Сила молока

Медвежьегорский молокозавод в январе планирует выпустить 300 тонн продукции. А чуть больше года назад выдал всего 20 тонн, но и эта цифра на тот момент была значительной: предприятие только-только начинало выбираться из кризиса. О том, как завод обанкротился, а потом возродился благодаря новому собственнику – в очередном выпуске «Делаем в Карелии».

История

Медвежьегорский молокозавод появился в 1959 году. Именно тогда, чтобы справиться с нехваткой продуктов, в каждом райцентре начали открывать свои хлебозаводы, молокозаводы и мясокомбинаты.

Молочку в районе производили и до этого: одних колхозов было около двухсот, и это не считая личных подсобных хозяйств. А приемкой и переработкой молока занималась Медвежьегорская заготконтора. Из нее в 1959 году и выделили производство молочной продукции в отдельное предприятие.

Старый молочный цех был ветхим и давно требовал ремонта, поэтому первой задачей стало строительство нового здания. Был и ряд других трудностей, на разрешение которых ушло несколько лет. В нормальном режиме завод начал работать в 1966 году. Он выпускал сливочное масло, жирный и обезжиренный творог, сливки, сметану, мороженое, молоко и кефир.

Медвежьегорский молокозавод. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Медвежьегорский молокозавод. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

С 1966-го завод пережил многое: реконструкции, смену нескольких директоров, создание собственного транспортного участка, трудности со сбытом продукции, которые начались в 90-х. Но предприятие жило.

Галина Алексеева трудится на заводе старшим мастером. Она пришла на молокозавод в 1985 году и за 35 лет ни разу не меняла место работы. Вспоминает, что в конце 80-х завод перерабатывал огромное количество сырья: продукция уходила каждый день, по несколько фур. Работы было много, но и социальная поддержка чувствовалась.

— Тем, у кого дети до 18 лет, завод выплачивал материальную помощь, — говорит Галина Алексеева. – В отпуска все ездили, платили вовремя – хорошо все было. На первом месте у руководства всегда были работники молочного цеха. Понимали, что не будет нас – не будет завода, и очень нас ценили. И в 90-е как-то выживали: по полгода задерживали зарплаты, а потом все потихоньку наладилось.

Галина Алексеева. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Галина Алексеева. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Последний и самый серьезный кризис грянул на Медвежьегорском молокозаводе несколько лет назад. В 2013 году он вошел в состав агрохолдинга группы компаний «Белоусов групп», затем — в ООО «Управляющая компания «Семейный капитал», также принадлежащее петербургскому предпринимателю Игорю Белоусову.

Новый собственник довел завод до катастрофического состояния: производство сократилось в два раза, денег на закупку молока со стороны не было, а собственное стадо предприятия только в 2016 году уменьшилось на 630 голов. Перед работниками накопились многомиллионные долги по зарплате. Завод вошел в процедуру банкротства.

Пару лет назад о предприятии узнала питерская компания «Сила Инвеста». Проект возрождения карельского завода показался руководству весьма перспективным.

Медвежьегорский молокозавод. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Медвежьегорский молокозавод. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Спасение предприятия

— Само название нашей компании говорит про инвестиции, — объясняет управляющий партнер «Силы Инвеста» Станислав Энсар. – Но речь не о спекуляциях на бирже. Наши инвестиции сопровождаются погружением в бизнес, при необходимости – антикризисными мерами и затем выводом предприятия на крейсерские показатели. Мы избирательно относимся к тому, что именно производит наш бизнес, а выпускать вкусные и экологически чистые молочные продукты от завода с многолетней историей  — это вполне совпадает с нашими пристрастиями.

Станислав Энсар. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Станислав Энсар. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Поначалу «Сила Инвеста» являлась залоговым кредитором Медвежьегорского молокозавода. И, конечно, была заинтересована в сохранении предмета залога: цехов и молочного стада. С последним, правда, не сложилось: коров было около 400, и их довели до такого плачевного состояния, что они стали непродуктивны. Стадо пришлось пустить под нож.

А производство молочки начали возрождать. В октябре 2017 года «Сила Инвеста» арендовала мощности завода и первым делом провела аудит инженерных систем. Тут же вскрылась масса проблем. Пришлось срочно ремонтировать систему отопления, приводить в порядок здания и сооружения завода. Если бы не эти меры, завод просто замерз бы с наступлением холодов.

Помимо ремонта инфраструктуры нужно было подготовить программу захода в торговые сети, закупать сырье, платить сотрудникам зарплату. За год на эти цели ушло более 50 миллионов рублей.

Линия по производству творога. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Линия по производству творога. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Линия по производству творога. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Линия по производству творога. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Линия по производству творога. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Линия по производству творога. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Линия по производству творога. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Линия по производству творога. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

В ноябре 2017 года завод выпустил всего 20 тонн продукции, через год — уже 230 тонн, а в январе этого года выходит на рекордные 300 тонн молочки. Все это время продукция выпускалась под новым брендом – «Молзавод Медвежка».

— Его пришлось придумать, потому что на тот момент негатив по предприятию зашкаливал: состояние стада, невыплата зарплат, уголовное дело по предыдущему собственнику, банкротная процедура, — говорит Станислав Энсар. – Пришлось бы очень долго объяснять клиентам и партнерам, что мы не тот Медвежьегорский молокозавод, а другой, хороший и правильный. С новым брендом сделать это было в 10 раз проще. В то же время в названии хотелось оставить преемственность, и очаровательное слово «Медвежка» отлично подошло.

Наконец, в декабре 2018 года «Сила Инвеста» выкупила завод и теперь намерена вкладываться в его развитие уже как собственник: модернизировать оборудование, расширять линейку продукции.

Медвежьегорский молокозавод. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Галина Алексеева за работой. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Наши дни

У завода сменился хозяин и бренд, а вкус молочки – нет: рецепты остались прежними, как и персонал – все 60 человек.

Когда завод перезапустили, на работу стали звать старых сотрудников. Откликнулись не все и не сразу: люди не знали, чего ждать от питерской компании, многие за время простоя завода нашли новую работу и боялись уходить, чтобы не остаться вообще ни с чем. Но постепенно объемы производства росли, зарплаты платили вовремя, и люди потянулись на родное предприятие.

— Мы любим и ценим эту работу, — говорит начальник производства молочного цеха Татьяна Лапшина. – И днем, и ночью можно позвонить, и все придут, выручат, подстрахуют. Даже когда нам год не платило зарплату прежнее руководство, мы все равно приходили в цех, потому что знали, что делаем нужную людям продукцию.

Татьяна Лапшина. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Татьяна Лапшина. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Вся молочка готовится ночью. Производство начинается с проверки молока, которое привозят в Медгору из Толвуйского совхоза и молочной фермы «Искра» в Туксе. В лаборатории его проверяют на жирность, кислотность и другие показатели, очищают и распределяют по сортам. Дальше – в зависимости от вида продукта.

Для приготовления сметаны от молока отделяют сливки, которые потом сквашивают с помощью заквасочных культур. Собственно молоко, прежде чем разлить по пакетам, доводят до нужной жирности. Этот процесс называется нормализацией: коровье молоко смешивают с обратом, который получается после отделения сливок. В итоге жирность снижается с 4% до нужных 2,5%. Молоко пастеризуют и разливают по пакетам.

Кефир начинают делать так же, как молоко, а после вносят в него культурную закваску, которая работает при определенной температуре. Десерты готовят на основе сметаны, в которую добавляют фруктово-ягодные наполнители.

Каждый вид продукции готовится разное количество времени, но в среднем – от 6 до 12 часов. Днем готовую молочку разливают в тару, остужают и отправляют в магазины.

Около 70% продукции завода сегодня реализуется через крупные федеральные сети. Примерно 12% в прошлом году поставляли муниципальным учреждениям, остальное продавали компании и индивидуальные предприниматели. Руководство завода планирует, что в 2019 году доля муниципальных предприятий-партнеров вырастет и составит порядка 25-30%.


 

Возрождению завода рады не только его сотрудники, но и правительство Карелии. Тут интересы бизнеса и власти совпали на 100%.

— Нам было важно, чтобы молокозавод работал, люди имели возможность получать зарплату, а продукция Толвуи (молоко из Толвуйского совхоза – прим. авт.) могла перерабатываться ближе к месту производства. Поэтому нам было немаловажно, как это предприятие работает, — говорит министр сельского хозяйства Карелии Владимир Лабинов. – Но никаких финансовых инструментов поддержки мы Медвежьегорскому молокозаводу не оказывали.

Какая-то поддержка, впрочем, все же была: власти помогали решать вопросы с поставками молока, занимались информационной работой. Но гораздо большую роль сыграл так называемый инвестиционный климат в регионе, считают новые собственники завода.

— Бизнесу не надо помогать, ему нужно создать среду, и он сам справится, — говорит Станислав Энсар. – Поэтому, если говорить о помощи властей, – она в этом. И не только для нас, а для всех, кто хочет вести бизнес в Карелии. Ну, и, конечно, бизнес – это люди. Отдельное спасибо хотелось бы сказать сотрудникам нашего предприятия, без трудолюбия которых мы не смогли бы достичь нынешних результатов.

Сметана от Медвежьегорского молокозавода. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Сметана от Медвежьегорского молокозавода. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

В этом году Медвежьегорский молокозавод отмечает 60 лет со дня основания. В честь этого новые владельцы подумывают отказаться от бренда «Молзавод Медвежка», который уже выполнил свою работу, и вернуться к прежнему названию. За ним, в конце концов, стоит долгая история, от которой нельзя отказываться.


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

Хорошие карельские книги. Почти даром