поддержку культурных проектов в Удмуртии: съемка клипов, призы на конкурсы, запись треков, гитары для школьной группы и так далее.

— Вы хотели бы, чтобы система разумного потребления, сортировки и переработки вторсырья была развита в России?

— Хотелось, чтобы во всем мире была развита система заботы об экологии. Мы этого еще не ценим, нам кажется само собой разумеющимся, что в море можно поплавать, а в лесу собрать грибы и ягоды. Во многих уголках мира это безрадостное будущее уже наступило. К примеру, в моем родном Ижевском пруду уже нельзя купаться — детьми мы там бултыхались, а сейчас ты этого не сделаешь. В центре мегаполиса удачно расположен гигантский резервуар с прохладной водой — казалось бы, радуйся! Но там плавают тина, бутылки, куча мусора и кишечная палочка — и весь город не может использовать этот водоем для рекреационных целей. Такими темпами через пару десятков лет чистая вода и безопасный лес будут восприниматься как редкость и большая ценность.

Волонтеры собрали мусор на берегу Онежского озера. Фото: vk.com/greenpeaceptz

Волонтеры собрали мусор на берегу Онежского озера. Фото: vk.com/greenpeaceptz

Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Набережная Петрозаводска. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Проект «Экогерои» рассказывает о людях, которые борются с мусором, живут в стиле эко и любят природу не на словах, а на деле. Если ваш знакомый или сосед не ленится разделять отходы, сдает батарейки и лампочки на переработку и ходит в магазин исключительно с экологичной авоськой, он тоже экогерой. И мы хотим о нем написать. Предлагайте нам своих героев. Ждем ваших писем в группе «Республики» в социальной сети или по электронной почте — rk@karelia.ru (в теме письма укажите: Экогерой).