Формула судьбы

В большой семье Лазаревых 12 учителей, и почти все — математики. Их общий педагогический стаж – почти 400 лет. Никто из них не может объяснить, почему все четверо детей пудожского кузнеца Лазарева захотели работать в школе. Говорят, судьба такая.

ФС-2

Первое поколение династии объединяет желание учиться, способность к постоянному системному труду и отсутствие запроса на богатую жизнь. Им было не трудно ходить на работу за 4 километра от дома и даже годами арендовать для жизни семьей обычную школьную теплицу.

Семья Лазаревых включает в себя фамилии Полетухины, Сладкие, Димитровы, Загородние и Макаровы. Больше всего в семье учителей математики (7 из 12). Все остальные – учителя информатики, истории, физики, начальных классов, биологии и трудового воспитания.

династия

Петр Васильевич, основатель династии, живет в Пряже. Его небольшая квартира находится в блочном доме на окраине поселка. Дом строили студенты из Новочеркасска и допустили много ошибок, поэтому не все коммуникации хорошо работают. Петра Васильевича это не беспокоит. В его комнате все компактно и все под рукой – фотографии близких людей в серванте, икона бабушки, которая в детстве спасла его от смертельного укуса змеи, на стене – ковер с Андреевским флагом и детским рисунком крейсера в память о службе на флоте, на столе — лекарства. Петру Васильевичу 87 лет.

Петр Васильевич окружил предметами, напоминающими ему прошедшее. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Петр Васильевич окружил предметами, напоминающими ему прошедшее. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Похожим образом устроена и квартира сестры Петра Васильевича Зинаиды Васильевны в Петрозаводске. Все очень скромно. Знал ли кузнец Василий Лазарев, что выученные им дети никакого богатства за жизнь не накопят?

Петр

— Почему вы решили стать учителем?

— В 1945 году я перешел в 8-й класс Пудожской школы. Для того чтобы продолжать обучение в старших классах, нужно было платить деньги. Наша семья жила скромно: мама с бабушкой поднимали четверых детей, отец был на фронте.

Плата за обучение в старших классах средних школ и вузах СССР была введена в октябре 1940 года, а отменена 10 мая 1956 года. Обучение в столичных школах стоило 200 рублей в год, в провинциальных – 150, а за обучение в институте уже приходилось платить 400 рублей в Москве, Ленинграде и столицах союзных республик, и 300 – в других городах. Годовая плата примерно соответствовала средней месячной номинальной зарплате советских трудящихся в то время: в 1940 году она составила 338 рублей в месяц.

— Я решил поступать в педучилище. Я бывал там на вечерах, и мне нравилась атмосфера. И еще мне нравились мои учителя. Это были последние представители преподавателей земского типа. Они прекрасно знали предмет и умели привить у учеников к нему любовь. Кроме того, в педучилище давали стипендию.

Хватало денег?

— Я всегда – и здесь, и потом в институте — учился на повышенную стипендию. И мы немножко прирабатывали – разгружали вагоны, например.

Петр Васильевич говорит, что отец был настолько искусным кузнецом, что мог делать рессоры для автомобилей. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Петр Васильевич говорит, что отец был настолько искусным кузнецом, что мог делать рессоры для автомобилей. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

После окончания училища Петр Лазарев получил направление в новую школу в Хямекоски, деревне в Сортавальском районе. Оттуда его призвали в армию, на Северный флот. Должность во время службы была секретной – шифровальщик. В 1957 году, после демобилизации, Петр Васильевич заочно оканчивает пединститут и становится дипломированным специалистом по преподаванию истории в учебных заведениях.

До 1974 года Петр Лазарев работает в Пудоже и его районе. Был одновременно учителем и инспектором роно. Потом стал заместителем директора по учебной части в школе, в которой когда-то сам и учился.

В 1974 году у Петра Васильевича случился конфликт с секретарем райкома, и семья переехала по министерскому направлению в Пряжу.

— По характеру я непрогибаемый, привык добиваться всего не по протекции, а своим трудом. Пришлось уехать в Пряжу, в школу, где был прекрасный педагогический коллектив.

 

25 лет Петр Васильевич был директором Пряжинской средней школы. При нем жизнь учеников значительно изменилась. Директор связывает изменения с тем, что его коллегами были грамотные профессиональные люди. При этом коллектив больше чем на четверть был мужским – феномен!

 Рассказывает Петр Васильевич: — Школа, как сейчас говорят, стала инновационной. Первым делом мы ввели для старшеклассников курс автодела, заменив им занятия металлообработкой. До сих пор все парни с 5-го по 8-й класс сверлили, резали и шлифовали железки – тоска! А у меня в Пудоже был опыт по организации автодела для мальчиков. Шофер свой всем нужен. Я договорился с партнерами, шефами, нам дали технику, мы купили тренажер автомобильный, оборудовали автодром. В 1956 году начались занятия. В то время мы по 130 человек выпускали – было кому работать!

— А для девочек что было?

— Девочки выпускались медсестрами. Потом открылась швейная фабрика. Нам передали швейные машины, и мы сделали мастерскую. И по торговому делу часть ребят обучали.

Директорская решительность никуда не делась. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Директорская решительность никуда не делась. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

А почему школа считалась инновационной?

— В 1976 году мы открыли 4-летнюю начальную школу с нулевыми классами. Совет Министров разрешил это  в порядке эксперимента. А в России четырехлетнее начальное образование появилось только в 1984 году. На базе нашей школы организовали класс для детей с ЗПР, чтобы обучать их в поселке, а не отправлять далеко от семьи в интернат. Они общались с другими школьниками, посещали кружки, участвовали в соревнованиях. У них речь развивалась!

Школа была также опытной площадкой института самоусовершенствования учителей. Наши педагоги участвовали в семинарах и конференциях. Библиотека в школе огромная была, одна из лучших в республике.

Посмотреть на то, как устроена наша школьная жизнь, возили иностранные делегации.

 — Почему вы ушли из школы?

После «ельцинской свистопляски» я сдал сдавать. Ушел работать в детский дом. Три года там занимался с ребятами любимым делом: ходил с ними в походы – пешком, на велосипедах. Мы добирались до памятных мест в нашем районе, ходили даже на Бесов Нос смотреть петроглифы.

Хельми

Хельми Михайловна Лазарева – жена Петра Васильевича. Тоже педагог, математик.

Рассказывает Петр Васильевич: — Однажды я выступил на одной из партийных конференций довольно нехорошо, глуповато. И она меня отбрила, хотя я и был работником высшей категории. Потом ходили на танцы. Потом я залез на дикую яблоню под окнами ее работы, нарвал яблок и принес ей. Все сказали: «Ну, жди свадьбу!»

Что вам в ней нравилось?

— Она поражала неординарностью и прямотой суждений. Блокадница, дочь репрессированного. В 1937 году её отца расстреляли по навету соперника.

Свадьбу сыграли в 1961 году. Колец не было – трудные годы. Райком партии дал машину и двух фотографов, которые обычно ездили по районам и фотографировали на лесопунктах рабочих на комсомольские билеты.

Хельми Михайловна в пудожском интернате. Коллеги и дети считали ее лучшим математиком на свете. Фото из личного архива Лазаревых

Хельми Михайловна в пудожском интернате. Коллеги и дети считали ее лучшим математиком на свете. Фото из личного архива Лазаревых

В Пряже Хельми Михайловна оставила специальность математика и стала воспитателем в Пряжинском интернате. Её педагогический стаж – 45 лет.

Зинаида

Зинаиде Васильевне Полетухиной (Лазаревой), сестре Петра Васильевича, в июле 2017 года исполнилось 80 лет. Она окончила школу через год после брата Анатолия.

Зинаида Васильевна – хранительница семейной истории. Фото: ИА «Республика» / Михаил Проскалов

Зинаида Васильевна – хранительница семейной истории. Фото: ИА «Республика» / Михаил Проскалов

— Родители сказали, что им двух не выучить. Но я все равно пошла учиться. Правда, на агронома, а не на учителя. Поступила, экзамены сдала в университет. И вот мы с братом друг за другом учились. На третьем курсе он женился, а на пятом у него появился ребенок. На двоих нам присылали 100 рублей. Это были небольшие деньги, но из дома мы привозили картошку, овощи, рыбу.

Чтобы получать стипендию, нужно было учиться без троек. Мы старались! Если по физкультуре не могли нормы сдать, ходили бегать в ямку пединститута. В общем, жизнь хорошая была. Обедали мы в университете, а завтрак и ужин – в общежитии. С каждой стипендии маленький тортик покупали. Стипендия была на последнем курсе 180 рублей.

Зинаида Лазарева с мамой и папой. Фото из личного архива Лазаревых

Зинаида Лазарева с мамой и папой. Фото из личного архива Лазаревых

Когда мы приехали, еще не было общежития, оно только строилось. До Нового года мы ходили убирать помещения в будущем общежитии. А с сентября до января 1955 года жили все вместе в спортивном зале. Нас было 55 человек.

Общежитие было в соседнем с университетом здании, потом там открыли профилакторий. Студенты сельхоза жили на четвертом этаже, математики — на пятом. Лесники занимали второй этаж. Каждую субботу в красном уголке устраивали вечера.

В то время вовсю следили за порядком. Каждый день проверяли, нет ли пыли на кроватях и на тумбочках. Проверял профсоюз. Каждый день!

Зинаида Васильевна с детьми брата Анатолия, которые первые годы провели в том же университетском общежитии. Фото из личного архива Лазаревых

Зинаида Васильевна с детьми брата Анатолия, которые первые годы провели в том же университетском общежитии. Фото из личного архива Лазаревых

Зинаида Лазарева окончила Петрозаводский университет и получила специальность «ученый-агроном». Приехала в совхоз «Пудожский», но проработала там только 4 месяца – позвали в школу. Судьба!

Рассказывает Зинаида Васильевна: — Тогда старшеклассники в Пудоже учились параллельно на полеводов-механизаторов и овощеводов. Меня взяли в школу завучем производственного обучения. Специальность-то моя! Я должна была не только вести уроки полеводства и овощеводства, часть биологии, но и организовывать после уроков практику. Проработала я год и поступила заочно в пединститут на биофак. Кое-что мне зачли, поэтому я училась три года, а госы сдала за одно лето. Университет закрывался в 11 часов вечера. Я каждый день сидела до 11 часов в библиотеке – готовилась к экзаменам. Дома оставались двое маленьких детей.

— Вы работали в той же школе, что и Петр Васильевич?

— Да, он мне еще помогал участок пахать. У меня участок был при школе и еще в совхозе. Муж, который в этой школе работал трудовиком и физиком, помогал делать мне инвентарь.

Владимир Полетухин с родителями жены. Фото из личного архива Лазаревых

Владимир Полетухин с родителями жены. Фото из личного архива Лазаревых

В это время в Пудожской школе одновременно работали четыре представителя одной семьи. Был момент, когда к ним присоединился еще брат Анатолий с женой Валентиной, которая тоже была математиком.

В Пудожской школе Зинаида Васильевна и ее муж Владимир Дмитриевич проработали вместе 16 лет. Он был завсекцией трудовиков, она — завсекцией биологии.

Как вы познакомились с Владимиром Дмитриевичем?

— Он пришел в школу через год после меня. В конце августа я зашла в мастерские, смотрю, какой-то новый человек, трудовик. Так переглянулись — и только и всего. Короче говоря, через неделю было совещание, мы сели рядом, а потом пошли на танцы в Дом культуры. С сентября до апреля погуляли, а потом родители Володи говорят: «Женись, а то ей далеко ходить на работу». Мы жили в 4 километрах от Пудожа, и я каждый день ходила на работу и обратно пешком.

ФС-1

Через 16 лет Зинаида и Владимир Полетухины переехали из Пудожа в Петрозаводск. Устроились на работу в школу № 3.

Рассказывает Зинаида Васильевна: — Я преподавала биологию, заведовала школьной теплицей и участком. Мы всегда были на первом месте по организации пришкольного хозяйства.

 — А где вы жили?

— Поначалу мы жили у золовки, сестры мужа. А потом нам разрешили жить в теплице. Директор школы разрешил. По субботам ездили мыться к родственникам.

Как это в теплице?!

— В теплице было просторно — 27 кв. метров. Мы стол поставили, плитку. Готовили там. Дочки стеснялись, потому смотрели по утрам через занавесочку, не идут ли одноклассники. Если нет – бегом бежали в школу. Они учились в 6-м и 7-м классах.

 

Та самая теплица. Фото из личного архива Лазаревых

Та самая теплица. Фото из личного архива Лазаревых

— И сколько вы так жили?

— Четыре года. А потом пошли в министерство просить квартиру хоть где-нибудь в пригороде. Сказали, что в любой школе можем работать. Заведующая гороно сказала, что подумает. И нам на Державина дали в старом доме двухкомнатную квартиру. Она была во дворе 4-й школы. Дом был очень старый, в этой квартире на 1-м этаже никто не жил, только собака. Полы проваливались. Мужчины организовались, подремонтировали. И мы жили там 7 лет. Девочки потом уехали. Одна поступила в Московский технологический институт, вторая – в  Питер на электротехнический.

Через три года Зинаида Васильевна с мужем перешли работать в другую школу. На Кукковке, в школе № 2 была вакансия заведующего теплицей. Причиной перехода стал конфликт. Как-то раз Владимир Дмитриевич не дал казенные стройматериалы на ремонт квартиры секретарю комсомольской организации школы. Началась травля, и педагог с 25-летним стажем ушел работать на завод. Его долго не отпускали, потому что много занимался с учениками – вел кружки судомоделизма и авиамоделизма, и самолеты запускал с ребятами. Зинаида Васильевна тоже не захотела остаться в 3-й школе и попросила перевод. В новой школе она проработала 22 года. У нее было 90 грядок и постоянное первое место в конкурсе пришкольных участков.

— Жалко, сейчас всего этого нет: ни теплиц, ни участков, ни слетов урожая, ни снопов, ни овощей.

Зинаида Васильевна и Владимир Викторович ни разу за всю жизнь не поссорились. Фото: ИА «Республика» / Михаил Проскалов

Зинаида Васильевна и Владимир Викторович ни разу за всю жизнь не поссорились. Фото: ИА «Республика» / Михаил Проскалов

Когда дочки уже были студентками, подошла очередь на квартиру. Семье понравилась квартира на улице Архипова. Добираться до работы нужно было с пересадками, но это ничего.

А машину не купили?

— Детей нужно было учить и одевать. Какие наши заработки?

Но дача-то есть?

— Сейчас нет. Дети покупали квартиру, попросили денег. А у нас ничего не было. Только дача – Володя сам ее построил из бруса, который дали как компенсацию за невыплаченные деньги по методлитературе. Дачу продали целиком, со всем урожаем. Жалко было, но зато помогли дочери. А теперь-то что? Деду – 82, мне будет 80.

Владимир Полетухин с рыжим котом. Фото из архива Лазаревых

Владимир Полетухин с рыжим котом. Фото из архива Лазаревых

— Вам не обидно, что вы всю жизнь трудились, но не нажили никакого богатства?

— Не обидно — хорошая такая жизнь получилась. Трудовая, все нормально. С мужем прожили 55 лет вместе и ни разу не поссорились. Детей вырастили.

Галерея славы трудовых династий — проект о лучших людях Карелии. О людях дела. Мы рассказываем о трудовых династиях строителей, фермеров, учителей, врачей. И приглашаем всех представителей династий принять участие в нашем проекте. Если на вашем предприятии есть люди, которые работают целыми поколениями, сообщите нам об этом по электронной почте rk@karelia.ru или по телефону +7-900-457-43-31. Давайте вместе рассказывать о тех, кем должна гордиться вся страна.

Абзац