От манкалы до фанороны

В Африке есть растения с несъедобными орешками. Местные верят, что боги создали их в качестве фишек для игры в манкалу. В Карелии таких растений нет, но Дмитрий Скирюк говорит, что фишки можно сделать из камешков. А доски для этой и еще пяти десятков игр со всего мира он мастерит сам. И учит в них играть.

На столе доска с 12 маленькими лункам и двумя большими. В каждой из маленьких – по четыре камешка. Это настольная игра оваре, разновидность африканской манкалы.

— В Африке обычно используют долбленые доски, а вместо камешков — семена, — Дмитрий Скирюк рассеянно выгребает из одной лунки гладкие камни и пересыпает из ладони в ладонь. – Там есть несколько растений, которые дают мелкие твердые орешки, абсолютно несъедобные. Африканцы верят, что боги специально создали эти деревья, чтобы они давали семена для игры.

Дмитрий Скирюк. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

Дмитрий Скирюк. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Дмитрий Скирюк мастерит инвентарь для манкалы сам – про оваре в России, конечно, мало кто знает, и досок с камнями не найти. Делает сам и наборы для еще нескольких десятков игр со всего мира. И учит в них играть любого, кто попросит.

Захват зерна и боевые шакалы

Начинаем. Сначала играем в оваре. Ничего запредельно трудного в игре нет, главное – уметь считать.

– У каждого из игроков по шесть лунок, в начале игры в каждой – по четыре камня, — объясняет Дмитрий. – Игрок берет камни из своей лунки и по одному раскладывает против часовой стрелки: такой ход называется «посев». Захватить камни можно из лунки противника, если их там два или три. Выигрывает тот, кто наберет 25 штук.

Ходить в оваре можно только из своей лунки, а захватывать камни - только из чужой. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

Ходить в оваре можно только из своей лунки, а захватывать камни — только из чужой. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

В других разновидностях манкалы лунок гораздо больше, а правила - гораздо мудрёнее. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

В других разновидностях манкалы лунок гораздо больше, а правила — гораздо мудрёнее. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Это правила оваре в самом общем виде. Но чтобы игра получилась, нужно знать еще много тонкостей. Например, что при посеве пропускать лунки нельзя. Или что забирать камни в свой котел можно только из чужих лунок.

У африканцев даже есть на эту тему поговорки: «В своем доме не воруют», «Нельзя украсть скот, не зайдя в деревню противника».

Мы попробовали сыграть, получилось так себе. Дмитрий ставит ловушки, а корреспондент «Республики» их не замечает: слишком занят подсчетом камешков:

Древнеегипетский «Шен» проще, считать не нужно, и, в отличие от оваре, это игра азартная. Боевые гонки, цель которых – не просто добраться до финиша, а «съесть» фишки противника.

С этой игрой повезло больше: удалось даже выиграть у Дмитрия:

«Шен» иногда называют «Шакалами и собаками» — из-за характерных фишек.

— Эта игра имеет под собой религиозное значение, — объясняет Дмитрий. — Шакал – символ бога Анубиса. Его жену Инпут изображали как женщину с головой собаки, и она была царицей Дуата, царства мертвых. Собственно говоря, это были гонки между Анубисом и его женой.

Игральных костей в Древнем Египте не было, поэтому играли с помощью палочек. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

Игральных костей в Древнем Египте не было, поэтому играли с помощью палочек. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Шведская дальдоза - тоже боевые гонки, дальний родственник "Шена". Корпус делался в виде корабля, поэтому считается, что это была игра мореходов. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

Шведская дальдоза — тоже боевые гонки, дальний родственник «Шена». Корпус делался в виде корабля, поэтому считается, что это была игра мореходов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Так ли именно играли в Древнем Египте? Сложно сказать.

— Египтяне вообще не записывали правила своих игр, поэтому пришлось их восстанавливать с помощью исследований, а где-то – методом научного тыка, — говорит Дмитрий, выкладывая на стол большую доску. — Правила, по которым мы играем, я восстановил сам. Их пришлось дорабатывать уже по ходу дела, когда выяснялось, что по имеющимся правилам игра заходит в тупик.

Доска березовая, яшма партенитская

Всю эту красоту Дмитрий делает в собственной мастерской. Основные материалы для работы – дерево и камень. Из березы или сосны делаются доски, из ольхи и осины – фишки, все это потом красится или лакируется.

— Меня иногда спрашивают: почему вы не делаете из карельской березы доски? А я говорю: вы представляете, сколько это стоит? – смеется Дмитрий. – И потом, сувениры из этого дерева делают только три или четыре фирмы, и чтобы из березы делать игры, надо с ними сотрудничать.

В шахматы зверей в Китае играют маленькие дети. Становится понятно, почему они такие смышленые: игра совсем непростая. Фото: ИА "Респубилка" / Леонид Николаев.

В шахматы зверей в Китае играют маленькие дети. Становится понятно, почему они такие смышленые: игра совсем непростая. Фото: ИА «Респубилка» / Леонид Николаев

В доме Дмитрия несколько десятков игр, часть - покупные, часть - его собственного производства. Мастер может научить играть в любую. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

В доме Дмитрия несколько десятков игр, часть — покупные, часть — его собственного производства. Мастер может научить играть в любую. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Как должна выглядеть доска для манкалы или фанороны, известно уже не одну сотню лет. А вот параметры Дмитрий подбирает сам.

— Диаметр лунки для оваре, например, я сделал такой, чтобы взрослому человеку было удобно забирать из них камни. Если лунки слишком большие, доска будет громоздкой, слишком маленькие – будет неудобно выгребать камешки. Остановился вот на таком стандарте. Есть дорожный вариант — поля, напечатанные на пластике: свернул в трубочку и понес – удобно.

Камень нужен в основном под фишки для разных видов манкалы. Партенитскую яшму или кацивельский гранит мастер привозит из Крыма: камешки обкатаны морем, так что их даже обрабатывать не приходится. Карельские камни – шунгит или рускеальский мрамор – нуждаются в обработке, а это уже совсем другой уровень производства, поэтому их в играх Дмитрия не встретишь.

На изготовление одного набора уходит от нескольких дней: все делается вручную, с помощью электроинструмента и столярных резаков. Процесс получается трудоемкий: пока вырежешь, пока отшлифуешь. Дмитрий даже хотел взять помощника, но подходящего человека – чтобы и столярничать умел, и вредных привычек не имел – пока найти не получается.

Кацивельский гранит темный, поэтому доску под него красят в красный. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

Кацивельский гранит темный, поэтому доску под него красят в красный. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Поля из пластика гораздо мобильнее традиционных: можно взять с собой хоть десять игр. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

Поля из пластика гораздо мобильнее традиционных: можно взять с собой хоть десять игр. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фанорона - мадагаскарские шашки. Как и любые шашки, это игра на геноцид, на убивание. Фото: ИА" Республика" / Леонид Николаев.

Фанорона — мадагаскарские шашки. Как и любые шашки, это игра на геноцид, на убивание. Фото: ИА» Республика» / Леонид Николаев

Продает игры Дмитрий в основном через интернет. Заказы поступают, люди интересуются: наборы для китайских шахмат, манкалы, «Шена», фанороны (мадагаскарских шашек) разъезжаются по всей стране.

— Сдавать игры в магазины на реализацию невыгодно, — говорит Дмитрий. – И потом, их все в принципе можно заказать в Китае, но у них в последнее время сильно упало качество: что-то аляповатое, плохо сделанное. У меня вы купите либо красивую качественную игру, либо никакую.

В России время от времени проходят игровые фестивали, там тоже есть возможность для торговли. Там же, кстати, можно нести малоизвестные игры в массы: все-таки нет в России культуры игры, и чтобы наборы кто-то покупал, нужно сначала людей научить играть.

Японские цветочные карты ханафуда, в Корее такие называются хато: 12 времен года, соответственно, 12 мастей. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев.

Японские цветочные карты ханафуда, в Корее такие называются хато: 12 времен года, соответственно, 12 мастей. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— На фестивалях ко мне приходят дети, садятся играть в шашки и спрашивают: а где кубики? Самые простые игры начинают забываться, — сетует Дмитрий.

В большом количестве игры Дмитрий пока не делает. Нет смысла: есть риск не продать. А вообще по образованию он биолог. Лет 20 писал книги – фантастику и фэнтези, а потом этот рынок захватили «пираты»: издаваться стало трудно, пришлось переквалифицироваться на игры.

Сейчас Дмитрий преподает игры в Петровской школе, весь инвентарь, конечно же, делает сам. Недавно провел для учеников турнир по оваре: играли человек 20.

— Было бы, наверное, еще больше, но у меня досок не хватило, — улыбается Дмитрий.

Дмитрий Скирюк. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Дмитрий Скирюк. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Абзац