Тонкая работа

Составить конкуренцию Китаю? Запросто! В маленькой мастерской в Петрозаводске Ольга и Евгений своими руками льют сувениры и украшения из бронзы. Упор делают на качество и эксклюзив.

Петрозаводские ювелиры

Фото: «Республика»/Николай Смирнов

— Наш самый главный конкурент – Китай. Почти все литье в наших магазинах оттуда, — улыбается Евгений.

Он и его девушка Ольга третий год создают в маленькой мастерской в Петрозаводске сувениры и украшения из бронзы.

Ольга Рябикова: — Я отучилась в КГПУ на факультете, связанном с дизайном. Мне всегда была творческая  стезя близка. Потом два года проработала в полиграфии, но чувствовала, что что-то не то.

Девушка случайно узнала про Красносельское училище художественной обработки металла и решила кардинально поменять свою жизнь. Отучилась экстерном: получила разряды ювелира-монтировщика и ювелира-гравера, а главное – уникальные навыки работы с металлом.

Петрозаводские ювелиры

Ювелир — штучная профессия. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Чтобы организовать свою мастерскую, Ольга прошла курсы в Центре занятости населения и получила 60 тысяч рублей на открытие бизнеса. Потом подала заявку на грант в мэрию: на развитие дела дали еще 300 тысяч.

На эти деньги купила оборудование: плавильную печь, вакуумную и пескоструйную установки, гальваническую машину. Но на первом месте в таком производстве — ручная работа.

— Оля у нас отвечает за тонкую, художественную работу, а я в основном за грубую работу: литье, копирование, обработку, — говорит Евгений.


Как работает ювелир?

Все начинается с мастер-модели. Ее делают либо сразу из металла, либо из модельного воска.

Петрозаводские ювелиры

Фото: «Республика»/Николай Смирнов

После – обрезинивание, это делает специальный аппарат. Резинка разрезается и с помощью инжектора туда заливается воск, получаются копии. Эти копии собираются на «ёлку».

Петрозаводские ювелиры

Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Следующий этап – формовка: «ёлку» заливают специальной смесью на основе гипса. Получается опока, ее ставят в муфельную печь. Там она проводит девять часов, из нее вытекает воск. В это время в плавильную печь заправляют металл. Расплавленный металл под вакуумом вливают в опоку. Она  размывается и остается такая же «ёлка», только уже из металла.

 

«Ёлку» отмывают вручную. После отпиливают, раскусывают изделия. Каждое из них ювелир обрабатывает вручную, снимает неровности. После проводят оксидирование (искусственное затемнение), чтобы выявить рельеф. На финише — очередная очистка и полировка.


В ассортименте петрозаводского ювелира серьги, перстни, сувенирные кошельковые мышки, карманные овечки, кулоны, колокольчики. В Карелии аналогов этой мастерской нет. Продукцию забирают два городских магазина. Немного продают и через интернет – в социальной сети. Клиенты — из Петрозаводска, Питера и Москвы. Несколько раз заказывали из-за границы: из Эстонии, Германии.

Петрозаводские ювелиры

Самый ходовой товар – кошельковые мыши. Их тут целые отряды. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

— Главный способ продвижения у нас – сарафанное радио, — рассказал Евгений. – Оборот небольшой, да мы и не ориентируемся на массовое производство. Мы развивали продажи в интернете, но столкнулись с тем, что наши разработки украли.

По словам мастеров, однажды через интернет у них заказали кошельковую мышь и кулон в виде штурвала (как и все другие изделия, они были эксклюзивным продуктом пары). Через какое-то время Ольга увидела их в продаже фирмы из Санкт-Петербурга.

— Они сильно потеряли в качестве, потому что у нас все-таки большая доля ручного труда. Мы вложили полмесяца работы только в одну мастер-модель, а они за пять минут все это скопировали и радостно торгуют, — возмущается Евгений.

Петрозаводские ювелиры

Штурвал работы петрозаводских ювелиров перестал быть эксклюзивом. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Поэтому часто мастера работают на заказ. Обычно заказывают в подарок.

— Так у нас появились зайчики. Мужчина попросил сделать для дочки на день рождения.

— Пришел как-то охотник с когтем. Он подстрелил медведя и ему хотелось сделать украшение для когтя. Сказал: «Все медведи, которые есть в интернете, злые, оскаленные, а я хочу, чтобы у меня медведь был спокойный, мирный».

Петрозаводские ювелиры

Сказано-сделано: мишка получился красивый, немного сказочный. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Через полгода пришел другой клиент с когтями. Его такой медведь не устроил, он, наоборот, хотел оскаленного. Так появилась линия медведей — на любой вкус.

Петрозаводские ювелиры

Фото: «Республика»/Николай Смирнов

В месяц Ольга и Евгений выпускают и продают пару сотен изделий. Этого хватает на жизнь. Но хочется расти и расширяться.

— Мы хотели бы работать с серебром, но у нас нет официального на это разрешения, — рассказала Ольга. – Для этого нужно встать на учет в пробирной палате. Ближайшая от нас — в Санкт-Петербурге. Нужно каждое изделие везти туда, ставить клеймо. Мы планируем к этому прийти.

Петрозаводские ювелиры

Экспериментальный серебряный колокольчик с овечкой. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

— Мы точно решили, что будем делать более сложные эксклюзивные изделия, которые сложно скопировать. Возможно, механические, — добавляет Евгений.

Но это все не близкие планы. Сейчас отказаться от массовых изделий невозможно — уйдут в убыток. Создание одного эксклюзивного изделия занимает несколько месяцев, вдвоем это просто невозможно.

Петрозаводские ювелиры

По словам мастеров, их главное конкурентное преимущество – в проработке деталей, тщательности. Они работают с бронзой на уровне ювелирных изделий. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

— Мы сейчас немножко завязли в своих старых моделях, — пояснил Евгений. — Чтобы иметь заработок, нам нужно определенное количество изделий продавать в месяц. При этом мы не успеваем расширять ассортимент, чтобы поддерживать интерес к нашей мастерской: времени не хватает. А чтобы кого-то нанять, не хватает дохода, хотя необходимость уже назрела. Да и достаточного уровня специалистов нет, их нужно обучать, а это тоже время и средства.

Но Ольга и Евгений знают, что все получится, в долгосрочной перспективе ювелиры хотят выйти на европейский рынок. Главное — любить свое дело.

— Для меня нет предела совершенству, — говорит Ольга. — Женя меня периодически за это ругает. Я получаю удовольствие от творчества, от работы с металлом, от процесса, когда придумываешь изделие у себя в голове и видишь итоговый результат, который соответствует ожиданиям.


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да, песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

Хорошие карельские книги. Почти даром
  • qwerty

    бронза крутой материал, наши предки финно-угорские в древности много что из него делали, советую тоже сделать что-то похожее, по тем же археологическим раскопкам)