Морошка в таблетках

В начале сентября компания «Ягоды Карелии» запустила производство сублимированной продукции. Теперь карельские ягоды можно попробовать в любое время года в виде полезного порошка или таблетки. Больше всего на заводе заинтересованы в популяризации морошки – в любом виде.

Памятник Владимиру Ульянову-Ленину у парадного подъезда фирмы «Ягоды Карелии» в Костомукше не убирают специально. Из уважения к истории. И вообще на предприятии работают патриоты, которые мечтают убедить россиян покупать нашу царскую ягоду — морошку. Сейчас почти всю морошку, собранную в Карелии, отправляют в виде очищенного и замороженного полуфабриката в Швецию и Финляндию.

Памятник Ильичу

Памятник Ильичу. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Мы вынуждены продавать им очищенное сырье. С готовым продуктом на свои рынки они не пускают. Любой финн возьмет свою банку варенья – хоть внутри и русская морошка. А русскую банку варенья не возьмет, — отметил управляющий директор компании «Ягоды Карелии» Александр Самохвалов. — Я хотел бы, чтобы нашу морошку покупали русские люди. Морошки не так много в мире растет, чтобы ее отправлять на экспорт. Я русский человек, патриот, убежден, что мы должны ее всю употреблять здесь.

Нектары и морсы производства фирмы "Ягоды Карелии"

Нектары и морсы производства фирмы «Ягоды Карелии». Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Для этого на предприятии освоили производство нектаров, джемов и варенья из морошки. Сегодня «Ягоды Карелии» — крупнейший в мире переработчик этого дикороса. Ежегодно десятки тонн царской ягоды на костомукшском предприятии превращаются в полезные продукты. Однако за рубеж отсюда увозят сотни тонн этой ягоды. В чем же причина, почему шведы и финны знают и любят варенье из морошки, а для многих россиян эта ягода до сих пор остается экзотикой или вовсе не знакомым продуктом? На «Ягодах Карелии» считают, что причины две: цена морошки и недостаточная ее популяризация.

— Среднестатистический покупатель в России проходит мимо наших нектаров и идет, например, к трехлитровым коробкам винного напитка за сто рублей. А наша продукция стоит на полках, — заявил директор по продажам Евгений Мишин. — Пока у нас есть только небольшой процент населения России, который потребляет нектары из морошки.

Евгений Мишин

Евгений Мишин. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Люди просто незнакомы с этой ягодой, — отметил Александр Самохвалов. — Финны и шведы любят этот продукт, потому что они живут там, где он растет. А наши люди в Краснодаре, Москве даже не знают, что это такое. И цена у морошки всегда выше, чем у других ягод, потому что ее очень сложно собирать. Если вы один раз увидите, как ягоды собирают на болоте поштучно, вопросов к стоимости у вас больше не возникнет.

Цена одной пол-литровой бутылки нектара из морошки производства «Ягод Карелии» в рознице доходит до 500 рублей. Понятно, что при такой стоимости готового продукта массовым в России он не станет никогда. И цена падать не будет, потому что количество и метод сбора царской ягоды в наших лесах кардинально не изменится. Выход один: постепенно переучивать потребителя. В том числе оптового. Пока у «Ягод Карелии» в России оптом закупают небольшие партии морошки. В основном она нужна в пекарнях и ресторанах. Один из самых экзотических потребителей – ресторан Ruski, расположенный в башне «Око» в Москва City на высоте 354 метров.

Переучивать потребителя на «Ягодах Карелии» собираются прежде всего за счет качества продукции. Уже много лет предприятию доверяют самые требовательные клиенты: «Вимм Билль Данн», «Макдоналдс», Danone, Pepsi, Mars. Для них костомукшане поставляют самые популярные наши ягоды: чернику, бруснику, клюкву.

В цеху "Ягод Карелии"

В цехе «Ягод Карелии». Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Наше предприятие — одно из немногих, сертифицированных по международному стандарту FSSC 22000. Это сертификат, который говорит о том, что наша система безопасности пищевой продукции и управления качеством отвечает самым жестким требованиям. Документ нам выдала компания SGS, аккредитованная такими гигантами как Pepsi, Coca-Cola, «Макдоналдс», — рассказал Евгений Мишин.

Специалисты компании SGS на «Ягоды Карелии» приезжают каждый год на пять дней и проверяют, можно ли по-прежнему доверять костомукшской фирме. Свои собственные аудиторские проверки здесь проводят представители транснациональных корпораций. Есть на предприятии и своя система контроля качества, которая касается всей линейки производства.

— У нас есть система, которая нам позволяет проследить весь путь конкретной партии ягод — от готового продукта, например бутылки Actimel с черникой, до десятикилограммового ящика ягод, который мы приняли из леса, — рассказали на предприятии. — Мы можем проследить, кто сдал ягоды, когда, какая была погода, кто принял. Если вдруг какая-то проблема будет с этой бутылкой Actimel, то мы до этого сборщика дойдем, и он с нами больше работать не будет.

Например, тем, кто собирает ягоды в лесу и сдает их в «Ягоды Карелии», нельзя пользоваться определенными видами средств от комаров. Каждый сборщик этой фирмы ознакомился с требованиями и расписался об этом в специальном журнале.

Партия брусники

Партия брусники . Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Морошка – одна из двух ягод, которые на предприятии чистят вручную. Вторая, еще более редкая и дорогая, — княженика. И в готовой продукции «Ягод Карелии» нет ничего, кроме ягод, воды и сахара. Управляющий директор Александр Самохвалов приводит в пример одного производителя черничного джема, розничная цена которого – 39 рублей. Такого просто не бывает, уверяет директор. Это означает, что в черничном джеме нет черники, а только пектин и другая химия.

— Мы, наверное, одни такие, кто в джемах не использует пектин, влагоудерживающие вещества. По цене мы проигрываем, конечно, но мы были и остаемся такими энтузиастами, кто продвигает здоровое питание. Мы продаем не пектин с водой, а ягоды. Вот в этом наша уникальность.

На предприятии постоянно думают о том, чтобы сохранить свою уникальность и расширить линейку продукции. В «Ягоды Карелии» уже вложены сотни миллионов рублей. А недавно в Костомукше совершили настоящий технологический прорыв — научились сублимации.

Справка

Сублимация (или возгонка) — переход вещества из твёрдого состояния в газообразное без пребывания в жидком состоянии.

Применительно к производству продуктов питания речь идет об усушке с максимальным сохранением полезных веществ. Яркий пример из повседневного быта – сублимированный кофе.

— Люди же пьют сублимированный Nescafe Gold? А как его готовят? Варят кофе, жидкость сублимируют, дальше мы дома просто разбавляем его водой и пьем, — рассказал Евгений Мишин. – А мы сублимируем ягоды. Для того чтобы круглый год у вас была возможность съесть горсть свежей черники. В виде такой таблетки.

Сублимированные ягоды Карелии

Сублимированные ягоды Карелии. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Коммерческая мысль предельно проста: сезон сбора уникальных северных ягод – 80-90 дней в году. Есть их хочется круглый год и чтоб сохранялись все полезные вещества. Для этого существует два способа: заморозка и сублимация. Первая не всегда удобна и дорога. Вторая практичнее и дешевле.

— Конечно, мы чувствуем себя частью уникального процесса, мы все причастны. За этой едой будущее, — заявила «Республике» сотрудник сублимационного производства «Ягод Карелии» Инна Фатеева. — Например, вы заходите в магазин и своему ребенку вместо вредного сахара покупаете эти конфеты, так сказать, таблетки из полезных порошков, в которых сохранены витамины и антоцианы.

Инна Фатеева

Инна Фатеева. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Наш продукт хорош своей компактностью. Например, в Арктику надо ягоды транспортировать или под воду людям доставить такой продукт, взлететь в небо с ним, или туристы пошли в горы – легче нести сублимированную, а не замороженную ягоду, — уверен директор сублимационного производства Павел Бузько. – При этом мы производим продукт, который сохранил полезные пищевые свойства в лучшем случае на 95%, а в худшем – 90%. Воздействию высоких температур продукт не подвергался, сохранил все поливитамины, витамины.

Павел Бузько

Павел Бузько. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

С момента коммерческой задумки до практического воплощения в Костомукше прошел добрый десяток лет. За это время «Ягоды Карелии» умудрились самостоятельно разработать и создать 32 промышленных установки для сублимации. Каждая – на 1,2 тонны ягод. На предприятии рассказали, что им пришлось очень тяжело – оборудование сложнейшее. Так, на рынке США каждая такая установка стоит порядка одного миллиона долларов. Зато теперь «Ягоды Карелии» стали еще более привлекательными для своих потребителей.

— Раньше как было: мы везем нашу чернику в Сербию, там ее сублимируют и везут в Nestle для каши «Быстров». Сейчас мы сублимируем у себя, — сказал директор по продажам «Ягод Карелии» Евгений Мишин. — Все клиенты, крупные транснациональные компании, которые ведут свою деятельность в России, очень ждут локального поставщика, полностью отвечающего их требованиям. Пока им приходится все сырье импортировать.

При сублимационном производстве находится лаборатория с экспериментальной установкой. Коллектив Павла Бузько постоянно пробует все новые и новые сочетания продуктов: морошка с имбирем, брусника с вороникой – вариантов бесчисленное множество. При этом сублимировать можно не только кофе или ягоды, но практически любые продукты. Например, на полке в лаборатории «Ягод Карелии» стоит банка сублимированных макарон с фаршем.

Главное — быть уверенным, что выбранный для сублимации продукт после процедуры сохранит максимум полезных качеств. Для этого в Костомукше сотрудничают с несколькими карельскими и петербургскими лабораториями.

Но сублимированные грибы и супы – это дело недалекого будущего. Пока на «Ягодах Карелии» есть задачи насущные. И одна из первых – увеличить продажи морошки и изделий из нее на внутреннем рынке.

— Я думаю, что ситуацию удастся переломить. Отличный пример с брусникой. В начале 2000-х годов она в России не продавалась, вся уезжала на экспорт. Только потому, что мы здесь сделали производство и продаем большую часть ягод внутри страны, мы популяризировали потребление брусники. Это хорошо. Я думаю, что и с морошкой будет то же самое. Думаю, наступит день, когда ее на всех желающих просто не хватит.

Еще один инструмент, который может помочь в популяризации карельских лесных ягод, — система добровольной сертификации и лицензирования под брендом «Сделано в Карелии». Ее запустили под руководством главы республики Артура Парфенчикова. Уже шесть предприятий в нашем регионе получили право маркировать свою продукцию этим товарным знаком. На «Ягодах Карелии» почти все готово к тому, чтобы стать седьмыми.

Бренд "Сделано в Карелии"

Бренд «Сделано в Карелии»

— Нам бы очень хотелось реализовать эту идею в федеральных сетях. Чтобы те магазины, которые работают в Карелии, обязали иметь полку с нашими товарами, — рассказал Евгений Мишин.

Возможно, нектары и джемы из морошки под брендом «Сделано в Карелии» станут немного дешевле — в республике снизили тарифы на электроэнергию. До недавнего времени за один киловатт здесь отдавали по 10 рублей (на соседнем ГОКе платят по одному рублю). Сейчас стоимость электроэнергии на «Ягодах Карелии» стоит вдвое меньше — около пяти рублей за один кВт. За это на предприятии также благодарны нынешнему руководству республики.

Александр Самохвалов и Артур Парфенчиков

Александр Самохвалов и Артур Парфенчиков. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Хорошие карельские книги. Почти даром