Счастливое детство, деревянные игрушки

Сначала Виталий Курденков мастерил игрушки из дерева для своих детей. Потом сделал для них кроватки. А потом решил превратить это в бизнес – теперь у них с женой Светланой своя столярная мастерская. Вся продукция экологически чистая, а еще добрая и настоящая. По крайней мере дети так говорят.

Виталий Курденков по профессии не столяр, а его жена Светлана – не художница. Но это не мешает супругам самим придумывать эскизы детской мебели и игрушек, самим вырезать их из дерева и продавать по всей России.

— Начиналось это все дома, — рассказывает Светлана. – Муж стал делать игрушки для наших детей. А потом его сократили на работе, и он решил открыть свое дело. Где-то полгода он работал в нашей квартире: практически выселил детей из детской и сделал там себе мастерскую. Потом я подумала: «Ну сколько можно?». И мы сняли помещение.

Это было около двух лет назад. Сейчас в мастерской кроме Светланы и Виталия работают еще два мастера. Деревянными белочками и енотами уже не ограничиваются.

Виталий и Светлана. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Виталий и Светлана. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Добрые лисы и страшные ежи

Когда запускали продажу игрушек, Светлана переживала, будет ли на них спрос при наличии в магазинах мягких мишек, говорящих кукол и конструкторов. Но потом она заметила, что ее собственным детям деревянные игрушки нравятся больше остальных.

— Моему сыну пять лет, и он часто играет самыми элементарными игрушками, которые создавались как грызунки для полугодовалых детей. Потом папа ему сделал грузовик Freightliner, после этого все пластиковые машинки мы вынесли на балкон. Дочка говорит, что наши игрушки добрые, а сын – что они настоящие.

Игрушки придумывает Светлана. Сначала брала за основу работы других мастеров – из Японии, США, а когда набила руку, стала придумывать новые образцы сама.

Самые простые игрушки для самых маленьких. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Самые простые игрушки для самых маленьких. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

А это вариант уже посложнее. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

А это вариант уже посложнее. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Стена замка на заднем плане - лишь небольшой фрагмент из огромного набора. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Стена замка на заднем плане — лишь небольшая часть большого набора. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Вот есть у меня настроение в час ночи сесть и нарисовать лису, чтобы она была добрая, — сажусь и рисую. Правда, иногда она выходит не добрая, а страшная – приходится убирать подальше, — смеется мастерица.

Кроме фигурок животных и деревьев в мастерской делают пазлы. В первоначальном ассортименте их было около тысячи, сейчас осталось примерно триста штук. Кстати, не все они для детей: будут и большие сувенирные разборные панно для взрослых, но эту разработку мастера пока держат в секрете.

Детские пазлы – не только для развлечения, но и для развития. На некоторых детали пронумерованы, по ним можно учить цифры. Другие раскрашены не просто в разные цвета, но в разные оттенки – тоже не просто так.

— Игрушек для изучения оттенков цветов практически нет. Мои дети, например, знают их около пятидесяти. А большинство не знают ничего кроме цветов радуги, — объясняет Светлана.

мастер Юлия выпиливает электролобзиком детали для пазлов. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Мастер Юлия выпиливает электролобзиком детали для пазлов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Разборные деревья - самый простой вариант пазла. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Разборные деревья — самый простой вариант пазла. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Юлия начала столярничать три года назад - вдруг захотелось научиться что-то делать руками. Пошла учиться - и влюбилась в это дело. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Юлия начала столярничать три года назад — вдруг захотелось научиться что-то делать руками. Пошла учиться — и влюбилась в это дело. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

А это уже посложнее и поинтереснее. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

А это пазл уже посложнее. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Пазлы Светлана сначала рисует и распечатывает на бумаге. Эскиз крепится к доске, из которой по контуру выпиливают детали. Потом каждую из них вручную шлифуют, закругляют края, красят и лакируют. С игрушками практически та же история.

Новые модели игрушек испытывают дети Светланы и Виталия. Они выступают в роли контрольной группы и одновременно строгих критиков.

— Я обычно раскрашиваю игрушки дома. Бывает, дети смотрят и говорят: «Мама, почему у этого ежа такие страшные глаза?». Я сразу сажусь и переделываю.  Или там пазл: мы сначала тестируем их на детях, потому что иногда игрушка получается красивой, а ребенок ее никак не может собрать.

Пока Светлана каждую игрушку красит кисточкой. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Пока Светлана каждую игрушку красит кисточкой. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Но в ближайшее время планирует освоить метод окунания в краску, так работа пойдет быстрее. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Но в ближайшее время планирует освоить метод окунания в краску, так работа пойдет быстрее. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Некоторые игрушки вполне можно использовать как украшения для интерьера. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Некоторые игрушки вполне можно использовать как украшения для интерьера. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Игрушки не только экологически чистые, но и прочные: от них ничего не отвалится, даже если ребенок будет их грызть. К такой надежности пришли постепенно: отказались, например, от тонких элементов, которые можно отломать.

От «волосатой» доски до готовой кровати

В какой-то момент в мастерской стали делать мебель. К этому тоже подтолкнула забота о детях: Светлане и Виталию хотелось купить в детскую необычный комод. Поиски продлились долго, а купленный комод в итоге развалился через две недели. С кроватью для младшего ребенка решили не рисковать, и Виталий сделал ее сам. Получилось настолько симпатично, что в ней захотели спать и старшие – пришлось им тоже смастерить нечто подобное.

— У нас тут нет ничего поточного, в каждом изделии есть большая доля ручного труда, — объясняет Виталий. – Берется, например, простая доска, «волосатая». Мы ее распиливаем, фугуем (фуговать — выравнивать поверхность доски — прим. ред.), делаем разметку, выпиливаем заготовки, дальше уже их обрабатываем.

Виталий за работой. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Виталий за работой. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Материал для будущих кроваток и комодов. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Материал для будущих кроваток и комодов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Каждую такую деталь вырезают вручную. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Каждую такую деталь вырезают вручную. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

В мастерской могут сделать что угодно: кровать, комод, детский спортивный уголок, стол, стул. Стандартных изделий нет, каждое делается «под клиента», с теми размерами, цветами и рисунками, которые ему нужны.

Мастера работают в основном с березой, по желанию клиента могут взять сосну. Какие-то части мебели делаются из цельных досок, какие-то — из клееного щита. Его Виталий, кстати, тоже делает сам – не доверяет в этом деле ни одному производителю.

— Мебель и игрушки мы покрываем льняным маслом, в Карелии такого точно никто не делает, — говорит Светлана. – Да и в России мало кто, потому что это сложно: надо, чтобы не было пыли, и весь цех перед такой работой приходится мыть. Зато такое покрытие безопасно: у нашей средней дочки аллергия, и она такую кровать может хоть лизать – ничего плохого не случится.

Мастер Алексей - опытный столяр. А еще он старый друг Виталия: они знают друг друга с детства. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Мастер Алексей — опытный столяр. А еще он старый друг Виталия: они знают друг друга с детства. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Почти готовая кровать. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Почти готовая кровать. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Виталий по профессии водитель, столярничать раньше не умел и даже не думал, что получится. Потом нашел хорошего наставника и понял, что всему можно научиться. Непонятно только, почему при этом так мало хороших мастеров: когда мастерскую начали расширять, в неделю приходило по 20 стажеров – не задерживался ни один.

— Не хватает профессионалов, которые бы пришли и уже знали, что делать – такие обычно уже где-то работают, — говорит Виталий.

— Да и вообще, работа утомительная: ты сидишь, руками это все вышлифовываешь. А у меня муж тщательно контролирует качество: не понравилось – всё, брак. Строгий начальник, — улыбается Светлана.

— Не строгий, — поправляет Виталий. – Просто нужно, чтобы детям досталось хорошее изделие.

При покраске Виталий даже не надевает респиратор: краска абсолютно безопасна, даже не пахнет. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

При покраске Виталий даже не надевает респиратор: краска абсолютно безопасна, даже не пахнет. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Еще один вариант кроватки, цвет - по желанию будущей хозяйки. Фото: из личного архива мастеров

Еще один вариант кроватки, цвет — по желанию будущей хозяйки. Фото: из личного архива мастеров

 

***

Основные клиенты мастерской – москвичи, жители Московской области, Петербурга и Крыма. Петрозаводских покупателей от силы 10%. Может быть, дело в цене, рассуждает Светлана. Но надежная мебель из настоящего дерева просто не может быть дешевой.

— У нас очень много заказов, очередь на игрушки около двадцати дней. Продаем сейчас только в интернете, реклама в основном в группе в «ВКонтакте», но этого хватает. Мы уже начинаем думать, как ускорить производство: планируем, например, заказать американские четырехножевые фрезы, на них можно будет быстро делать элементы кроватей.

На развитие мелкими шагами мастерам хватало денег — помогли спонсоры. Но сейчас производство планируют расширять: Светлана и Виталий уже придумывают новую линейку мебели (кровати-кексики, табуретки-печенье), необычные виды пазлов. Может быть, обратятся за помощью к государству: сейчас многим предпринимателям дают субсидии на развитие дела, почему бы не попробовать.

Абзац