Тигры карельского леса

Лесная биржа для Сегежского ЦБК — как гардероб для театра. Только там все начинается с вешалки, а тут с бревна. Вторым материалом про сегежский комбинат мы начинаем рассказ о производственной цепочке ЦБК.

Валентина Войтова на лесной бирже

Замначальника лесоподготовительного цеха Валентина Войтова ведет нас вдоль штабелей бревен высотой метров в десять и огромной горы щепы, по которой с лязгом едет бульдозер Сaterpillar.

Запах древесины как в столярной мастерской, несмотря на то, что стоим мы на открытой площадке на берегу Выгозера. Отсюда, через Беломорско-Балтийский канал, открывается путь во все крупные порты мира.

 

— Листва идет в ТЭЦ на сжигание, хвою пускаем в варку. Баланс мы всякий берем, но самый лучший длинник — шестёра, от него меньше всего отходов получается, — Валентина Геннадьевна говорит вроде бы на русском, но о чем идет речь, не всегда понимаешь.

На самом деле все просто. Для производства целлюлозы и бумаги требуется хвойная древесина. Большие бревна стоят дороже и идут на производство досок. Бревна потоньше называются «баланс» и идут в переработку. Из них делают стружечные плиты (ДСП и OSB), а также бумагу.

20170321_ijg_126 копия

Изначально бревна длинные – около шести метров (та самая шестёра), и чтобы было удобнее обрабатывать, их распиливают слешером. Кора, древесина лиственных пород идет в котельную. Оттуда энергия древесины в виде пара и электричества идет на производство.

— У нас как-то даже шел сибирский кедр, но у него очень плотная древесина, и он у нас не прижился, — рассказывает Валентина Геннадьевна, когда мы подходим к большому крану, словно пушинку поднимающему большие сосновые бревна и кидающему их на слешер.

Моя спутница поднимает руку, давая понять оператору крана, что надо дать возможность нам пройти мимо этой махины.

20170321_ijg_090 копия

— А у вас есть какая-то система знаков?

— Есть, конечно, — и тут же ее окрик заставляет обернуться крановщика, увлекшегося работой.

Голос у Валентины Войтовой поставленный и, судя по поведению попадающихся навстречу рабочих, идеально сочетающийся с характером начальницы. Без дела ей на глаза лучше не появляться.

 

— Я сюда приехала в 1984 году по распределению. Из Тверской области. По образованию инженер-механик. Пять лет отработала мастером по ремонту в древесном цехе, потом работала в комсомоле. Была освобожденным секретарем комсомольской организации. Это когда еще 5 тысяч человек у нас на комбинате работало. Потом вернулась сюда, работала мастером смены много лет, а с декабря мне сказали: «Надо», и я стала замначальника ЛПЦ (лесоподготовительного цеха — прим. ред.).

Мы заходим в цех, и разговаривать здесь становится труднее. Шум стоит такой, что приходится буквально кричать друг другу в ухо. Впрочем, для местных работников это нормальная обстановка.

20170321_ijg_133 копия

Валентина Войтова проработала в цехе несколько лет. Сотни смен по 8 часов и днем, и ночью. Работа здесь никогда не останавливается. Варщикам целлюлозы нужна щепа технологическая, а котельщикам нужна щепа топливная.

Страшный рев неожиданно разносится по всему цеху. Становится понятно, зачем нам перед экскурсией по предприятию выдали беруши. Спустя несколько секунд в помещении воцаряется прежний, теперь уже даже вполне комфортный, уровень шума.

20170321_ijg_139s копия

Источник шума – ножевая рубильная машина. Работники комбината нежно зовут ее Тигра. Главная задача агрегата – превращать бревна в щепу. С этим Тигра успешно справляется. Ее большие ножи, вращаясь с огромной скоростью, перерабатывает бревно за секунду.

20170321_ijg_156 копия

Бревна в Тигру поступают уже без коры. За эту операцию отвечает другая машина. Она так и называется — корообдирочный барабан. Внешне он напоминает овощетерку, только огромных размеров.

 

Кора тоже идет в дело, вернее, в топку.

Несколько котлов на ТЭЦ-1 работают как на мазуте, так и на древесине. Самый крупный из установленных котлов может сжигать до 25 тонн щепы и коры в час. Энергия древесины уходит в пар, необходимый для производства и генерации электричества. Около 70% пара идут на нужды ЦБК, а еще 30% — для отопления Сегежи.

20170322_ijg_270 копия

В следующем году в строй введут новый многотопливный котел Valmet, который будет сжигать 50 тонн сырья ежечасно. Он позволит применять в качестве топлива не только кору и щепки, но и осадок сточных вод. Это не только снизит себестоимость, но и уменьшит выбросы в атмосферу.

«Достояние республики» — новый промышленный проект информационного агентства «Республика Карелия». Это серии индустриальных репортажей с промплощадок Карелии: мы идем в цеха и административные кабинеты, чтобы понять главное: на чем сегодня стоит Карелия. Оцениваем промышленный фундамент республиканкой экономики своими глазами.

Очередная серия материалов об основном активе группы компаний Segezha Group Сегежском ЦБК. На сегодня это крупнейшее в России предприятие, выпускающее упаковочную бумагу и бумажную тару. В течение месяца мы будем рассказывать о том, как бревно превращается в бумажный мешок, кто отвечает за этот путь, что общего между бумагоделательной машиной и баней и откуда на ЦБК взялись тигры.

В общем, если коротко: хотите понять, что будет с вами завтра? Читайте, чем живет промышленность сегодня.

Хорошие карельские книги. Почти даром