Натурально. Супер

Вита и Александр не жертвуют качеством ради прибылей. Главное — творческий процесс и репутация: крем и мыло варят, чай сушат, а еще готовят карельские сласти и пряности. И все это — в глухом лесу.

Косметика Silent lake из Карелии

Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Здесь бродят волки, а автобус из Петрозаводска ходит два раза в неделю. 30 километров дороги — грунтовка, которая тянется по безлюдным местам вдоль Сямозера.

— Мы везде раскидали гильзы. Волки чувствуют порох и не подходят, — говорит хозяйка производства Silent lake Вита Черная.

Вместе с мужем она создает бренд натуральной косметики. В ассортименте — более 100 продуктов: полная линейка средств по уходу за лицом, телом и волосами.

Косметика Silent lake из Карелии

Александр не любит публичности, поэтому нас принимает Вита. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Александр Столяров занимался турбизнесом. В 2007 году решил попробовать варить мыло. Два года искал рецепт: все должно быть натуральным, а технология — как в старину. Чтобы не ограничиваться кустарным производством, привез технолога из Москвы. Год вместе с дизайнерами разрабатывал упаковку и фирменный стиль.

Косметика Silent lake из Карелии

В 2009 году на рынке появилось экомыло ручной работы «Тихое озеро». Продукт пошел хорошо. Сейчас в линейке девять видов мыла. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Вита занимается ездовым спортом. С Александром она познакомилась на соревнованиях. Приехала к будущему мужу в Кудаму из Санкт-Петербурга налегке — с двумя небольшими сумками — и осталась жить в лесу.

— У нас два дела: собаки и косметика. Четыре года ни выходных, ни отпуска.

Косметику Александр начал выпускать спустя три года, тогда они и познакомились с Витой.

— Наш оборот один из самых крупных в России среди производителей натуральной косметики, — говорит Вита.

В составе кремов, скрабов, шампуней, гелей для душа и прочего — никакой химии и синтетики.

— Мы сами ведем здоровый образ жизни, избегаем химии. Посуду мою нашим шампунем. Обычным мылом не пользуюсь даже в общественных местах. Покупаю только зубную пасту. Хотя и ее рецепт мы разработали, но нет оборудования, чтобы ее в тюбики расфасовывать.

 

Как консерванты работают бензольная и сорбиновая кислота. Первую добывают из брусники, вторую — из рябины. Они органические, ухаживают за кожей и препятствуют появлению грибка, плесени. Но большую часть косметики Silent lake надо держать в холодильнике. Срок хранения – не больше года.

— Пришлось даже прекратить оптовые поставки по России. Мы торговали от Камчатки до Белгорода. Но партнеры не всегда работали добросовестно: продавали старые кремы. Это был сложный период в жизни компании, когда мы полностью отказались от сбыта и начали все заново, — рассказала предприниматель.

Косметика Silent lake из Карелии

Рецепты косметики – в строжайшем секрете. Над ними работали много лет. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Установили для себя предел: если продукция лежит больше трех месяцев, ее списывают. Для того, чтобы не уйти в убыток, разработали сложную логистику поставок и продаж. Попадая в тару, косметика сразу идет на прилавок.

Продают только по проверенным каналам: интернет-магазин, фирменные точки в Москве, Санкт-Петербурге и в Петрозаводске. Silent lake можно найти на турбазах и в сувенирных магазинах. Готовят к открытию точку в Мурманске.

Живут бизнесмены в маленьком доме прямо напротив производственного цеха. Его построили этой весной и продолжают обустраивать. Производственные помещения похожи на обычную кухню.

 

Минимальная партия крема одного вида — 65 упаковок. Для их производства используют большие чаны и промышленные блендеры.

Все этапы производства Вита показала на маленьком объеме:

Мы сделали еще и сыворотку-гель для лица на основе настоя карельского зверобоя. Гелеобразователь — ксантановая камедь. Ее, например, добавляют в колбасу. В сыворотку добавили альфа-липоевую кислоту (дает омолаживающий эффект), экстракт зеленого чая (мощный антиоксидант), масло жожоба (максимально по своему составу похоже на кожное сало), виноградных косточек, розы, иланг-иланга, грейпфрута и витамин Е.

Косметика Silent lake из Карелии

Крем вполне можно съесть, но некоторые масла обладают слабительным действием. Поэтому все-таки лучше воздержаться. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Эфирные масла Вита и Александр заказывают со всего мира. Травы — исключительно карельские. Гидролаты (это когда через растения пропускают пар) делают сами. Освоили технологию производства экстрактов. Три года назад начали разрабатывать консервант на основе карельского мха сфагнума. Сейчас он проходит последние испытания. Пробовали делать и масла, но это оказалось очень не выгодно. Проще купить.

 

Александр отвечает за развитие, за позиционирование. Он — генератор идей. Вита — рационализатор, она обеспечивает работу производства. Главная задача — минимизировать расходы, все направлено на это. Цены на косметику не поднимали уже три года.

— Когда ты занимаешься бизнесом, любимым делом, тебе нужно полностью в нем разбираться, — считает Вита. — Иначе как, например, отличить натуральное масло от восстановленного? Сначала у меня была такая каша в голове. Последние три года я изучаю клетки, растения и органическую химию. Теперь понимаю процесс на уровне нашего технолога. С ним я могу разговаривать на одном языке.

Летом, в разгар сезона, на производстве трудятся до 30 человек в дневные и ночные смены. Местные жители и дачники подрабатывают сбором трав и ягод. В советское время в Кудаме был заготпункт — цех по приемке трав. Там когда-то работали бабушки, которые сейчас собирают растения для Silent lake.

Косметика Silent lake из Карелии

Травы принимают с апреля по октябрь. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

В обычное время здесь работают три человека. На обучение технолога уходит не меньше года.

— По моим наблюдениям, мужчины к кремам относятся с большей щепетильностью и у них качественнее получается. У девочек всегда руки трясутся руки, они всегда масла переливают, — улыбается Вита.

Вся продукция Silent lake проходит сертификацию.

— Это достаточно сложный и долгий процесс. Сертификаты дают на три-пять лет, в зависимости от вида продукции. В России не так много компаний, которые могут сертифицировать косметику. Мы работаем с фирмой в Санкт-Петербурге, подаем технические условия, если их что-то не устраивает, переделываем.

Свой бренд предприниматели не рекламируют. Работает сарафанное радио.

— Мы стояли и в «Сигме», и в федеральную сеть нас звали год назад. Обычно миллионы платят, чтобы туда войти, а нас бесплатно звали. Но мы не можем такой объем осилить.

Два года назад предприниматели думали, куда идти дальше: расширять производство или улучшать качество. Выбрали второй вариант.

— Может, это как-то наивно звучит, но в этом бизнесе деньги не самоцель. Естественно, все финансовые составляющие я просчитываю очень серьезно, но для нас главное — заниматься тем, что нам нравится.

Свою косметику Вита и Александр возят на выставки: отправляют от Министерства культуры Карелии.

— Нас на уровне правительства признали брендом Карелии. Нашу продукцию дарят на встречах, переговорах, приглашают на все мероприятия. Когда тебя поддерживают наверху, это очень важно.

Silent lake стали официальным спонсором полумарафона Karjala. Сейчас косметику представляют в Торгово-промышленной палате в Москве.

Косметика Silent lake из Карелии

Вита еще и лицо бренда. Такой она была на полумарафоне. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Два года назад запустили линейку травяных чаев. Говорят, спрос огромный. Все, что успевают произвести, расходится сразу. Как и ко всему остальному, к чаю подошли основательно — собирали технологию у старожилов.

— Одни говорили, что кипрей надо вялить при небольшой температуре, но долго. Другие — запекать в печи, в подносах из красной глины при 200 градусах. Мы сделали оба варианта: «зеленый» и «черный». Подносы из красной глины заказывали специально: в железе вкус получается не тот.

Косметика Silent lake из Карелии

Баночки для чая заказывают на большом заводе в Китае. Только там смогли предложить достойное качество. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Скоро Вита и Александр презентуют новую линейку косметики на основе местных трав. К новому году выпустят на рынок совершенно новый продукт — карельские сласти: ягодный сахар на соке, вяленые ягоды, сухие ягоды с травами.

— Мы его год отрабатывали. Оказывается, так дорого делать сладости из натуральных ягод. Очень тяжело было поставить производство, чтобы это было выгодно нам и чтобы получился интересный продукт.

Проходят испытания и карельские приправы: еловые и сосновые иголки, листья смородины, белые грибы.

— Я теперь поняла, что этому конца и края нет. Раньше думала, что сделаем что-то и все: будем поспокойнее жить, ездить в отпуск. Нет. Чем дальше ты идешь, тем больше тебя это все захватывает. Это своего рода помешательство приятное. Но при этом важно сохранять здравый рассудок.


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да, песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

Хорошие карельские книги. Почти даром