Санкций не замечаем: как добывают габбро-диабаз в Карелии

«Интеркамень» пережил не один кризис, который испытала Россия, и нынешние санкции для предприятия — не помеха. Карельский габбро-диабаз — настоящий бренд республики, который знают во всей России, так что местные предприятия не боятся закрытия и планируют разработку новых карьеров.

Фото: "Республика"/Максим Алиев

Фото: "Республика"/Максим Алиев

Семейное дело

Карьер предприятия «Интеркамень» расположен рядом с поселком Другая Река в Прионежском районе. Разработка его началась  в 1997 году, практически накануне дефолта 1998 года. С тех пор тут пережили не один кризис, но производство никогда не останавливали.

Здесь добывают габбро-диабаз, камень, который отправляется отсюда по всей России. Все дело в том, что кроме как в Карелии, этот камень нигде в таких объемах не добывают. Есть месторождения в Австралии, но оттуда возить слишком дорого. Несколько карьеров есть на Урале, но там габбро-диабаз не такой черный, как здесь. Были несколько месторождений на Украине, но сейчас там разработки практически не ведутся, да и по своим свойствам украинский камень уступает карельскому.

 

«Интеркамень» — семейное предприятие. Сейчас здесь работает уже третье поколение, а сын основателя компании,  Дмитрий Соловей, руководит всеми процессами. Говорит, что работа предприятия за последний месяц не пострадала, да и вообще эта отрасль последней ощутит влияние санкций.

Дмитрий Соловей Фото: "Республика"/Максим Алиев

Дмитрий Соловей Фото: «Республика»/Максим Алиев

«Наша отрасль позволяет нам пока не замечать последствия санкций, — отметил Дмитрий Соловей, — Наша работа зависит от исправности техники, и поставщики, конечно, ориентируются на текущий курс, но, спасибо им большое, цены не поднимают сильно».

Раньше закупали итальянское оборудование, но в последние годы всю начинку в нем заменили на китайскую, которая оказалась надежнее и дешевле европейских аналогов.  Есть две финские буровые установки, но одну только-только купили, а вторая еще может долго работать. Была еще третья, выпущенная в 90-е годы, но ее недавно продали владельцам другого карьера.

Сейчас на предприятии работают 44 человека. Текучки на «Интеркамне» практически нет. Начальник карьера, Анатолий Ветров, пришел сюда работать в 1998 году, когда карьер только начинали разрабатывать.

Анатолий Ветров Фото: "Республика"/Максим Алиев

Анатолий Ветров Фото: «Республика»/Максим Алиев

«Начинал машинистом крана, потом закончил заочно ПетрГУ, стал механиком, — вспоминает Анатолий, —  Потом на предприятии потребовался горный мастер и я прошел переподготовку. Затем стал заместителем начальника карьера и вот уже четвертый год работаю начальником». На работу просятся работники и соседних карьеров, но пока свободных мест нет. Штат укомплектован полностью, но это лишь пока, скоро предприятию потребуются новые кадры.

Новые перспективы

В сентябре этого года «Интеркамень» планирует начать опытную добычу камня на карьере в Суоярвском районе. Сейчас в этом месте продолжается изучение месторождения, но по предварительным данным, запасов габбро-диабаза там не меньше, чем в этом месторождении. Новый карьер не заменит старый, который планируется разрабатывать еще больше 20 лет, а может и дольше.

«Во-первых, это расширение производства, во-вторых, новый карьер позволит добывать камень премиального качества. Он более черный, более мелкозернистый. В плане ритуальной сферы он будет больше востребован», — рассказывает главный инженер предприятия Константин Кострубин. Он один из трех братьев, занимающихся управлением предприятия. Младший брат работает здесь же горным мастером.

Фото: "Республика"/Максим Алиев

Фото: «Республика»/Максим Алиев

Большая часть камня идет на производство памятников и другой ритуальной продукции, так что в этой сфере чем камень чернее, тем лучше.

«Камень востребован и вся продукция уходит, что называется, с колес», — отмечает Константин Кострубин.

Первый год карьер в Суоярвском районе будет производить небольшие объемы камня. Нужно понять, каким будет выход товарной продукции. Габбро-диабаз – камень очень капризный и не всегда разламывается прогнозируемо, поэтому скалу сначала взрывают, а потом каждый отколовшийся блок обследуют и вручную доводят до нужных габаритов.

Фото: "Республика"/Максим Алиев

Фото: «Республика»/Максим Алиев

 

«Интеркамень» — самодостаточное предприятие. Весь габбро-диабаз, который они добывают на своем карьере, отправляется в собственный цех компании рядом со станцией Деревянка, Там из него делают готовую продукцию. Поставляют ее по всей России, а в перспективе надеются выйти и на иностранные рынки.