Марсианские воды

В феврале Пётр «поездом» выезжал в сторону Олонца — на воды. Ехал со свитой, пить и гулять (на свежем воздухе). Подписывать исторические указы и позировать для портрета. Накануне 300-летия первого российского курорта мы припали к историческому целебному источнику с директором Национального музея Карелии Михаилом Гольденбергом.

Прогуливаясь при питии марциальных вод, Пётр сказал своему лейб-медику: «Врачую тело свое водами, а под­данных примерами. И в том, и в другом исцеление вижу медленное, всё решит время, на Бога полагаю надежду» (из рассказа приближенного царя, ученого и механика Андрея Константиновича Нартова).

Мы отправились на воды с Михаилом Гольденбергом, директором Национального музея Карелии. «Марциальные воды» — его епархия, музей первого российского курорта — филиал Национального.

Прогуливаясь по царскому маршруту, Михаил Леонидович рассказывает:

— Удивительно, но у нас здесь, в Карелии, появился первый в России курорт. Основан Петром Великим 20 марта 1719 года. Царь подписал указ о создании курорта и дал ему имя: «Марциальные воды» (тогда еще говорили — Марсовы воды). В честь Марса, бога железа, бога войны. Петр, конечно, знал, что местная вода очень богата железом.

Война в те годы шла Северная, со шведами. И курорт наш, и Петрозаводск — дети той войны. Можно сказать, что железо Карелию разбудило. Восемнадцатый век — век железа, век механики, век пара. И мимо наших мест он не прошел.

Офорт "Пушкари", 1982. Автор Б. Акбулатов. Бумага плотная, печать авторская. Из собрания Национального музея Республики Карелия. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Офорт «Пушкари», 1982. Автор Б. Акбулатов. Бумага плотная, печать авторская. Из собрания Национального музея Республики Карелия. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Первым лечебные свойства местной воды обнаружил молотовой работник Кончезерского завода Иван Ребоев, скорбевший сердечной болезнью. Раньше «чуть жив волочился», а попил водички — отпустило.

Доложил о том Ребоев «господину плавильщику Мартыну Михайловичу», тот — «господину артиллерии Полковнику и Коменданту Вилиму Ивановичу Геннину». Геннин доложил царю.

— Воду для начала протестировали, — продолжает Михаил Леонидович. — Доктор Эрскин не мог вот так взять и утвердить целебный источник для императорского питья. Вы же понимаете, ответственное было дело. Вначале воду опробовали на десяти солдатах — солдатам стало лучше. И уж только потом был вынесен вердикт, что царю «марсова» вода показана.

Из медицинских журналов:

«Барабанщик Нижегородского полку Иван Шарапов имел кровавый понос 6 месяцев, зело отчего изнемог, и был бессилен, к тому же и цвет в лице изменился и стал блед. И от 27 генваря тех вод повседневно до 18 февраля пил и получил себе от того полное здравие.

Семен Лихачев, солдат Олонецкого баталиона, имел 6 месяцев болезнь во утробе и удушье, и все тело его было желто, и когда 18 дней оной воды пил, получил совершенное здравие.

Иван Елисеев имел некакую в правом боку извнутри жестокость три года, и немалое колотье в левой холке, и когда оной несколько дней пил, и та жестокость изошла вся, и не услышал более болезни».

Дело сделалось, деревню начали готовить к приезду царя. Построили четыре деревянных дворца: тот, что располагался ближе всех к источнику, для Петра. Возле источника установили мемориальную доску:

«Сей источник исцелительной марциальной воды сыскан для пользы его царского величества Петра Первого императора всея российского и для прочей всенародной пользы тщением и искусством его величества всенижайшего раба артиллерии полковника и коменданта Олонецкого господина Георгия Вильгельма Геннина рождение его в Насосиген и помянутой источник объявлен в прошлом 1716 году».

Ребоева прокатили. Но молотобоец в поисках справедливости отправил челобитную царю, где и рассказал всю историю. Царь на челобитной начертал:

«За объявление сего, что первой знак лечения на нем означился, освобождается он и дом его землею, чем владеет, от всех работ и податей на медных заводах. Петр».

И три рубля еще Ребоеву дали. Но мемориальную доску оставили как есть.

 

И стал Пётр ездить на воды — приезжал сюда четырежды, по зиме. Провел на курорте в общей сложности 92 дня.

— Петр болел. И вообще был ходячей медицинской энциклопедией, — продолжает Михаил Гольденберг. — Человек с рождения много пережил, многое видел, жил в сложной обстановке. Ему самому пришлось рубить головы стрельцам — после казней появился нервный тик. Ну и руководить Россией — это, знаете, здоровья не прибавляет.

Несколько лет подряд Петр ездил пить минеральную воду в Европу: в Баден, Карлсбад, Бад-Пирмонт, Спа в Бельгии. Мы сейчас составляем царскую курортную карту — скоро она появится в основной экспозиции Национального музея, буквально к юбилею нашего курорта.

Уже сейчас можно сказать: пил Петр везде. Но что удивительно, именно здесь, в «Марциальных водах», ему становилось лучше. Еще и молитва помогала: на водах по распоряжению Петра и по его плану построили церковь. Церковь невиданную, «иностранку». Видимо, в расчете на визиты западных курортников.

Церковь Апостола Петра и сегодня стоит в «Марциальных водах».

— Уникальный факт: здесь царь стал еще и лекарем, — продолжает Гольденберг. — Здесь он написал Докторские правила, лечебник. Дал точные указания, как именно марциальную воду надлежит употреблять. Ну, и каким вином или водкой запивать: рюмки три вина Бургондского или Рейнвейну к обеду позволялось. Вот такой был это врач.

Из «Правил докторских, как при оных водах поступать»:

«Надлежит те воды по утрам рано употреблять таким образом, чтоб в два или три часа определенную меру… скончать и, потом, конечно, еще три часа не обедать…

Непотребные пищи весьма запрещаются вкушать: всякое соленое, кислое, копченое мясо; такожде всякие как соленые, так и свежие рыбы, молоко, масленые кушанья, огурцы, капуста, репа, чеснок, лук, редька, грибы, грузди, в употреблении тех вод делают великий вред, а наипаче летом земляницу, черницу и прочие ягоды или горох, бобы, морковь и прочие овощи есть також весьма запрещается, как свежие, так и соленые.

По вечерам ужинать понемногу позволяется, однако так, чтоб после ужина часа два или три, еще не спать, а лучше тому воды будут действовать, кто не будет ужинать.

После обеда вовсе спать запрещается, промеж обедом и ужином от крайней жажды стакана два или три полпива, или легкого пива выпить можно».

Крайней жажды мы не испытывали, потому ограничились лишь целебною водою из источника № 4.

— Есть факты, которые должны Карелию приподнимать, — считает Михаил Гольденберг. — Едва ли в России есть такое место, куда Петр Великий приезжал четыре раза за последние пять лет жизни. Подсчитано: он тут провел 92 дня. С правительством, с вельможами крупными, птенцами гнезда петрова. Отсюда шли указы, здесь во многом решалась судьба России. Если говорить аллегорически, в восемнадцатом веке «Марциальные воды» девяносто два дня были столицей России.