Два богатыря

Машинист Андрей Марченко смотрит на мир свысока: кабина нового экскаватора «Святогор» устроена на высоте пятого этажа. Ковш за ковшом, БелАЗ за БелАЗом – смена двенадцать часов. Южный карьер Костомукшского ГОКа в нашем промышленном проекте «Достояние республики».

— Смены у нас с восьми до восьми. Две дневных  — выходной — две ночных — два выходных. Это самый лучший график. Я почти 25 лет на карьере, а лучше графика не было!

— Зарплатой довольны?

— А кто когда бывает доволен? 27 аванса, плюс 45-50 ещё в зарплату, это больше семидесяти выходит.

Андрей Марченко, машинист экскаватора восьмого разряда (выше — не бывает). Фото: Игорь Георгиевский

Андрей Марченко, машинист экскаватора восьмого разряда (выше — не бывает). Фото: Игорь Георгиевский

Рабочее место Андрея Марченко — Южный карьер, здесь сегодня ведёт разработку железной руды «Карельский окатыш». За смену машинист экскаватора загружает больше ста рейсов. Породу везут большие БелАЗы (по паспорту такой самосвал вмещает 226 тонн породы).

Все переговоры с водителями — по рации. Шесть каналов: первый — начальник смены и экскаваторные бригады; второй — железная дорога, локомотивы; третий — ГТДМ, горная техника и дорожные машины (бульдозеры, грейдеры, погрузчики); четвёртый — белазисты; и так далее. На каждый цех свой канал. Никаких посторонних разговоров (но рыбалка — разговор не посторонний!).

 

— Начинал я с восьмикубового экскаватора, работал на десятикубовых. И вот сейчас сел на двадцать, — говорит Андрей Владимирович. — Эта машина сделана для людей. И то, как кабина устроена, и управление. Красота, не работа!

Двадцать кубометров — это объём ковша, 50 тонн породы. Пять ковшей — БелАЗ загружен. Следующий!

Новый экскаватор — ЭКГ-20КМ — российский, Ижорские заводы постарались. Собран в Костомукше полтора месяца назад (доставлен, понятно, частями). Сейчас на «Карельском окатыше» сборщики работают над второй такой машиной.

Экскаватор

Художник Игорь Фомин

Экскаватор применяется для разработки скальных, полускальных и рыхлых горных пород, при проведении работ по добыче полезных ископаемых открытым способом. Новая машина полностью спроектирована с применением 3D, новейших технологий и материалов.

ЭКГ-20КМ укомплектован современным электродвигателем переменного тока с микропроцессорной системой управления (работает от электрокабеля, 6 тысяч вольт).

Узлы и агрегаты спроектированы так, чтобы обеспечить возможность ремонта в полевых условиях (без транспортировки на специальные ремонтные площадки).

— Самая высокая часть экскаватора 25 метров, как семиэтажный дом примерно. Кабина на высоте 4-5 этажа.

— Высоты, как я понимаю, вы не боитесь?

—  Да я сам на восьмом живу! Полезли?

 

— Ух ты, прямо на компьютерный экран у вас весь обзор выведен!

—   А как иначе! Итак, что мы здесь видим? Высота забоя. Забой. Это камера заднего вида, это — камера кузова (барабана). И лестница.

— Управлять сложно?

— Для меня — как игра компьютерная: два джойстика. Правый в основном всегда подъем и поворот. Левый — напор, возврат. Ну и сигнал открывания днища.

— Вы амбидекстр? Правой-левой одинаково владеете?

— Ну почему? Привык просто всё делать двумя руками одновременно. Это как на гитаре играть!

 

— Андрей Владимирович, почему ваш экскаватор — «Святогор»?

— Ну не звать же его ЭКГ? У нас есть парень, Володя Скворцов, он несколько раз расписывал экскаваторы картинами: белый медведь, голова орла, карел на лодке с выловленной щукой. Недавно Халка нарисовал на карьерном самосвале. А у меня — Святогор!

Владимир Скворцов, машинист экскаватора:
– Коллеги — экипаж новой машины — попросили меня придумать что-то мощное и интересное. По-моему, Святогор отлично подошёл.

Рисовать было непросто: большая площадь плюс высота. Художник перевел рисунок на стену экскаватора маркером (копируя его по квадратам), а уже затем использовал краски.

Рисунок всегда оживляет машину, считает художник. Фото: Игорь Георгиевский

Рисунок всегда оживляет машину, считает художник. Фото: Игорь Георгиевский

— А по-моему, Андрей Владимирович, это вы на картине.

— Почему я-то?

— Похожи! Даже каска есть. Только бороды не хватает.

— А очки? Куда мы без очков-то? Безопасность!


«Достояние республики» — новый промышленный проект информационного агентства «Республика Карелия». Это серии индустриальных репортажей с промплощадок Карелии: мы идем в цеха и административные кабинеты, чтобы понять главное: на чем сегодня стоит Карелия. Оцениваем промышленный фундамент республиканкой экономики своими глазами.

Стартуем на «Карельском окатыше». Это крупнейшее и уникальное предприятие. Его успех – беспрецедентный пример, доказывающий, что региональный бизнес даже в условиях кризиса может быть основой существования не только города, но в перспективе и целого края. Месяц мы будем рассказывать вам о костомукшском ГОКе: что такое окатыш, как и зачем его добывают: весь процесс в цифрах и фактах. Какие профессии здесь главные – чтобы понять, это мы спустились глубоко в карьер и поднялись в кабину экскаватора: у него высота семиэтажного дома и ковш на 50 тонн породы. Мы поговорили с менеджментом комбината: зачем вы заставляете всех по утрам дышать в алкотестер, а сами проходите через детектор лжи?

В общем, если коротко: хотите понять, что будет с вами завтра? Читайте, чем живет промышленность сегодня.

Хорошие карельские книги. Почти даром