Сколько ниточке виться?

На фабрике «Карельские узоры» могут вышить что угодно. Остается только продать. Директор компании Нина Алехина за 40 лет работы здесь пережила и расцвет производства, и перестройку, и банкротство. В проекте «Делаем в Карелии» рассказываем о единственном в республике предприятии народных художественных промыслов.

От рисунка – до утюга

Ассортимент фабрики «Карельские узоры» в Медвежьегорске – более 200 изделий. От обычных прихваток – до роскошных скатертей и платьев, украшенных вышивкой со старинным карельским орнаментом. Вышивают по льну на специальных машинах в двух техниках: тамбурным швом и строчкой.

Строчевая вышивка – очень древний вид крестьянского рукоделия, который объединяет в себе счетную вышивку, искусное ткачество и кружевоплетение. Сегодня его выполняют вручную с помощью специальной машины.

Тамбурный шов тоже известен со времен Древней Руси. Его выполняют специальной иглой, похожей на крючок. Игла прокалывает ткань, цепляет нитку и вытаскивает ее на лицевую сторону изделия.

Вместе тамбур и строчка — это ажурный узор или «монастырский шов».

Фабрика "Карельские узоры", Медвежьегорск

Так делают ажурную вышивку. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Вышивка начинается в кабинете художника. Узор вручную отрисовывают на миллиметровой бумаге. На бумагу накладывают кальку, по которой тонкой иголкой делают сколок. Этот процесс занимает несколько дней, а то и недель.

Художник Светлана Малыгина за работой. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Художник Светлана Малыгина за работой. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

В фондах «Карельских узоров» — сотни разных рисунков. Коллекция сформировалась за 90 лет работы фабрики. На их основе создают современные изделия.

— Многие наши узоры создавались по результатам экспедиций московского Института художественной промышленности в советские годы. Специалисты ездили по карельским деревням, срисовывали традиционные узоры, а у нас создавались образцы вышивки — таблицы, — рассказала директор фабрики Нина Алехина.

Фабрика "Карельские узоры", Медвежьегорск

«Этому полотенцу лет 200. Оно у нас как оберег», — говорит Нина Алехина о старинном рушнике с языческими символами. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

После того, как сколок будущей вышивки готов, кальку отправляют в закройный цех. Здесь рисунок «наводят» на ткань специальным раствором с синькой – для белой ткани, с зубным порошком – для цветной.

Теперь заготовку отправляют вышивальщицам. В этом цеху всегда шумно – стучат прижимные лапки машин. Процесс вышивки завораживает: кажется, что затейливые узоры каким-то чудесным образом появляются на ткани. Но это все – работа умелых мастериц. Иглу тамбурной машины приводит в движение электрическая ножная педаль. Одной рукой вышивальщица направляет ткань, другой — крутит ручку, которая находится под столом.

Фабрика "Карельские узоры", Медвежьегорск

В 2017 году Тамара Бубиева стала одной из вышивальщиц «Карельских узоров», получивших за свои работы дипломы всероссийской выставки «Живой источник». Фото: «Республика»/Сергей Юдин

 

Работников обучают на самом предприятии: в ремесле столько нюансов, что изучить его можно только в процессе. Сейчас здесь работают 35 человек.

— У нас была мотальщица. Она разделяла нить в четыре сложения на две – того требует технология, — говорит Нина Алехина. – Потом мы договорились с кировским заводом, что они специально для нас будут делать нить в два сложения. Мотальщицу мы переучили в строчевышивальщицу.

После вышитые изделия идут на оснаровку – обработку края. Готовую продукцию тщательно утюжат и отправляют на склад.

У фабрики – две торговых точки: при производстве в Медгоре и небольшой магазин в Петрозаводске. Кроме того, делегации фабрики ездят на выставки по всей стране: в Москве и Санкт-Петербурге работы карельских мастериц раскупают влёт. С выставок привозят и оптовых заказчиков.

Фабрика шьет костюмы для народных коллективов. Заказчики – по всей республике. В 2005 году 50 уникальных костюмов купили в фонды музея «Кижи». Активный сезон продаж – лето, когда в Карелию едут группы туристов. Все остальное время работают, в основном, на склад.

— Мы сейчас – до марта месяца – работаем на сокращенной рабочей неделе, — развевает радужную картину директор «Карельских узоров». Чтобы удержать на плаву единственное на сегодня в Карелии предприятие народных художественных промыслов, Нине Алехиной приходилось решать проблемы и посложнее.

40 лет у руля

Технолог швейного производства Нина Алехина приехала в Медгору из Кирова по распределению. Было это почти 40 лет назад — в 1980 году. 11 лет она проработала главным инженером фабрики, носившей тогда название «Заонежская вышивка», а потом возглавила предприятие.

— Официально фабрика ведет свою историю с 1929 года. Но есть сведения, что в 1907 году впервые в Заонежье была организована артель «Общество помощи ручному труду». Если брать за точку отсчета эту дату, нашему предприятию 110 лет, — с гордостью рассказывает Нина Алехина.

Фабрика "Карельские узоры", Медвежьегорск

В фондах фабрики — сотни узоров. Нина Алехина может рассказать историю каждого. Фото: «Республика» /Сергей Юдин

В конце советской эпохи при Алехиной комбинат народных художественных промыслов пережил расцвет. В двух зданиях в Медвежьегорске, а также в филиалах в Сергиево, Пяльме, Шуньге работали около 250 человек. Были и собственные магазины:

— Когда я приехала, выпускали только постельное белье, фартуки и несколько полотенец. Было одно деревянное здание в Медвежьегорске и в Шуньге филиал. Через семь лет нам выделили деньги, и мы за девять месяцев построили это здание и сюда переехали. Строили одни женщины, в период полного дефицита, когда ничего не было, — вспоминает то время руководитель фабрики.

С заказами не было проблем: всю продукцию забирали на базу по линии Министерства местной промышленности РСФСР. Откуда она расходилась по магазинам всей страны.

— Мы отправляли и на Сахалин, и в Якутию, и на Кавказ, — говорит Нина Алехина.

После распада Союза в 1992 году на волне приватизации фабрика перешла в частные руки. Доли выкупили сами работники. Новые владельцы торговых точек фабрики сменили их профиль и перестали продавать продукцию вышивальщиц. Постепенно закрылись и филиалы.

— Было много учредителей, — рассказала Нина Алехина. — Когда люди уходили с фабрики, они писали заявление о продаже своей доли. Я выкупала все эти доли.

Так к директору перешли 85% предприятия. В 90-е «Заонежская вышивка» жила хорошо. Хоть товарно-денежные отношения после дефолта почти сошли на нет, работали по бартеру: меняли продукцию и на одежду, и на обувь, и на еду.

Фабрика "Карельские узоры", Медвежьегорск

Выставочный костюм работы медвежьегорских вышивальщиц. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Серьезные проблемы начались с приходом нового тысячелетия. С 2002-го три с половиной года фабрика проходила процедуру банкротства.

— На банкротство мы подавали сами. Тогда всю страну посадили на пени по выплатам государству — 3% в день, если есть задолженность, — говорит Нина Алехина. — Пенсионному фонду мы за год должны были 200 тысяч. Заплатили больше, но, когда деньги поступили на счет, их списали в счет пени. При этом в фонд ни копейки не ушло.

Пытались бороться – взяли товарный кредит сырьем. Возвращать должны были деньгами. Не помогло.

— Я не вылезала из питерских арбитражных судов. Однажды что-то на меня нашло, и я сказала: «Если вы меня сейчас не услышите и загубите предприятие, то женщины, которые живут в маленьком городе, потеряют свою работу». Конкурсные управляющие хотели наше здание продать, но не получилось.

Успели выкупить здание «Заонежской вышивки». Старое юрлицо признали банкротом. Так появилось ООО «Карельские узоры».

Фабрика "Карельские узоры", Медвежьегорск

Традиционная карельская вышивка — работы фабрики «Карельские узоры». Фото: «Республика»/Сергей Юдин

В ноль

Сейчас предприятие не приносит прибыли. Продукция не дорожает уже три года. По словам Нины Алехиной, работают «в ноль». Зимой кредитуются, летом отдают долги. «Карельские узоры» включены в список 79 предприятий народных художественных промыслов России и аккредитованы в федеральном Министерстве промышленности.

Еще в 1991 году была создана всероссийская Ассоциация таких фабрик. Ее члены, в том числе и директор медвежьегорской фабрики, отстаивают свои интересы в Госдуме и Совете Федерации. Нина Алехина, говорит, что их хорошо поддерживает Иосиф Кобзон. Из федерального бюджета предприятию народных художественных промыслов компенсируют часть затрат на электроэнергию и материалы.

Ассоциация продвигает программу «Азбука народной культуры». В московских  детских садах и школах создают уголки народных промыслов. «Карельские узоры» поставляют наборы для таких уголков: рушники, скатерти с традиционной вышивкой.

Фабрика "Карельские узоры", Медвежьегорск

Сегодня самой дорогое изделие фабрики — ажурная скатерть. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

В 2013 году фабрика получила субсидию на модернизацию оборудования от республиканских властей – компенсировали затраты на новые вышивальные машины. Помогает федеральный закон, регулирующий госзакупки. Согласно его положениям, предприятия, которые прошли аттестацию в Министерстве промышленности, могут реализовывать свою продукцию госорганам, минуя конкурсы.

— Нам такая возможность дана. В прошлом году были хорошие заказы на День республики от правительства Карелии. Для ветеранов ко Дню победы делали большой заказ, — говорит владелица «Карельских узоров».

Но сбыта, чтобы развернуться на полную мощность, не хватает.

— Сувенирная индустрия Карелии выпускает продукции больше чем на 100 миллионов рублей. Я сужу по своим объемам: в год мы делаем 10-12 миллионов. А все это – занятость людей. Но у всех производителей сувенирки в Карелии — проблема со сбытом, — поясняет Нина Алехина. — Мы бы с удовольствием развивали свою сеть продаж, но не хватает оборотных средств.

 

Руководитель фабрики мечтает о большом торговом центре в Петрозаводске, где были бы представлены все карельские сувениры. Такие есть в Кирове, Нижнем Новгороде, Владимире. Требуется поддержка и для участия в крупных российских и международных выставках – это дело очень затратное.

— Когда-то в Карелии было четыре предприятия народных промыслов. Остались мы одни. Я считаю, что обязанность наших руководителей в том, чтобы сохранить это предприятие, чтобы оно не погибло, — говорит Нина Алехина.

Планов у энергичного руководителя много. В ближайшее время будут пробовать выйти на рынки восточной части страны. 2019-й  в России планируют объявить годом народных художественных промыслов. Медвежьегорской фабрике тогда же исполнится 90 лет. К этой дате вышивальщицы хотят сделать большую коллекцию современной одежды со старинными, народными элементами.

— В любом деле нужен энтузиаст. Если бы я не пришла и в 80-е годы своими руками не строила это предприятие, может, я бы и не стала за него бороться. Но мне жалко проделанной за почти век работы. И я точно знаю, что перспективы у предприятия есть.


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

 

Абзац