Уток и основа

Алексея Прокина домотканые половики окружали с детства. Три года назад он решил нести окружающим уют в промышленных масштабах и купил ткацкий станок. Теперь половик ручной работы может заказать каждый: в полосочку, узорчатый, однотонный. Пряжи на всех хватит.

В подвальчике на Пушкинской царит внушительных размеров ткацкий станок. Не электрический – ручной: в старину в деревнях ткали примерно на таких же, разве что конструкцией попроще. Хозяин станка Алексей Прокин когда-то держал его дома, а когда квартира стала превращаться в склад для пряжи, снял отдельное помещение.

Теперь в подвале настоящая мастерская, в которой Алексей делает домотканые половики. Не дорожки и не коврики, а изделия широкие и добротные, хоть на пол клади, хоть на стену вешай. Такие окружали мастера в детстве.

— Я родом из Олонца, родители живут в квартире, но, кроме этого, у нас был дом в деревне – вот прямо в настоящей, карельской, там некоторые бабульки даже по-русски говорить не умели. У нас дома всегда были половики, вся эта культура глубоко во мне.

Алексей Прокин. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Алексей Прокин. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Работа у станка

В деревнях половики часто делают из тряпья: старых рубашек, занавесок, простыней. Такое изделие по умолчанию будет «бэушным», поэтому у Алексея в мастерской только новые материалы и никакой синтетики – хлопок.

— Основа делается из ниток, они натягиваются на станок, — объясняет мастер. – Они должны быть толстыми-толстыми, чтобы прям ух! Если делать половик на тонкой основе, он получается рыхлым.  Пришлось потратить много времени, чтобы найти в России хорошего производителя.

Поперечные ряды – или утóк – делаются из трикотажной пряжи. По сути, это полотно, разрезанное на узкие полосы и смотанное в бобины. Иногда нужного цвета в готовом виде нет, приходится покупать ткань и резать – работа долгая и трудная. Пришлось приноравливаться: ткань нарезается не ножницами, а специальным инструментом, чтобы времени уходило меньше.

Пряжу можно подобрать практически любого оттенка. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Пряжу можно подобрать практически любого оттенка. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Так выглядит готовый домотканый половик. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Так выглядит готовый домотканый половик. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов. Домотканый половик. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Мастер за работой. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Мастер за работой. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Заправка станка, кстати, дело тоже не быстрое. Сначала нитку наматывают на сновальную раму, потом разрезают, подвязывают и все отрезки натягивают на станок. В одиночку с этим не справиться, приходится работать вдвоем и втроем. Опытному ткачу, чтобы «насноваться» и натянуть нитки, нужно два-три часа.

— Мне повезло, я нашел отличный подержанный станок в Финляндии, который мне продали недорого, — говорит мастер. – Если покупать новый у производителя, он будет стоить около тысячи евро, со всякими прибамбасами – даже полторы. Причем в России на заводах такие станки не делают вообще, только если у мастера заказывать.

Ткацкий станок

Основные части станка:

  1. Батан – нужен для прибивания ниток утка, чтобы они плотно прилегали друг к другу и половик не расползался.
  2. Бердо – частый гребень, в который продеваются нитки основы.
  3. Ремизные ряды – с их помощью нити основы двигают вверх-вниз, чтобы между ними в определенном порядке пропускать нити утка. На станке Алексея таких рядов четыре – можно ткать и полосатые половики, и узоры. В движение ремизные ряды приводятся с помощью педалей.
  4. Навой – вал, на который намотаны нити основы. Еще один навой, кстати, есть в передней части станка, на него наматывается готовая часть половика.
  5. Челнок – инструмент, с помощью которого уточную нить прокладывают между нитями основы.
  6. Распялка, она же шпарутка – натяжитель, который помогает соблюдать постоянную ширину половика.

В плане техники Алексей практически самоучка. Кое-что ему показала финка по имени Хелена: она держала ферму, на которой он работал на сборе клубники, а в свободное время ткала половики. Остальное пришлось осваивать самому с помощью интернета.

Вообще-то Алексей энергетик, работает в «Карелэнерго». Половиками занимается в качестве хобби и поначалу немного его стеснялся. А потом решил: лучшие повара – мужчины, элитные портные – тоже мужчины, так чем хуже ткачество?

Если хочется поярче. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Если хочется поярче. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Та самая сновальная рама. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Та самая сновальная рама. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Вот такая "лапша" получается из нарезанной вручную ткани. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Вот такая «лапша» получается из нарезанной вручную ткани. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Штучный товар

Кроме Алексея в мастерской работают его жена Наталья и еще два помощника. Дело развивается уже три года.

— Я как мужчина, например, натягиваю пряжу, потому что это физически сложно. Разрезаю ее тоже я, потому что можно порезаться. А женщины занимаются в основном работой на станке.

Клиенты мастерской могут выбрать нужный цвет, размеры, рисунок. Максимальная ширина, которую позволят сделать станок, — 120 см, а максимальная длина – 40 метров. Такого, правда, у Алексея никогда не заказывали, обычно ограничиваются пятью-шестью метрами.

— Сколько мы сделали половиков за три года, я не считал, но, думаю, несколько спортзалов ими можно было бы застелить, — улыбается мастер.

У Алексея современный станок: бердо металлическое. В старину их делали из дерева. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

У Алексея современный станок: бердо металлическое. В старину их делали из дерева. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Домотканый половик: еще один вариант. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Домотканый половик: еще один вариант. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Заказов у мастерской не то чтобы много, половики – товар для ценителей. Но иногда наплыв клиентов такой, что часть приходится перенаправлять к знакомым ткачам из Олонца.

Алексей пробовал делать половики про запас и продавать через интернет, но идея оказалась не слишком удачной, так же, как и работа на ярмарках, особенно в больших городах.

— У меня был случай в Санкт-Петербурге, там шла двухдневная ярмарка. Народу полно, яблоку негде упасть. И вот подходит женщина, гладит половик, щупает, а потом спрашивает: «А что это? А куда его?» Я отвечаю: «Ну, половик же – на пол». А она: «И что, по такой красоте ногами ходить?!»

Теперь мастер со своей командой ездит только по небольшим ярмаркам, где люди хотя бы знают, что такое половик, а в основном работает на заказ. Когда изделие штучное и сделано на вкус клиента – это подкупает.

На челноке сразу две ленты - такую технику используют в Швеции, половик получается пестрым и более плотным. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

На челноке сразу две ленты — такую технику используют в Швеции, половик получается пестрым и более плотным. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

Абзац