Генералы железных карьеров

Мы не думали, что большой разговор о «Карельском окатыше» в итоге получится не промышленным, а человеческим.  Но оказалось, по-другому нельзя. Потому что  спрашиваешь на комбинате любого — на карьере, в кабинете, в офисе: в чем секрет успеха ГОКа? И все как один отвечают: люди. Завершаем первый выпуск проекта «Достояние республики».

Достояние 2-1

 

— Тридцать-сорок лет назад сюда ехали лучшие кадры со всего Союза. Костомукшский ГОК строился одним из последних в стране. Здесь учли все предыдущие ошибки и использовали последние технологии, — Вадим Тарашкевич, начальник отдела технической дирекции «Карельского окатыша» объясняет, почему горно-обогатительный комбинат в далекой северной Костомукше был и остается одним из самых современных предприятий в России.

— Только высоко квалифицированные специалисты могли поехать в такую глушь, — убеждён Тарашкевич. — Тогда по всей стране действовал принцип «Увидел рационализатора — убей», а на новом предприятии у этих новаторов-реформаторов был шанс себя проявить.

Костомукшский ГОК начинал строиться в 70-х. Первый камень в фундамент закладывали лично Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин и президент Финляндии Урхо Кекконен. Предприятие строили финны. Город рядом возводили они же. Это строительство стало самым крупным в истории российско-финляндских отношений.


Евгений Салайчук

Евгений Салайчук,
агломератчик 6-го разряда, обжиговый цех

— Все-таки главное — это коллектив, когда работаем слаженно, когда рядом действительно профессионалы. Люди, общение — вот что важно. Иначе мы все дикарями будем.


Достояние 2-2

 

Костомукша совершенно не похожа на глухую провинцию: здесь ровные дороги, европейского вида дома и сосны прямо в центре: город строили в лесу. Зимой чистят, летом убирают. В Костомукше нет проблем с аварийным жильем и падающими тополями. Здесь нет очередей в детские сады и проблем с отключением электричества.

Но главное — тут есть работа. Все тридцать лет молодая Костомукша живет вокруг комбината и, по сути, ради него. В городе тридцать тысяч жителей. На комбинате вместе с подрядчиками — четыре тысячи сотрудников. Жизнь почти каждой костомукшской семьи так или иначе связана с ГОКом.


Валентина Николаевна Семашина

Валентина Николаевна Семашина,
контролер продукции обогащения, цех технического контроля и лабораторных исследований

— Мы живем здесь, в Костомукше, трудимся здесь. И если все хорошо на предприятии, то и у нас все хорошо. Взаимопонимание в коллективе — вот что важно. Дома не заладилось, пришел человек на работу грустный, а разговорились — глядишь, он уже улыбается. Мы здесь дружим. С ветеранами общаемся. А молодежь к нам какая хорошая приходит!


Достояние 2-3

 

— Народ — это то, что позволило нам выдержать все, — этими словами Тарашкевич начинает объяснять процесс производства окатышей. — А раз предприятие держится, то и в городе ситуация нормальная, без потрясений. Все пугали кризисом, а мы работали, давали продукцию и вышли из кризиса только сильнее. Теперь знаем, что нужно делать, если опять шарахнет.

«Шарахнет» — это Вадим Витальевич не только про экономические кризисы 2008-го и 2015-го. За последние годы мировой рынок железной руды фактически обрушился. Цены на сырье со 130 долларов за тонну упали до 50.

Все понимают: наращивать объемы производства смысла больше нет, поставщиков и так переизбыток. Надо снижать издержки, повышать качество продукции: ориентироваться четко на клиента, выпускать только то, что ему действительно нужно. Например, новые DR-окатыши: их используют при прямом способе восстановления железа — без доменных печей. Пробную партию на «Карельском окатыше» уже сделали. Теперь нужен поток.

— Мы постоянно ищем что-то новое, — объясняет стратегию предприятия его финансовый директор Сергей Остапенко. — Если мы, например, снизили себестоимость, то не останавливаемся, тут же продолжаем искать дальше.

Такими поисками предприятию, по словам Остапенко, уже удалось победить инфляцию и курс валют — себестоимость карельских окатышей за последние три года действительно не выросла ни на рубль. При этом предприятие прибыльно и стабильно. К слову, в Карелии это единственное крупное промышленное производство, работающее с прибылью. Спрашиваем: «Как так?» И снова тот же ответ: «Люди».


Сергей Могучий

Сергей Могучий,
и.о. начальника участка ремонта подвижного состава, управление железнодорожного транспорта

— Понимание коллектива — вот в чем формула успеха для каждого человека на работе. Надо, чтобы все были сплочены — постоять могли друг за друга, помочь. Чтобы никто никого не подставлял. Доброта, понимание и уважение всегда нужны. Без них невозможно выполнение никаких производственных показателей. А для нас они — главное.


Достояние 2-4

 

— Я искреннее убежден, что на «Карельском окатыше» все дело в культуре, — говорит финдиректор, — в культуре людей, которые здесь работают и каждый день на своем рабочем месте делают чуть больше, чем от них требуется. Мы называем это вовлеченностью.

Понятие «вовлеченность» как часть производственной культуры придумали не в Костомукше. Это инициатива «Северстали» — крупнейшей в мире сталелитейной и горнодобывающей компании, в состав которой «Карельский окатыш» вошел в конце 90-х. Вспоминая, как фактически погибали до «Северстали», здесь говорят: повезло. Это значит, что предприятие, хорошо знающее, что такое системный кризис (когда зарплату платят «ершовками», в честь тогдашнего гендиректора Ершова), искренне приняло правила, ценности и политику крупной мировой компании.

Искренность эта имеет совершенно конкретные показатели. Их измеряют каждый год с помощью анонимного анкетирования. Участвуют почти 100% сотрудников. Отвечают на 59 вопросов по шестиступенчатой шкале: от «совершенно согласен» до «категорически не согласен».

Оценивают практически все, что так или иначе связано с работой: высшее руководство, непосредственное руководство, зарплату, соцпакет, обучение, признание, баланс между рабочей и личной жизнью, условия труда. Из этих оценок и выясняется, насколько сотрудники «Карельского окатыша» «вовлечены».


Сергей Черкашин

Сергей Черкашин,
врио мастера в депо, управление железнодорожного транспорта

— У людей на «Карельском окатыше» есть заинтересованность в работе. Как генеральный директор у нас сказал: работа и люди — на первом плане. Техника у нас обновляется. И все, кто давно работает на предприятии, искренне стремятся к лучшему. У нас коллектив уже сработался, мы друг с другом всегда советуемся, устраиваем что-то типа мозговых штурмов: собираются руководители, каждый свое мнение высказывает, и в течение нескольких минут решается любая проблема.


Достояние 2-5

 

В этом году, по официальным данным, «вовлеченность» — 71%. Формально она определяется как «эмоциональное и интеллектуальное состояние работника, которое позволяет ему работать как можно лучше», — так считают в дирекции по персоналу. А генеральный директор «Карельского окатыша» Максим Воробьев находит слова, чтобы объяснить затейливое корпоративное понятие совсем просто:

— Для вовлеченного человека наша компания — родная.

— Что значит «родная»?
— Когда я захожу в подразделение, где много лет отработал, то узнаю запах: это мой цех. На борт карьера приезжаю, смотрю на эту мощь — вроде и привык уже, а гордость по-прежнему возникает. В офис утром прихожу, с людьми здороваюсь и чувствую, что они для меня близкие. Так можно чувствовать себя только на родном предприятии.

На этом лирика заканчивается, и начинаются факты. Для того чтобы это родное для кого-то предприятие продолжало существовать, его объем инвестиционных программ был увеличен с 3,5 миллиарда рублей в 2015 году до 5 миллиардов в 2016-м. Причем половина этих денег — инвестиции, направленные на развитие: и снижение затрат, и повышение производительности техники. Совсем недавно, например, запустили проект сгущения хвостов и мини-котельные, позволяющие экономить на мазуте. Сейчас работают над производством теплоэнергии из торфа.

Оставшуюся часть денег тратят на обновление устаревающего оборудования. Половина вложений окупается меньше чем за пять лет, и это очень хороший показатель. Здесь такой подход называют практикой разумных инвестиций.

Но горнодобывающая отрасль — это всегда игра вдолгую. В этом бизнесе важно вкладываться на десятилетия вперед. В первую очередь — в месторождение, в развитие запасов.


Станислав Бекерис

Станислав Бекерис,
оператор пульта управления 5-го разряда, управление производства концентрата и окатышей

— Я слежу за технологическим режимом при обжиге. У нас главное, чтобы без происшествий все было. Иначе домой вернешься с седыми волосами. Деньги для меня не главное. Зарплата зарплатой, но важнее общение с людьми.


Достояние 2-6

 

Геологическая служба у «Карельского окатыша» своя. Так сложилось исторически. И сегодняшнее руководство ГОКа продолжает делать капитальные вложения в геологоразведку.

— Очевидно, что нынешний менеджмент — не временщики, — считает начальник цеха по производству геологических работ Лариса Максимович. — Инвестиции в геологию окупаются в лучшем случае через десятилетия, и, тем не менее, у нас они растут. Сейчас, когда качественный состав продукции меняется, полноты первоначальных данных уже не хватает, мы запускаем все новые проекты разведки.

Иными словами, когда на первый план выходят не объемы производства, а новая продукция для конкретных заказчиков, геологи становятся еще нужнее. Тем более что именно они определяют, сколько лет у предприятия впереди.


Андрей Марченко

Андрей Марченко,
машинист экскаватора 8-го разряда, рудоуправление

— Предприятие успешно, потому что оно развивается. А от нас нужен опыт. Я здесь отработал почти 25 лет, и в моем деле это важно. Вот возьмем помощников. Ему надо лет пять, чтобы он начал более-менее хорошо работать. А кто ему поможет опыт приобретать? Руководители. Меня машинисты-инструкторы всему научили в свое время. Они и сейчас есть, помогают очень.


Достояние 2-7

 

Изначально в Костомукше рассчитывали на 30-40 лет жизни комбината. Они уже истекают. На вопрос: «Какие перспективы?» Лариса Максимович отвечает: «Очень хорошие. Мы сделали сейчас разведку глубоких горизонтов, руда есть. Еще минимум на 30 лет». Дальше все будет зависеть от развития технологий добычи и переработки. Оборудование развивается так быстро, что едва удается заглянуть даже на три года вперед. Так, например, сейчас главная технологическая дискуссия на комбинате ведется вокруг способа доставки руды из карьера на поверхность. Чем глубже карьер, тем дороже встает транспортировка самосвалами. Речь ведут о строительстве конвейеров. Пока что на уровне обсуждения идеи.

«От количества мы сейчас идем к качеству», — так расшифровывает принцип работы «на заказчика» начальник участка геологоразведочных работ Людмила Кудряшова. Она на комбинате с 1972 года. И признается, что если бы кто ей тогда сказал, что кроме основного, Костомукшского, месторождения здесь будут заниматься еще и вторым, Корпангским, не поверила бы.

— В наши времена, если ты в институте на экзамене называл запасы по железу в миллионах тонн, с тобой даже не разговаривали. Серьезным считалось месторождение от миллиарда. Костомукша у нас — 1 млрд 200. А Корпанга — всего 300 миллионов. Раньше смеялись, а сейчас разрабатываем.

Людмила Николаевна уверена, что если бы не разведали Корпангу, комбинат бы уже сейчас пришлось закрывать, а людей вывозить. Корпангские руды, в отличие от костомукшских, однотипные, легко обогащаются, с ними проще работать: «Как на игле на них теперь сидим. Руда — понятие экономическое».


Андрей Дементьев

Андрей Дементьев,
помощник машиниста экскаватора, рудоуправление

— Для предприятия главное — это слаженность работников, единство, команда. А для меня — чтобы была вакансия машиниста экскаватора. Я ее очень жду, надеюсь на перспективу. Я к этой работе стремлюсь — пытаюсь грузить самосвалы, повышать производительность. Это и для предприятия хорошо, и я себя как-то проявляю.


Достояние 2-8

 

К месторождениям «Карельского окатыша» экономика безжалостна. По сравнению с другими горнодобывающими предприятиями здесь высокий коэффициент вскрыши. «Мы должны обрабатывать больше пустой породы, чтобы достать руду», — объясняют специалисты.

Это значит, что сил на снижение себестоимости у карельского ГОКа уходит в разы больше, чем у конкурентов. Тяжелый северный климат тоже не облегчает жизни предприятию. А когда еще и цены на готовую продукцию на мировом рынке стали падать, на «Карельском окатыше» решили: за рентабельность в двадцать первом веке надо бороться так же, как боролись за объемы в веке двадцатом: любой ценой, кроме человеческой жизни.

Так запустили программу «Идеальное предприятие». Ее суть в том, чтобы работать максимально эффективно с минимальными издержками. Без смущения «Идеальное предприятие» здесь называют мечтой. Но добавляют: мечта, наполненная действиями.

— Идеальная картинка — это наши цели по себестоимости, по нашим затратам, по объемам производства, по безопасности, — объясняет Максим Воробьев. — Есть программа достижения этих целей. Предприятие называется идеальным, потому что каждый год цель пересматривается. Мы смотрим на специальной диаграмме на свои позиции относительно конкурентов и ставим задачу стать лучше, чем они.


Михаил Кондраков

Михаил Кондраков,
начальник управления производства концентрата и окатышей

— Первый секрет успеха — любовь к своей работе. Второе — желание развиваться и быть лучшим. А третье — это работа команды, друзей, с которыми ты идешь не просто по работе, а по жизни вместе.


Достояние 2-9

 

В свое время программа «Идеальное предприятие» потребовала изменений и новых стандартов буквально во всех сферах деятельности комбината. К решению многих вопросов подходили не просто жестко — бескомпромиссно. Начали бороться с травмами на производстве — стали увольнять за сокрытие несчастных случаев. Решили повысить трудовую дисциплину — установили на главных проходных алкотестеры. Взялись искоренять коррупцию — менеджмент стал проходить тестирование на полиграфе. За ложь по результатам — увольнение.


Александр Бондарев

Александр Бондарев,
начальник участка службы ремонтов энергооборудования отделения производства окатышей управления производства концентрата и окатышей

— Формула успеха «Карельского окатыша» — желание работать, развиваться и производить действительно нужную и высококачественную продукцию. Вообще, желание поставить цель и реализовать ее — это и есть секрет успеха в жизни. Потому что если цель поставлена, но нет желания, ничего не получится. А если эти факторы совпадут, то все будет хорошо.


Достояние 2-10

 

За последние 10 лет штат «Карельского окатыша» сократился почти на 40%. В первую очередь избавлялись от непрофильных активов, затем рабочие руки высвободила более совершенная техника. Сравните: объем ковша экскаватора, вынимающего руду, увеличился в последние годы в пять раз: с 5 до 25 кубических метров. Конечно, за такими изменениями приходит оптимизация. Администрации от нее тоже «досталось».

Например, в финансовой дирекции раньше было сто человек, а теперь — десять. В итоге сокращений, изменений и технического перевооружения кризис 2015 года прошли практически без потерь. Оказались готовы. «А четыре года назад, до начала реализации программы «Идеальное предприятие», нам, наверное, пришлось бы просто закрыться», — признается Максим Воробьев.

Он говорит, что когда комбинат ставит очередную амбициозную, «идеальную», цель, то чаще всего не знает, как будет ее достигать: «Мы формулируем, а потом начинаем искать. Все вместе». Причем для таких поисков здесь тоже есть особые механизмы — опять-таки благодаря корпоративным практикам «Северстали». Например, конкурс «Фабрика идей»: любой сотрудник предприятия может внести свои рационализаторские предложения и быть уверенным, что их рассмотрят. Лучшими воспользуются и скажут «спасибо»: в прошлом году победителю подарили снегоход, в этом — лодку с мотором.


Александр Комаров

Александр Комаров,
начальник участка службы ремонтов энергооборудования отделения производства концентрата управления производства концентрата и окатышей

— Комбинат ценит своих сотрудников, поэтому он успешен. Сейчас ведется много работы по вовлеченности. Руководители стараются помочь подчиненным развиваться. И сами развиваются. Важно идти вперед и участвовать в решении всех задач, какими бы сложными они ни были.


Достояние 2-11

 

— Здесь никто не верит в большого, недоступного начальника, который придет и решит все проблемы, — финансист Сергей Остапенко объясняет нам, как выстроена иерархия на комбинате. Двери менеджмента открыты: есть предложения, пожелания — обращайся. Но при этом, когда наступит твоя очередь отвечать, будь добр, не перекладывай ответственность на соседа.

— Вы лично когда в последний раз видели рабочих из цехов?
— У нас есть регулярные встречи, называются «Час развития». По пятницам в обед ребята с фабрики собираются и задают руководству вопросы, которые их волнуют. Недавно я на такой встрече как раз выступал.

— Здесь много говорят о ценностях «Карельского окатыша», какие они?
— Главное, конечно, — это люди и их безопасность. Мы должны ее гарантировать. Чтобы человек шел на работу и знал, что вернется домой здоровым. Второе — работа в команде. Результат работы предприятия зависит он каждого без исключения. Третье — это эффективность. Очень важно не просто делать правильные вещи, но делать их правильно. Большое значение имеет внимание к клиентам, от которых прямо зависят настоящее и будущее предприятия. Для нас все это не пустые слова. На них здесь строятся взаимоотношения. Их разделяют акционер, руководители, рабочие.

Заканчиваем разговор уже на ходу, Остапенко, спускаясь по лестнице административного здания, крепко держится за перила. Так полагается делать в цехах — по технике безопасности.

— Зачем вы держитесь, лестница ведь обычная?
— Это уже на автомате. У нас так делают все.


Андрей Демидов

Андрей Демидов,
оператор котельной, и.о. мастера смены, энергоуправление

— Успех ГОКа — в его стабильности, в развитии его: все вместе всегда идем вперед. В интернете читаешь про другие предприятия: кто банкрот, кто закрылся. А комбинат с каждым годом все лучше. Новые программы вводятся. В моей профессии важны коммуникабельность и отзывчивость. Нам надо быть дружными. И простыми — это самое главное.


Лариса Максимович

Лариса Максимович,
начальник цеха по производству геологических работ в карьере

— Секрет успеха «Карельского окатыша», во-первых, в очень четких целях. Они понятны, и их надо выполнять. Какие у нас цели? Выжить и служить России. На моем рабочем месте, я считаю, успех — это коллектив. Я ему доверяю. Мы часто решаем задачи, которые бывают не под силу целым институтам. У нас принято предлагать. Свои идеи и себя в качестве исполнителя. Пусть даже ты ошибешься, но это все равно лучше, чем промолчать.


Евгений Борисов

Евгений Борисов,
мастер производственного участка управления производства концентрата и окатышей

— Коллектив — это даже не 90, а 100% успеха предприятия. Товарищей, с которыми ты работаешь, надо уважать. И, конечно, для нас важна профессиональная подготовленность: знание своего дела, оборудования. Производство должно работать. Чем лучше оно работает, тем лучше мы живем.


Максим Воробьев

Максим Воробьев,
генеральный директор

— Формула успеха нашего предприятия — это наши люди. Кто такой наш идеальный сотрудник? Это человек, который вовлечен в деятельность компании, он стремится здесь работать, не хочет уходить, хорошо отзывается о комбинате. И, соответственно, сил для собственного развития и развития предприятия он прилагает чуть больше, чем от него требуют.


Надежда Николаевна Носкова

Надежда Николаевна Носкова,
заместитель начальника управления производства концентрата и окатышей по социально-административным вопросам

— Наш успех — в самой команде, в людях. Команда — это все мы, начиная от генерального директора и заканчивая любым слесарем самого низкого разряда. Когда мы вместе, мы свернем горы. Я работаю здесь 38 лет. Дочери мои тут трудятся, зятья. Для меня комбинат — это все. Это мой второй дом. Для меня тут все родное.



«Достояние республики» — новый промышленный проект информационного агентства «Республика Карелия». Это серии индустриальных репортажей с промплощадок Карелии: мы идем в цеха и административные кабинеты, чтобы понять главное: на чем сегодня стоит Карелия. Оцениваем промышленный фундамент республиканкой экономики своими глазами.

Стартуем на «Карельском окатыше». Это крупнейшее и уникальное предприятие. Его успех – беспрецедентный пример, доказывающий, что региональный бизнес даже в условиях кризиса может быть основой существования не только города, но в перспективе и целого края. Месяц мы будем рассказывать вам о костомукшском ГОКе: что такое окатыш, как и зачем его добывают: весь процесс в цифрах и фактах. Какие профессии здесь главные – чтобы понять, это мы спустились глубоко в карьер и поднялись в кабину экскаватора: у него высота семиэтажного дома и ковш на 50 тонн породы. Мы поговорили с менеджментом комбината: зачем вы заставляете всех по утрам дышать в алкотестер, а сами проходите через детектор лжи?

В общем, если коротко: хотите понять, что будет с вами завтра? Читайте, чем живет промышленность сегодня.

История подвиги: Петрозаводск изначальный